«Толерантность» у нас работает только в одну сторону

В Петербурге опять произошла межнациональная стычка. Но в криминальных сводках о ней не сказано ни слова. Драку с поножовщиной, которую устроили представители туркменской диаспоры местным ребятам, называют очередным «бытовым конфликтом». Трое петербуржцев едва не отправились на тот свет. Но задержанных буквально по кровавым следам пятерых туркменов отпустили на следующий день. Под арестом находится только один нападавший — Ильяс Юфшанов. Как оказалось, диким побоищем он вместе с друзьями отпраздновал свой день рождения

Под нож угодил даже полицейский!

— Наших сыновей резали как свиней! — возмущается Тамара Щаникова, мама 24-летнего Евгения, который лежит сейчас в Александровской больнице с проникающим ножевым ранением в живот и резаной раной руки. В одной палате с ним находится и его друг — Артем Аникин. Ему досталось больше всех. Артем выжил чудом. Парню дважды проткнули ножом правое легкое, сломали несколько ребер, исполосовали спину, перерезали бедренную артерию.

— Врачи сказали, что из пяти литров крови я потерял три, — рассказал Артем корреспонденту «МК» в Питере» уже в больнице.

Артем не говорит, что когда ему делали операцию на легком, он 2,5 минуты был в состоянии клинической смерти… Все родственники и друзья сдавали для него кровь.

Третий друг, 23-летний Сергей Николаев, с тяжелым ранением руки лежит в медсанчасти МВД. Он действующий сотрудник полиции.

Сигарета или жизнь

Все случилось около двух часов ночи 20 сентября у дома № 20 по Индустриальному проспекту. Трое парней, знакомые с детства и живущие в одном доме, встретились после работы.

— Мы взяли по бутылке пива, подошли к парадной, где живет Сергей Николаев. Стояли, разговаривали, — рассказывает Евгений Щаников. — С нами была еще наша общая подруга Яна Петрова. Мимо нас проходили два нерусских парня, громко смеялись, было видно, что они пьяны. «Эй вы! Сигареты есть?» — крикнул один из них. Мы ответили, что сигарет нет. «Бомжи, что ли?» — засмеялись они. Мы им в ответ: «На себя посмотрите, ходите тут, «стреляете». Они что-то ответили неразборчиво, но мы особенно и не вникали.

А спустя несколько минут ребята услышали чьи-то крики.

— Навстречу нам бежали восемь человек, — говорит Евгений Щаников. — Первого ножом ударили меня. Прямо в живот. Все произошло мгновенно. Я даже ничего не успел толком понять. Нападавшие почти ничего не говорили.

Завязалась потасовка. Увидев кровь на руках у Евгения, туркмены прокричали: «Сваливаем!»

Но вскоре драка возобновилась вновь — уже с утроенной силой. По словам пострадавших, складные ножи достали сразу несколько уроженцев Туркмении.

Распяли ножами

Одни молодчики побежали в сторону Ленской улицы, другие — на Хасанскую. За ними бросились вдогонку Сергей Николаев и Артем Аникин.

— Мы хотели поймать хотя бы одного человека, потому что порезали Женю, — объясняет Артем Аникин. — Но поймали нас. Они нас встретили за углом и набросились все скопом, крича при этом: «Валим до конца!»

Яна Петрова почти в животном ужасе наблюдала за резней.

— Я хватала их (туркменов. — Ред.) за куртки, кричала, звала на помощь, — рассказывает девушка. — Но они на меня никакого внимания не обращали.

— Меня окружили человек пять. И начали наносить удары ножом — один за другим, — говорит Артем — он парень физически крепкий, может быть, и дал бы отпор нападавшим, но против ножей оказался бессилен.

В это время, по словам Яны, два человека держали за руки Сергея Николаева, третий методично полосовал ему спину ножом. Потом разрезал руку от плеча до локтя — до костей.

— Его словно распяли, — негодует Евгений Щаников.

Артем успел откинуть от Сергея несколько человек. Но после того как из ноги фонтаном брызнула кровь, упал на землю.

— Артема добивали ногами! Прыгали на нем, — хором говорят друзья.

Только после того как Артем и Сергей упали, теряя сознание, нападавшие покинули место преступления.

— Они не бежали, а именно ушли, спокойным шагом, — подчеркивает Яна.

Троих отпустили, одного потеряли

Скорую помощь ждали долго, почти 40 минут. На шум из дома выбежали родители ребят. Перевязали истекавшего кровью Артема. Евгений и Сергей в состоянии шока еще держались на ногах.

— Зато полиция приехала быстро, — рассказывает Евгений. — Минут через 10–15 прибыли три экипажа.

Полицейские, объехав район, тут же задержали пятерых человек. По словам очевидцев, у всех были руки в крови.

— Когда их привезли на место преступления, нас с Артемом уже забирали в скорую, — говорит Евгений Щаников.

Сергей Николаев был еще в сознании. Он всех и опознал — прямо в полицейском уазике. Но почему-то до отделения полиции из пятерых задержанных доехали только четверо.

— Одного человека тут же отпустили, — рассказывает Сергей Николаев. — Я не понимаю: почему? Ведь я всех узнал!

Впрочем, по официальной версии, задержанного не отпустили, а якобы он убежал сам…

Яна Петрова как главный свидетель тоже дала показания. Но, видимо, напрасно. Потому что через два дня ребята узнали, что отпустили на свободу еще трех туркмен.

Диаспора своих не бросает

По факту произошедшего было возбуждено уголовное дело по статье УК РФ «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью». В деле всего один подозреваемый. 22-летний Ильяс Юфшанов. Гражданин Туркменистана, студент Северо-Западного заочного технического университета. 19 сентября он отмечал свой день рождения. Пригласил друзей, сокурсников по университету. Чтобы было дальше, предположить нетрудно. Гости выпили. Потом двое пошли за добавкой к ближайшему ларьку. По дороге прицепились к компании ребят. Оскорбились тем, что им не дали сигарету. Позвали на помощь остальных. Дальше последовала кровавая бессмысленная резня.

Судя по тому, что были отпущены друзья Юфшанова (по данным полиции, все они тоже студенты того же технического вуза), следствие полагает, что трех здоровых парней перочинным ножиком порезал один Ильяс…

Примечательно, что за студента уже вступилась туркменская диаспора. Письмо с положительными характеристиками пришло в следственный отдел УВД Красногвардейского района.

— А теперь нам говорят, что уже нашли какую-то женщину, которая якобы дала свидетельские показания, что мы были пьяные и бросались бутылками в одного студентика, а он нас за это взял и всех троих порезал ножом, — рассказывают пострадавшие ребята.

За неделю в этом уголовном деле поменялось уже два следователя. Один отпустил троих подозреваемых (напомним, четвертый то ли бежал сам, то ли также был отпущен с миром). Теперь второй следователь разбирается в мотивах этого процессуального действа. Вновь опрашивает пострадавших и свидетелей.

А родители раненых ребят ходят по инстанциям, пытаясь добиться справедливости. Пишут жалобу в прокуратуру на решение следствия.

— Мне говорят теперь, что людей, покалечивших моего сына и отпущенных на свободу, вновь будут искать, — недоумевает Тамара Щаникова. — Мол, у полиции есть их паспортные данные… Но зачем тогда их было отпускать?

Сценарий один — жертвы разные

Нападение на Индустриальном проспекте чуть ли не в деталях скопировало события, гремевшие все лето в Ленинградской области. И в поселке Кобралово Гатчинского района, и в городе Никольском, и в Невской Дубровке Всеволожского района межнациональные стычки происходили из-за какого-то пустяшного повода: кто-то косо посмотрел, кто-то сделал замечание громко говорившей девушке-узбечке… Одно неосторожное слово — и на помощь оскорбленным представителям нацменьшинств (в описываемых случаях — азербайджанцам, узбекам, дагестанцам, а теперь и туркменам) толпой бегут родственники и друзья, вооруженные бейсбольными битами, как в Невской Дубровке, или ножами, как на Индустриальном проспекте в Питере. Это чудо, что 20 сентября никого из ребят не убили. Ведь судя по тому, как вели себя нападавшие — окружили жертв кольцом, сразу пустили в ход ножи, добивали лежачих, — питерцев именно УБИВАЛИ.

Сейчас, когда на свободе гуляют четверо из нападавших (это только те, чьи имена известны следствию), развивается стандартный уже сценарий: за Ильяса Юфшанова вступается все туркменское землячество, вина за случившееся уже перекладывается на раненых парней — мол, сами спровоцировали драку. Опять же не то сказали, не так посмотрели.

Межнациональная ситуация в городе накаляется, это очевидно. И резня на Индустриальном проспекте — один из сигналов. Но власти стыдливо обходят эту тему стороной, умоляя журналистов «не накалять». Заметим, что никто из пострадавших петербуржцев не придерживается радикальных националистических взглядов. Обычные мирные люди. Евгений Щаников и Артем Аникин и живут в одном доме, и работают вместе — в компании, известном в городе интернет-провайдере. Сергей Николаев вообще сотрудник полиции, работает водителем в одном из УВД города. Все произошедшее с ними они воспринимают как чудовищную нелепость. Но что-то в последнее время таких «нелепостей» в Петербурге и его окрестностях стало многовато.

А в это время

Азербайджанское правосудие для Всеволожского района

В поселке Дубровка Всеволожского района межнациональная драка, расцененная правоохранительными органами как бытовая, случилась в начале июля этого года (см. «Плацдарм ненависти», номер «МК» в Питере от 13 июля 2011 г.). Речь в публикации шла о ситуации в поселке, которым уже несколько лет управляет азербайджанец Саяд оглы Алиев и где проживает влиятельная узбекская семья Сахаровых. Члены этой семьи и спровоцировали конфликт с местным населением.

Напомним, конфликт начался с перепалки в автобусе — 20-летний Антон Шрайнер сделал замечание юной узбечке, та громко смеялась и разговаривала. Девушка обиделась и позвала на помощь своих братьев. Те пришли на разборки с битой. Все в итоге закончилось массовой дракой, в которой участвовали по меньшей мере 15 человек. Дрались стенка на стенку. С одной стороны — четыре узбека и два азербайджанца-самбиста, с другой — восемь местных парней. Итог побоища — трое раненых. Узбек Фарход Данияров угодил в реанимацию с переломом шейного отдела позвоночника. Два друга, Антон Шрайнер и Андрей Корнев, тоже оказались в больнице — один с сотрясением головного мозга, второй — с открытыми ранами головы и ушибами.

Но, судя по всему, зачинщики уйдут от ответственности. Расследование уголовного дела взято под контроль Всеволожской городской прокуратурой. В августе в пресс-службе прокуратуры Ленобласти заявили, что межнационального мотива в этом деле не выявлено. Обвинение по ст. 111, ч. 1 «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» пока предъявлено только одному участнику драки — Андрею Корневу, ему грозит до 7 лет заключения. О состоянии Фархода Даниярова в данный момент точно ничего не известно. В Дубровке ходят слухи, что его здоровью ничего не угрожает, якобы родители его прячут, а следователи при допросах специально нагнетают ситуацию: будто бы Данияров в больнице и может умереть, а вы тут «не хотите с нами откровенничать».

Родители местных ребят считают, что следствие не собирается всерьез разбираться в ситуации и наказывать действительно виновных людей. В качестве аргумента они приводят список фамилий, от которых, по их мнению, зависят результаты расследования.

Начальником следственного отдела Всеволожского района является Мурад Магирович Джавадов. Следственную группу по данному делу возглавляет Тамерлан Юрьевич Караев. Глава МО «Дубровское городское поселение» — Саяд Исбар-оглы Алиев, а племянник Алиева — Интигам Илтизам-оглы Джавадов. Вероятно, исход этого дела уже предрешен. Как показывает опыт последнего времени, всегда, при любых обстоятельствах землячества встают на сторону своих членов, будь те хоть трижды виноваты. Хваленая программа «Толерантность» у нас работает только в одну сторону.

 
Статья прочитана 1351 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173