Дети наших начальников будут начальниками наших детей

В первый день после выборов – 5 марта новый президент Владимир Путин занялся борьбой с коррупцией, что, впрочем, стало для него уже традиционным занятием. Путин поручил вице-премьеру Игорю Сечину «проработать вопрос» введения уголовной ответственности чиновников, управляющих госкомпаниями, за сокрытие информации о своих доходах и принадлежащих им «аффилированных структурах». Поводом для этого стал доклад Сечина о результатах проверки госкомпаний. В соответствии с новым законом, топ-менеджеры госкомпаний сдали правительству декларации о доходах своих и родственников, а сами компании – раскрыли информацию о том, кто является бенефициарами (конечными получателями дохода) фирм-партнеров, многие из которых зарегистрированы в оффшорах. В итоге, как долложил Сечин, было выявлено более 200 случаев сокрытия должностными лицами сведений об участии в коммерческих организациях.

Проверки были проведены в нефтегазовой, энергетической, банковской и транспортной сферах экономики России. При этом, по информации вице-премьера, только по двум госкомпаниям было зафиксировано договоров с оффшорными компаниями на 522 млрд рублей, а общее количество их фирм-партнеров насчитывает 9,8 тыс. компаний. Впрочем, как заявил Сечин, «ряд должностных лиц уже вышел из руководящих органов компаний, некоторые компании сами приняли соответствующие кадровые решения», видимо, имея в виду недавнюю серию громких отставок руководителей госпредприятий.

Сбором информации вместе с министерствами и надзорными органами занималась ФСБ, как рассказал «Ведомостям» источник «близкий к Минэнерго». По его словам, вся информация известна только узкому кругу людей, и вице-премьер Сечин «замыкает ее на себя», именно к нему стекаются все анкеты о доходах и данные о бенефициарах, а также доклады министерств. При этом вице-премьер попросил не делать электронных копий документов, чтобы избежать утечек. Потому что такая информация может стать инструментом для устранения конкурентов.

- Дело в том, что оффшоры в данном случае являются посредниками при покупке оборудования и комплектующих для этих госкомпаний, а также оказывают им разного рода услуги, – пояснил «СП» председатель экспертного совета «ОПОРы России», профессор Никита Кричевский. – Там присутствует интерес руководителей госкомпаний, но сами оффшоры служат «прокладками», через которые перекачиваются деньги. При этом большая часть денег идет на оплату этих товаров и услуг, но какая-то часть остается в оффшорах. Это обычная схема, по которой работают большинство госкомпаний. Причем, мы не можем знать, сколько реально стоила та продукция и услуги, которую госкомпании получили через оффшоры. К примеру, никто не говорит, сколько из этих 522 млрд рублей было потрачено, а сколько осталось в оффшорах. Для того, чтобы это понять, нужно проверять каждый договор и сравнивать с мировыми ценами. Ничего сложного в этом нет, было бы желание.

Ну а насчет проверки руководителей госкомпаний на участие в коммерческих структурах могу сказать, что они просто отстали от жизни. Сегодня это ничего не даст, потому что все уважающие себя госслужащие уже давно не пачкаются личным участием в каких-либо оффшорных схемах. Это делают другие люди, а расчеты осуществляются через оффшорные счета.

—————————————–

В докладе «Власть Семей-2011. Правительство», опубликованного на портале Election 2012.ru, говорится о 20 семейных кланах высших чиновников, контролирующих экономику России. Главная цель доклада собрать всю доступную информацию, касающуюся бизнес-связей членов российского правительства, и особенно их ближайших родственников, говорится в аннотации к докладу. Как утверждают авторы доклада, российские министры, а также их родственники и ближайшие друзья поставлены на контроль ключевых денежных потоков, которые из российского бюджета плавно и массово перетекают в частные карманы, чаще всего в оффшорные, и этот «прикормленный» бизнес процветает за счет госсредств. «По сути, мы имеем дело примерно с 50 семьями высших чиновников и бизнесменов, которые подмяли под себя не только нефть и другие полезные ископаемые, но и выстроили финансовые потоки так, чтобы они попадали в карман семьи, в своеобразный «общак». Использование криминальной лексики тут оправдано: в докладе вы увидите информацию, которая показывает четкую связь некоторых членов кабинета министров с уголовным миром», – говорится в предисловии.

И этот доклад, большинство данных которого легко перепроверить даже по официальным источникам, можно хоть сейчас положить в основу расследований и проверок по поводу деятелей правительства – было бы желание. В докладе упоминаются уголовные дела, которые были прекращены и закрыты. Будет ли когда-либо проведено официальное полноценное расследование в отношении бизнеса членов правительства и их родственников – покажет время. Может быть Сечин в этом поможет? Кстати, нужно отдать должное, что ни сам вице-премьер Сечин, ни члены его семьи или родственники «в связях, порочащих его не замечены».

Зато сын другого вице-премьера – Сергея Иванова, стал зампредом правления «Газпромбанка» уже в 24 года, а спустя еще шесть лет Иванов-младший возглавил правление квазигосударственной страховой компании «Согаз» – дочерней компании «Газпрома». При этом его заместителем в «Согазе» служит Михаил Путин, который, по информации русской службы ВВС, является сыном двоюродного брата Владимира Путина.

А другой сын Иванова – руководитель управления ВЭБа. Там же, только на должности зампредправления, трудится сын бывшего премьера Петр Фрадков. Причем, его взяли на работу в столь престижный банк еще в 22 года, и сразу на должность эксперта первой категории, а затем он стал заместителем представителя ВЭБа в США.

Сын бывшего главы Минпрома – Владимир Христенко, в «нежном возрасте» 25 лет стал гендиректором ЧТПЗ – одной из четырех крупнейших трубопрокатных компаний в России, которая поставляет трубы крупнейшим энергетическим монополиям. А сын бывшего главы ФСБ Андрей Патрушев буквально на днях назначен первым заместителем гендиректора российско-вьетнамской нефтедобывающей компании «Вьетсовпетро», в которой равными долями владеют правительства обеих стран. Конечно, он немного постарше, но свою первую высокую должность Андрей Патрушев-младший получил тоже в 25 лет, когда стал советником предсовета директоров «Роснефти» Игоря Сечина. И в том же 2006 году старший сын Патрушева – Дмитрий, был назначен вице-президентом ВТБ, а потом сменил это кресло на кабинет предправления «Россельхозбанка». Вот и выходит, что яблоки от яблонь падают недалеко, притом – еще зелеными. Так кого же будет «разоблачать» всемогущий Сечин, может, своего бывшего советника для начала?

 
Статья прочитана 734 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173