Станислав Белковский: Сирота Путин хотел, чтобы его усыновила Америка

Сама методология взаимодействия Владимира Путина и Дмитрия Медведева, безусловно, описана в Библии, – рассуждает политолог Станислав Белковский на радио «Эхо Москвы». – Это отец и сын, да? Отец же должен распять был сына? Распял. Воскресить должен был – воскресил. И, ну, собственно, Дмитрий Анатольевич повисел немножко на кресте, правда, сам этого не поняв. Разбойников там полно, их не двое, значительно больше – с этим проблем нет ни малейших ни у Дмитрия Анатольевича, ни у Владимира Владимировича. Поэтому, конечно, вот этот тандем – он существует, кто бы что ни говорил, это тандем отца и сына.

Сын может раздражать отца и часто раздражать, но от этого он не перестает быть сыном, то есть не перестает быть тем, перед кем у отца есть системообразующие фундаментальные обязательства. Поэтому, конечно, Путин готовит в 2018 году своим преемником снова Медведева…

Я вам как психотерапевт уже, хочу сказать, что основная черта Владимира Владимировича – это сиротство.

Понимаете, вот этот закон Димы Яковлева, если анализировать его не с политической точки зрения, а с личностной, с точки зрения психологии того человека, который его пролоббировал вопреки всему и вопреки даже многим собственным чиновникам типа Сергея Лаврова, Ольги Голодец, некоторых других, которые выступали против закона, презрев бюрократический этикет, требующий беспрекословно подчиняться президенту.

Понимаете, он – сирота… То есть там есть проблема, связанная с неустановленным отцовством Владимира Владимировича… Он с детства ощущал себя сиротой. И если мы посмотрим на отношения Путин-Собчак (Анатолий Александрович), Путин-Ельцин – это отношения неустановленного отцовства.

Путин всегда искал отца. Он – сирота по духу. Он нашел отца в Собчаке, но Собчак Анатолий Александрович, к сожалению, умер. Он нашел отца в Ельцине, и Ельцин сделал его президентом как сына, потому что Ельцин мечтал о сыне всегда (у него было 2 дочери). И эта ситуация абсолютно симметричная. Меня удивляет, что никто не обращает на это внимания: как у Ельцина было 2 дочери, так и у Путина 2 дочери и мечта о сыне. И, вот, он нашел сына – это Медведев. Поэтому говорить о том, что Путин просто уберет Медведева – нет, он будет унижать Медведева, он будет третировать Медведева, он будет кричать «Покажи дневник!»

«Двойка где? Чего, что? Кошмар, ужас! пойду в школу. Где завуч?» Но это не значит, что он хочет уничтожить Медведева. Он хочет ему счастья, и поэтому, конечно, Медведев останется при Путине как сын.

И это сиротство сблизило его с Абрамовичем Романом Аркадьевичем, тем самым человеком, который сыграл решающую роль в конечном решении вопроса о том, кто будет преемником Бориса Ельцина, потому что Абрамович – тоже сирота. И вот этот сиротский закон, запрещающий усыновлять американцам русских сирот – это абсолютное внутреннее глубочайшее выражение этого путинского сиротства, потому что его не усыновила Америка! Он очень хотел быть американским сыном, он, когда приезжал в первый раз еще на саммит в Окленде в 2000 году, он смотрел на Клинтона с восхищением. Это было видно. И, вот, Америка его не усыновила. Не усыновила его Америка, она его отвергла.

Америка не усыновила Путина, то есть она не признала его легитимной фигурой… Это страшная обида, это страшный комплекс и травма, поэтому он не даст Америке усыновить и всех остальных русских.

 
Статья прочитана 516 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173