Елена Токарева: Разочарование Большого театра

Вот и состоялось торжественное открытие Большого театра.

Мыслилось оно как слияние через колючую проволоку официального искусства власти и народа.

То есть: в театре – номенклатура, а через полтора километра в отдалении “дырявая обувь, а в шляпе – цветок, на улице пляшет народ простой”.

Такое вот слияние в патриотическом угаре планировалось. Но что-то сломалось в народе. Народ глазеть не пришел. У вас – своя компания, у нас – своя.

Именно номенклатура составила основной контингент театралов, которые были приглашены на бесконечно нудный концерт, которым ознаменовалось открытие. Действительно,открытие планировалось как сугубо номенклатурное мероприятие, с концертом по пригласительным билетам. Их распределяла Администрация президента.Большой театр, конечно, хотел заработать денег на этом деле, и в Интернете появился прайс-лист на заказ билетов. Он ужаснул даже бывалых: цена в партер доходила до 2 млн рублей. По-видимому, администрация Большого рассчитывала на наплыв олигархов, которым было бы лестно посидеть рядом с номенклатурой. Но, скорее всего, этот гешефт не состоялся. Мало кто из мира бизнеса может выдержать трехчасовой нудный концерт.

За два миллиона любую балерину можно выписать к себе на дачу на год. Да и номенклатура продается по сходной цене. Прайс-лист был обсмеян блогерами в ЖЖ, и администрация Большого смущенно дезавуировала свои цены, объявив, что “самый дорогой билет стоит 50 000 рублей”.

Оцеплен ОМОНом и огражден металлическими ограждениями был не только сам Большой театр, но и весь огромный театральный квартал. Закрыты для прохода все близлежащие переулки. Перекрыты выходы со станции метро “Театральная”. Ни к Малому театру, ни к Детскому, ни к Большому подойти было нельзя.

Может быть, спецслужбы получили сведения, что наши друзья с Кавказа готовят теракт? Что они опять недовольны количеством денег, которые им выделяют?

Снайперы расположились у окон близлежащих театров.

Скверик у Большого театра был трагически пуст. По нему метался в одиночестве один правительственный оператор. Торжественный проход в театр по красной ковровой дорожке российской номенклатуры уже состоялся, и оператору делать было нечего.

Уместным показалось постановщикам концерта открыть его хором “Славься” Михаила Ивановича Глинки из оперы “Жизнь за царя” (“Иван Сусанин”). Ее восстановили на сцене Большого по указанию Сталина.

Вся атрибутика загнивающей империи была соблюдена.

И даже придавленный декорациями рабочий – невинная жертва обычного российского бардака ознаменовал это бюрократическое открытие еще одного «торта». Первым московским «тортом» с канделябрами и кремовыми розочками считается Храм Христа-спасителя, который так и не спас Лужкова от репрессий, которые начались спустя год после его отставки.

Большой театр, реконструированный также Лужковым, украшенный пластмассовой «лепниной», фальшивыми люстрами, – это второй новодельный «торт» на Москве.

Как уже было сказано, полицейские власти Москвы ожидали большого наплыва простых граждан, москвичей, наконец, гастарбайтеров, которые по замыслу властей, должны приобщаться к высокой русской культуре, – всех этих простолюдинов, растроганных большим историческим событием. Ну, и через бинокль поглазеть на туфли номненклатуры, которая торжественно идет по ковровой дорожке в театр через парадный вход. На Западе народ же ходит на такие зрелища!

Но тут в столице РФ этот фокус не прошел.

Может быть, людей оскорбило наличие тюремной охраны, автозаки, ограждения, обстановка чумной эпидемии? И народ предпочел в пятничный вечер бары и рестораны, которых достаточно в Москве?

Может быть, помпезный гала-концерт не привлек любителей развлечений. К тому же, взирать из-за спины вертухая, как Захарова тянет ножку, могло показаться самодостаточным москвичам оскорбительным. А гастарбайтерам вообще неинтересно, хотя в сталинские времена передовикам производства и медалистам ВДНХ выделяли билеты даже в партер на такие концерты в Большой. А в антракте свинарка и пастух пили ситро в буфете.

Но в этот раз решили обойтись без свинарки и пастуха. И даже путинскую ткачиху из Иванова, фанатку “Единой России” не пригласили.

Как суммарное для всего народа открытие Большого театра не состоялось. Слияния масс с властью не произошло. Открытие Большого превратилось в номенклатурное по содержанию и строго тюремное по форме мероприятие.

Сотни ОМОНовцев окружили весь квартал, заполонили все переулки, обнесли металлическими ограждениями все вокруг. Повсюду воняли и чадили выхлопными газами ОМОНОвские автобусы, куда обычно заталкивают нарушителей порядка. Дышать было трудно.

Фотографы не могли взять ни одного кадра без ограждений и ментов с их «газенвагенами».

Чтобы подойти к экранам, на которых транслировались номера гала-концерта, надо было обходить здание так и не работающей, не освещенной огнями гостиницы Москва, и у самой станции «Площадь революции» – входить в сквер у Карла Маркса. Именно у Карла и были поставлены экраны для народа. Сквер тоже был обнесен металлическими заграждениями и оцеплен милиционерами. На входе стояли рамки. Скверик у Маркса был скорее пуст. Человек сто пришло. Милиционеры были откровенно смущены своим присутствием. И даже оправдывались, мол, мы люди подневольные…

- Откройте сумочку, – дежурно попросил мент. И вдруг сказал: “А! не открывайте!”

В сквере – подружиться с искусством строгого режима пришло немного людей. Из которых половина были журналисты и фотографы. Но ни хороших интервью, ни радостных снимков не вышло. Обыватели отворачивали лица, будто стыдились, что пришли сюда, на это позорище.

Москва забила большой осиновый кол на открытие Большого театра.

Получилось все довольно похабно.

РИА Новости написало удивительный репортаж об этом событии:

“На открытие театра после реконструкции также прибыли первый вице-премьер Игорь Шувалов, спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, руководитель МХТ им. Чехова Олег Табков, Михаил Горбачев с женой. В числе гостей — экс-премьер Михаил Фрадков, министр культуры Александр Авдеев, певица Елена Образцова, руководитель Большой театр Большого симфонического оркестра Федосеев, патриарх всея Руси Алексий II.”

Сейчас эту информацию они удалили и принесли извинения…

Как получилось у журналистов, что воскресли сразу два лица: жена Михаила Горбачева и Патриарх Алексий II?

Блеск фальшивого величия он всюду, даже в официальных репортажах.

В довершение этой тюремной комедии, во время концерта в Большом в 22 часа рухнули декорации и придавили рабочего…

Жаль. Рабочий явно не виноват.

 
Статья прочитана 748 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173