Юрий Нерсесов: Гельминт на сковородке. Главный куратор дегенеративного искусства России показал уязвимые места своей фауны

Загадив Пермский край при поддержке прогрессивного демократа – губернатора Олега Чиркунова и отправившись пакостить в Краснодарском крае при содействии стойкого патриота – губернатора Александра Ткачева и примкнувшего к нему протоиерея Всеволода Чаплина, основатель галереи имени себя Марат Гельман оскорблен в лучших чувствах. Совсем недавно Маратушка был бодр и весел, радовал нас то обезьяной в гимнастерке и орденах ветерана Великой Отечественной войны, то моделями православных храмов с куполами из клизм. А ныне заслуженного кремлевского пиарщика, члена Общественной палаты и немножко оппозиционера жестоко обидели.

Какой негодяй посмел испортить настроение такому человеку? Ведь речь идет не о хрене с бугра, а о сыне заслуженного драматурга, члена ЦК КПСС, Александра Исааковича Гельмана, который в брежневские времена писал пьесы про передовых парторгов, а в ельцинские – призывал давить поганых коммуняк не жалея. Это же таки почти аристократы с наследственным доступом к корыту вертикали власти!

Обидел Марата Александровича фашиствующий гопник, надругавшийся над поставленным под руководством Гельмана памятником скарабею катящему шар навоза. Неизвестная пакостливая рука накарябала на жуке свастику, а шар украсила могендовидом, числом 666 и надписью «жиды». Гельман возмутился, но читатели его блога вместо сочувствия заклеймили его как замшелого ретрограда.

«Это же выражение свободных художественных замыслов жителей Перми, вдохновлённых тем, что «Пермь – культурная столица Европы». – Разъяснил patryot2010. – Просто жители города решили несколько усовершенствовать данную композицию исходя из своих творческих соображений и организовали небольшой перформанс. На взгляд многих жителей нашего города так арт-объект выглядит намного лучше! Марат, не будьте ханжой и ретроградом, позвольте людям свободно выражать свои мысли!»

«Вот же ты мракобес Марат. – Упрекнул Гельмана rakis_45. – Это чОткий перфоменс».

«Это акт современного искусства. – Сделал вывод ammosov. – Впрочем, филистерам и академистам вроде вас не понять. Отсталые вы люди. Деревня».

«Инсталляция же. – Подвел итоги xorthergven. – Из бюджета Перми нужно художникам премию выписать».

«Академист» отмалчивался и тер самые злобные комментарии. А чего делать, когда сам постоянно обличаешь «мракобесов» теми же словами, не забывая напоминать, что с тобою самим, твоими подопечными и их шедеврами некультурно поступать нельзя. Потому что если подопечный справил нужду перед картиной Ван Гога – это «жест», а если оппоненты разнесли выставку подопечных и дали в морду самому Гельману, то «это просто насилие и вандализм. Это противозаконные поступки, подпадающие под действие Уголовного кодекса».

Как убежденный сторонник свободы слова и в то же время человек, чтущий Уголовный кодекс, я не углядел особой разницы, но в то же время не могу не отметить, что на фоне других патронируемых Гельманом творений скарабей был в числе самых приличных. То есть в отличие, например, от кота Елисея и кошки Василисы на Малой Садовой, к которым скоро стараниями их папы – питерского историка Сергея Лебедева – прибавится котенок Фунтик, она совершенно не гармонирует с окружающим ландшафтом, но все же уродует его меньше, чем пластиковый динозавр во дворе Русского музея.

Однако дело тут не в уместности нацистских подмалевок как таковых, а в реакции на них Гельмана. Отреагировал-то он точно как маньяк Каскадер Майк из тарантиновского «Death Proof», который с бодрыми шуточками убивал девушек своей «смертеустойчивой» тачкой, а когда очередные барышни стали убивать его самого, завыл «За что?! Больно!» А раз больно, то надо продолжать, чтобы стало еще больнее, но с одной очень важной поправкой.

Уже не раз говорилось, что для очистки общества от гельманов и прочих гельминтов в нынешней ситуации категорически противопоказано привлекать государство. Те, кто сейчас злорадствуют, предвкушая сроки которые получат действительно тошнотворные Pussy Riot, не хотят понять, что приговор «Бешеным Писькам» Путин с Гундяевым используют для закручивания гаек против них самих, благо прецедент есть – приговоры по 282-ой «антиэкстремистской» статье. Подавляющее большинство их словили представители самой что ни на есть патриотической общественности, но пара сроков для лиц неславянской национальности обеспечила индульгенцию их судьям. Если за «экстремизм» отсидел еврей Стомахин и сел ингуш Добриев (которых можно было осудить и без 282-ой), то «русских фашистов» и приравненных к ним теперь только и сажать пачками.

Поэтому никаких доносов государству, для которого Гельман и основные гельминты за редким исключением все равно свои. Только художественное творчество с самыми дерзкими и раскованными экспериментами в области контркультуры! Главное определить уязвимые точки объекта и методично бить по ним, пока не достигнешь нужного результата. Как уже не раз писалось, именно так мы с коллегами работали по первому и последнему мэру Санкт-Петербурга, определив, что его слабым местом является дочурка, уже тогда славившаяся своими похождениями на весь Питер. Сперва появилось интервью, где барышня объявила о своем желании стать валютной проституткой. Потом началась дискуссия на тему: повторит ли Собчак подвиг Сони Мармеладовой, если папочку за попил бюджета отправят на зону? Далее взяли интервью у будущего сенатора Нарусовой, в котором та брякнула, что Ксюша невинна и любит когда папа ее купает. Затем опять пошла дискуссия, на этот раз о том, как называется 59-летний мужчина, купающий 16-летнюю девушку, и что написал бы по этому поводу Владимир Набоков…

В итоге папу сподвигли на судебный процесс, где на первом же заседании ему объяснили, что, сравнивая Ксению Анатольевну с Софьей Семеновной, автор имел в виду отъезд ее в Сибирь вслед за любимым убивцем Раскольниковым. Если же истец имел в виду выход дочери на панель ради прокормления его промотавшейся персоны, так это исключительно плод его извращенного воображения…

Процесс длился почти три года и был проигран бывшим градоначальником в двух инстанциях. По ходу шоу журналисты развлекались от души, истец глотал пригоршнями валидол, а проиграв окончательно, написал очень смешной донос в прокуратуру с воплем: «Они меня убивают!» Через полгода вынос тела и вправду состоялся. Может в том была виновата проклятая виагра, либо верный зам чего-то бывшему мэру в коньячок подлил, но поверьте: на процессе объект имел взгляд человека, которому в душу серной кислотой плюнули.

Как видите, тактика чрезвычайно эффективная. Что же касается данного случая, то любителю мартышек в военной форме будет для начала полезно узнать о проведении инсталляции на тему борьбы с употреблением наркотиков. Ее центральным экспонатом может стать творчески переосмысленный и воплощенный в современном стиле образ некоего Игоря Маратовича Гельмана, скончавшегося пять лет назад от передозировки в далеком Лондоне. Кого-то это заставит страдать? Так ведь сам Марат Александрович Гельман учит: «искусство – не лекарство, а боль».

Деньги на перформанс попросить можно у самого Гельмана, не рассказывая ему подробностей. Сам галерист подобное надувательство уже разрешил. Он уверен, что если у художника есть сверхзадача, то он имеет право «на обман, на нарушение каких-то договоренностей», что «если какие-то договоренности, которые раньше ему были выгодны, теперь сковывают его, мешают продвижению, он легко их отбрасывает и не терзается совестью», и «к этому надо относиться спокойно, с пониманием».

На мой взгляд, борьба с наркоманией и очистка общества от подкремлевских гельминтов – замечательная творческая сверхзадача. Ради того, чтобы увидеть, как объект зачистки жарится на своей же собственноручно разогретой сковородке, истинный художник имеет полное право отбросить ранее достигнутые договоренности и не терзаться химерой, именуемой совестью.

 
Статья прочитана 1101 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173