Под гимн на Триумфальной

“Ну и день 31 мая! — пишет лидер коалиции “Другая Россия”, писатель Эдуард Лимонов. — Давно такого не видал, это уже близко к рукопашной…Что интересно? Вдруг, и начальник ГУВД Москвы генерал Колокольцев ушел в отпуск, и полковник Бирюков, глава пресс-службы ГУВД, тоже ушел в отпуск. Когда два таких крупных милицейских зверя уходят вдруг накануне 31-го в отпуск, то это ничего хорошего не предвещает. Премьер же Путин наивному музыканту Шевчуку заведомо, по моему мнению, дул в уши полную пургу, издевался даже, видимо. Раз два милицейских зверя сбежали с корабля заранее, следовательно, избиение было уже решено, и премьер не мог этого не знать…

Собравшиеся граждане подошли, их оказалось немыслимо много, от криков “Россия без Путина!” резонировало пространство под колоннадой у БКЗ. Немедленно, как стаи собак, на людей бросились милиционеры 2-го особого полка милиции, жандармерия, по моей классификации. Бросались по трое-четверо на протестующих, вырывали, тащили пленного, не разбирая, головой по асфальту. Полагаю, им дан был специальный приказ “принимать жестко“, ничем иным объяснить их злобную активность не могу…

Но по нашим данным, на Триумфальную пришли около 2000 человек. Вот вам г-н премьер-министр наш ответ на ваши шутки…”

Свидетели отмечают, что

“большинство присутствовавших — простые граждане, сторонники общественных организаций: ФАР, защитники Химкинского леса, представители Общества защиты потребителей, дольщики с Москвы и Подмосковья и др.

Были, конечно, и политические активисты… Впервые на Триумфальной присутствовал уполномоченный по правам человека Владимир Лукин и его коллега по Москве Александр Музыкантский. Ожидается доклад уполномоченного по результатам увиденного, не обещающий власти ничего хорошего.

Откликнулись на призыв организаторов лично присутствовать на площади главные редактора СМИ. Были замечены Анатолий Баранов (Форум.мск), Евгения Альбац (The New Times), Александр Рыклин (“Ежедневный журнал”), Людмила Мамина (Каспаров.Ru), Дмитрий Муратов (“Новая газета”). Анатолий Баранов, задержанный в самом начале, был освобожден из ОВД “Замоскворечье” только ночью”.

Охранители в своих интернет-дневниках пишут, что “на вопрос о “постоянстве” разгонов акций оппозиции генерал МВД заметил, что ничего не может поделать с медлительностью и юридической безграмотностью организаторов митингов, которые “не успевают или не хотят успеть” оформить заявку на проведение”.

Как любят издеваться в своих блогах румоловцы и их лидер, депутат Госдумы Максим Мищенко — “долго, мол, спите”. Но это ложь, разоблаченная присутствовавшим на Триумфальной площади уполномоченным по правам человека в России Владимиром Лукиным. Во-первых, даже если бы несогласные и долго спали, по закону спустя полтора часа по окончании одной акции на том же месте может начаться другая. А во-вторых, как отмечает в своем дневнике руководитель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, никто и никогда долго и не спал: “Заявка, как и прежде, была подана точно в срок, и точно в срок я получила ответ по телефону из московской мэрии, от г-на Коновалова — что, конечно же, Триумфальная площадь занята.

На мой вопрос, что там будет происходить, ответ был, как и прежде, — культурно-массовое мероприятие.

— Какое?

— А я не знаю. Какое-то.

— А нам что предлагают?

— Ну, вы же пишете, что для вас принципиальна Триумфальная площадь, что вам нельзя другого предлагать…

— Ну все-таки?

— Да везде. Кроме Триумфальной площади”.

“Были на площади с сыном, — пишет экономист Сергей Алексашенко. — Хотя я не специалист в подсчете, но, по моим оценкам, было больше полутора тысяч. Не все хотели быть в эпицентре, стояли по периметру площади, снимали ментовской беспредел под звуки гимна и Цоя. Менты четко делились на две категории: призывники, которые стояли в мягком оцеплении, и омоновцы, которые хищно бросались на жертв и рассекали толпу, оттесняя ее в разные стороны. Понятно, что ничего организованного сделать было невозможно, но начинавшееся то тут, то там скандирование заставляло некоторых ментов шевелить извилинами — было видно по выражению их лиц. Не говорю, что они с народом …но уверен, что скоро будут по одну сторону с нами. А пока на наивный вопрос: “А вам не стыдно?” — они отвечают, потупив глаза: “Так мы на службе…”

“Вы знаете, за свои ценности надо бороться, — пишет Марина Литвинович. — Если не борешься, сдаешь — значит, это не ценность, а ерунда какая-то.

Конституция своей страны — это не пустой звук. Но она не сваливается с неба — ее надо завоевать, заслужить, отстоять. Право жить нормально — его тоже надо заслужить. Никто его не принесет на блюдечке с голубой каемочкой. А все, что достается бесплатно, обычно не ценится. Поэтому так легко отдавать то, что не ценишь.

У нас с вами не так много прав, вообще-то. За обязанностями нашими государство худо-бедно следит — чтоб мы налоги платили, законы соблюдали и т. д. А вот за нашими правами никто не следит. Власть не будет этого делать, ей незачем. Это только нам с вами нужно. Или не нужно, уж кому как”.

Пришедшие на митинг блогеры интернет-проекта “Сноб” вели прямой репортаж:

“…Людей тащат в автобусы… Начинается драка. Толпа скандирует “Позор!” Только что при мне задержали человека только за то, что он крикнул “позор”. Кто-то брызнул газом”.

“…Людей забирают, все скандируют “Соблюдайте ваш закон!”. Трудно дышать, разглядеть ничего невозможно. Крики: “Фашисты”. ОМОН вклинивается в толпу и забирает людей”.

“…У одного из милиционеров, кажется, начинается истерика. Он просто орет направо и налево: “Проходим, проходим!” Но это не дает результатов, потому что людей слишком много”.

“…Крики: “Это наш город!” В толпе самые разные люди, очевидно, не только активисты оппозиционных движений”

“…Толпа скандирует: “Молодец, Шевчук!”.

“…При задержании милиционеры применяют болевые приемы: нажимают за ухо”.

“…Кричат: “Долой власть чекистов!”

“…На “параллельном” митинге прокремлевской молодежи играет гимн. Это сюр. Здесь задерживают защитников Конституции, а там “Молодая гвардия” играет гимн…”

Трудно даже поверить, что так называемые патриоты включили михалковский гимн России по собственной инициативе! Избиения и задержания людей, даже известных во всем мире журналистов, на его фоне, запечатленные камерой не какого-то там злобного “оранжевого наймита”, а известной “нашистки” Маши Дроковой, одним махом перечеркнули многомиллионные старания властей по улучшению имиджа России на Западе!

“Музыка гимна неслась по площади с дикой силой. Кто-то, либо совсем дурковатый функционер, либо провокатор, придумал митинговать за развитие донорства под величавые звуки, —

пишет экономист Ирина Ясина. — Выдумщик и представить не мог, что винтить и запихивать в автозак будут в те же моменты. А потом зазвучало любимое: “Группа крови на рукаве, твой порядковый номер на рукаве…” Цой в гробу перевернулся, когда омоновцы ритмично, в такт звукам песни побежали за следующей жертвой.

Из громкоговорителей на площади неслось что-то совсем попсовое. Лишь бы заглушить. Лишь бы никто не расслышал. “Свобода!”

Ко мне пристал какой-то юноша бледный, со взором горящим и с бейджиком “Пресса”. Стал спрашивать: “Зачем вы это делаете?” Я, не поняв, кто он, всерьез сказала, что ради свободы. А он: “Чем же сидящие в автозаке стали свободнее?” Провокатор, проститутка…

Было много своих. Игорь Иртеньев с компанией знакомых литературных лиц, Володя Рыжков. Приветственно кивали, здоровались, спрашивали, не страшно ли мне?

Не страшно. Хотя драйва не было. Омоновец подошел и громким шепотом посоветовал снять значок. Я спросила — почему? Меня оттеснили на тротуар быстро и четко. Иметь проблемы с моей инвалидной коляской им явно не хотелось”.

Провокаторов заметила не только Ирина Ясина. “31 мая на Триумфальной против оппозиционеров “работали” не только сотрудники милиции, которые избивали людей и швыряли их в автобусы. По традиции милиционерам помогали бойцы невидимого фронта — пишет Илья Яшин. — На этот раз провокаторы разделились на две группы.

Первая объединяла молодых людей в футболках с надписью “День донора”. Эти ребята вырывали у оппозиционеров плакаты и флаги, били исподтишка, задирали людей в толпе, провоцировали драки. Работа провокатора — дело неблагодарное. Некоторые получали по физиономии и в глаз.

Милиция не всегда опознавала своих, несколько провокаторов уволокли за компанию с оппозиционерами. Двое из них попали а автозак, где оказался я. Несколько задержанных рвались линчевать подонков, но мы их удержали, и провокаторы отделались легким испугом. В ОВД за ними довольно быстро приехал куратор с милицейским удостоверением, парней сразу отпустили.

Вторая группа провокаторов занималась дискредитацией, пройдя в толпу и изображая из себя лиц нетрадиционной сексуальной ориентации. Вообще тема гомосексуализма кремлевским провокаторам почему-то особенно близка. Теперь “нашисты” прислали на Триумфальную таких вот комиссаров, изображавших гомосексуальные пары”. Активистка “Солидарности” Анна Каретникова отследила передвижения этих провокаторов и зафиксировала на фото момент инструктажа кураторами. Мужик в кепке выдавал своим подопечным “радужную” атрибутику. Кроме того, по ее наблюдению, “геев”-провокаторов охранял целых отряд солдат внутренних войск”.

Тут ведь вот какое дело — весь этот “гей-парад” (обратите внимание, насколько он был многочислен), в отличие от скромных шествий единомышленников Николая Алексеева, никто не запрещал!

Лужков не обозвал “сатанинским действом”, пресловутая “православная общественность” из бородачей в папахах югославских партизан и массовки “Мосфильма” (“верующие” старушки с иконами за 200 рублей в час) тоже возмущения не высказали. И никто не кричал: “А если это увидят дети?”, “Москва — не Содом!” А люди в форме и сексологи в штатском не только не разгоняли, но даже заботливо охраняли от “хулюганов”! Просто чудеса толерантности — действительно, не Москва, а Амстердам!

Выходит, если “чужим” говорят “нельзя”, но “своим” очень хочется и для дела партии надо, то все-таки можно?

“Милиции в этот раз было как-то более стыдно, — замечает сценарист Олег Козырев, — Это чувствовалось. Если раньше от политполиции можно было услышать “продали Россию”, то теперь стыдливое выдавливание “это чтобы вы под колеса машины не попали”. Кремлемольцы устроили пиар на крови, но что-то не видно было машин для сдачи крови. Больше про это было разговоров. Боюсь, как бы они не опошлили само донорство. Подальше бы их держать от этой темы. Но уже хорошо, что кремлевские молодежки в этот раз не охраняли нацисты, как это было в прошлый раз”.

“Очень важно тут что, — пишет лидер РОД, национал-демократ Константин Крылов, — люди на площади точно знали про себя, что они не хотят ничего плохого — даже тем, кто их гнобит по долгу службы. Они собрались не для бунта, не для того, чтобы кого-то проклинать или мочить.

Дух, витающий над площадью, можно было выразить словами — МЫ В СВОЕМ ПРАВЕ. Мы собрались мирно, без оружия, без желания кому-то навредить или что-то поломать. Даже “Россия без Путина” кричалось скорее задорно, чем с настоящей злобой.

Я думаю, примерно так, как у нас на Триумфальной 31-го, чувствуют себя свободные люди в свободных странах. Только у них это постоянное, устойчивое самоощущение. Поэтому они доброжелательны (без слюней), открыты (без глупости), не испытывают ненависти к окружающим и так далее. Причина проста — их ничего не давит. И они это ощущают кожей. Не знаю, сохранится ли эта атмосфера на других акциях. Но если да — на мероприятия оппозиции люди потянутся. Даже те, кому лично не очень-то по нраву их организаторы или там детали ихней идеологии. Даже с риском оказаться в обезьяннике. Придут просто под настроение”.

Однако, увы, далеко не все пришедшие на площадь легко отделались. Так, журналисту сетевого издания Александру Артемьеву уже после задержания, в отделении милиции сломали руку, а потом долго не оказывали медицинской помощи. А перелом сложный, осколочный — предстоят операции и многомесячная нетрудоспособность.

“Сашу я встретил сегодня первым, выйдя на Триумфальную площадь. Он сказал, что слишком тепло оделся — был в кепке и джинсовой куртке.

Саша говорит на трех языках, поэтому, в основном, занимается международными темами. Недавно стал кандидатом исторических наук. Защитил на истфаке МГУ диссертацию “Корсиканский вопрос во французской политике”.

Сегодня Саше менты сломали руку. Перелом. Как сказали в ОВД “Замоскворецкое”, ради профилактики”.

“После двукратного избиения меня и моих товарищей милицией на территории ОВД “Замоскворечье” я отказалась сотрудничать с милицией, подписывать протоколы и рапорта, сообщать свои паспортные данные до тех пор, пока начальство ОВД не сообщит фамилии избивавших и они будут привлечены к ответственности. Сейчас нахожусь под предлогом выяснения личности. В ОВД обещают держать “до потери пульса”, — писала 19-летняя Анастасия Рыбаченко.

Как лично вы думаете, какая из “молодых гвардий” таки ближе к краснодонской?

“Почетное право первым отправиться в милицейский ПАЗик было предоставлено 84-летнему ветерану войны Бурцеву Владимиру Михайловичу с плакатом “Вечная память павшим за свободу и независимость нашей Родины”, —

пишет фотограф Рустем Адагамов. — Дед мирно стоял у выхода из метро “Маяковская”, когда к нему подошли милиционеры, сорвали с него несколько медалей и повели в автозак. Ветеран упирался тихонько и идти не хотел. Но милиционеры оказались сильнее. Это тебе, дедушка, не День Победы“.

На невероятный по своему лицемерию позор, приключившийся через пару недель после потемкинских торжеств в честь 65-летия Победы, пропутинские блогеры среагировали нервно. В чем только не обвиняли то самого ветерана, то “пиарившихся” на его страданиях, а потом “поматросивших и бросивших” “несогласных”, то упорно доказывали, что никто с него награды не срывал. Их “показания” анализирует журналист Эрик Лобах: “Чем занимаются наши “охранители” последние два дня? Каким-то диким очернительством ветерана, при этом умудрились переплюнуть своих прибалтийских коллег, засудивших Кононова.

Давайте разберем “обвинения” со стороны “охранителей” в адрес ветерана по пунктам и лишний раз ужаснемся.

1. “Старый черт должен сидеть дома, а не шастать по городу — в т.ч. на всякие политические митинги”. Оставим в стороне дикость подобной постановки вопроса в принципе, сил нет говорить об их глупости и наглости. Но вы что думаете, ветеран там был с табличкой “Долой Путина!” (да хоть бы и так!)?! Вовсе нет. Смотрим, что написано на его плакатике: “Вечная память павшим за свободу и независимость нашей Родины!” И георгиевская ленточка под надписью. И вы хотите сказать, что ветеран не имеет права ходить с таким плакатом, где и когда ему вздумается?!

2. Второе обвинение, на мой взгляд, совсем “аховое”, Подрабинек с прибалтами в адрес Кононова отдыхают. Звучит оно так: “И как ты можешь защищать Бурцева, ведь он служил в войсках НКВД?!” Начнем с того, что он служил просто в армии. Это в 44-м его перевели в войска НКВД. Ну и что? Кононов, кстати тоже в войсках НКВД служил. Он же в войсках служил, а не политзаключенных расстреливал. И Москву он-де не защищал — ибо “в 41-м ему было 15 и он учился тогда в артиллерийском училище”… А то, что все курсанты военных училищ в 41-м копали окопы, засыпали песком бомбы и т. д. — с этим как быть? Или у нас медаль “За оборону Москвы” всем подряд давали? Или вы хотите сказать — он медаль ту купил?!

3. Третье обвинение подлое. “А вот посмотрите на фотографию — там же на нем в автозаке все медали есть, кто их срывал?” А вы бы предпочли что — чтоб мент сорвал медали, а потом продал их на “Горбушке”?! Или нужно было вырвать “с корнем” — т. е. порвать пиджак?! Вот тогда бы вы покачали головой и сказали бы “прапорщик перестарался, надо лишить его премии”. Так что ли? Я делаю вывод просто, что у всех этих “охранителей” никто из дедов на Войне не был. А вот у меня были оба. И у меня сейчас хранятся их ордена и колодки с медалями. Разумеется, колодка висит не очень крепко — ее теоретически легко сорвать, если у кого рука поднимется. Естественно, после того как мент сорвал с него медали, Владимир Михайлович прикрепил их назад. А что он должен был сделать?

4. Четвертое “обвинение” просто по ту сторону добра и зла. “Посмотрите на ветерана на фотографии, на нем же синяков нет, так как его скручивали?!”… Надо комментировать?

Ну и общий вывод, если позволите. А чему вы удивляетесь. Вы считаете, большинство “охранителей” (не все, разумеется) искренне готовились ко Дню Победы и т.д., что это патриоты нашей Родины?

Вы думаете, они борются с какими-то мифическими “либералами”?! Нет, это у них работа такая. Для отвода глаз, под этот шумок доворовывается Россия, доворовывается нынешними “патриотами”, чьи яхты и счета на Западе охраняют “охранители” под патриотическую трескотню”.

А блогеры-”нашисты” подводят всему случившемуся итог на свой лад: “Чего бы не хотели “несогласные”, экс-НБПшники, солидарнутые, стратеги-31 и прочая нечисть, планировать свои акции мы будем без оглядки на их шабаши. Нам они просто не интересны. Сдавать кровь 31-го числа каждого месяца — наша традиция, и следовать ей мы будем и впредь. “Несогласные” могут не сдавать.

Не стоит называть себя правозащитниками и размахивать конституцией, на каждом шагу нарушая закон, занимаясь провокациями и хулиганством. Пришли на чужое мероприятие, притащили с собой дымовухи с кислотой, как в этот раз? Не плачьтесь по поводу “приема”, “винтилова” и прочих радостей, сопутствующих нарушению закона. Еще раз повторяю — он для всех один.

Ну, и напоследок. Занять площадь или улицу — это, помимо всего прочего, одна из стратегий политической борьбы. Мы — организация политическая и от политических действий не откажемся. Поэтому мы в соответствии с федеральным законом занимали, занимаем и будем занимать Триумфальную и другие площадки столько, сколько посчитаем нужным. Нравится это кому-то или нет. “Несогласные” либо идут согласовывать свои шабаши, либо идут лесом. Точка”.

Метки текущей записи:

,
 
Статья прочитана 483 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173