Нургалиев: “пора уже знать, кто что смотрит и слушает”

Глава МВД РФ Рашид Нургалиев выступил с инициативой, которая вряд ли может оставаться незамечнной: он предложил изучить предпочтения российской молодежи в плане музыки, книг и кино. “Мне кажется, давно назрела ситуация, чтобы провести мониторинг в стране, узнать, кто что слушает, читает и смотрит… Давно пора более серьезно посмотреть на исторические памятники, обратить внимание на самобытность и обычаи”, – сказал министр 2 августа в ходе выездного заседания межведомственной комиссии по противодействию экстремизму. По словам главы МВД, необходимо также изучить вопрос музыкального сопровождения, “выяснить, не однобокое ли оно”. “Сейчас забыли романсы, вальсы, все, что нас объединяло, истоки и корни”, – сказал он.

Нургалиев сообщил, что сейчас Интернет стал средством организации экстремистских и даже террористических актов. “Необходимо разработать комплекс мер для ограничения деятельности отдельных интернет-ресурсов, не посягая на свободу обмена информацией”, – сказал министр.

Как понимать слова министра и стоит ли видеть за ними призраки “возвращения в СССР” – корреспонденты “Интерфакса” опросили общественных деятелей и правозащитников.

Общественная палата:

“Сотрудники МВД должны знать, кто что слушает, читает и смотрит, но не для того, чтобы вводить цензуру, а чтобы находить общий язык с молодежью. Если спросить у представителей молодого поколения, то самым опасным для себя человеком они назовут полицейского”, – заявил член ОП РФ Александр Соколов. По его мнению, “МВД могло бы обратиться к Министерству по делам спорта, туризма и молодежной политики, поскольку там эту тему хорошо знают и могли бы поделиться наработками”.

Правозащитники:

“Пугает то, что это инициатива не министерства культуры, а МВД. Какое дело МВД до музыки и всего прочего?” – сказала “Интерфаксу” в среду глава Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева. “Нам еще не хватало, чтобы нам объясняли, что западная музыка – это плохо, а петь надо народные песни. Что не надо танцевать ламбаду, а надо танцевать барыню и так далее. Я все это уже проходила – Сталин нам объяснял, какие у нас должны быть музыкальные, танцевальные и прочие предпочтения”, – заметила правозащитница. “Что касается Интернета, то на него посягают не в первый раз, для них экстремизм – это всякое инакомыслие”, – сказала Л.Алексеева.

“Неужели российский, а ранее – советский народ, объединяли вальсы или романсы? К примеру, к вальсам я отношусь позитивно, а к романсам – негативно. Я родилась в СССР и никакого объединяющего фактора в этой музыке не вижу”, – заместитель главы московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина. “Если правоохранительные органы считают, что информация о том, какую музыку слушает молодежь, и какие книги она читает, поможет победить экстремизм, то это – абсурд”, – сказала она. “Получается, если человек слушает романсы, то он – истинный русский патриот, а если он любит рок-н-ролл, то он – как было принято выражаться в не самые лучшие советские времена – агент влияния Запада или потенциальный экстремист?” – сказала представитель Human Rights Watch. “Интернет является платформой, на которой в сегодняшней России можно свободно выражать свое мнение. Если речь идет о прямых призывах к насилию, то это надо пресекать. Но ограничение свободы слова в интернете будет серьезным нарушением свободы выражения мнения”, – отметила Локшина.

“Имеются давно известные, отработанные методики изучения киношных, литературных, музыкальных, в том числе, предпочтений населения. Для этого делается репрезентативная выборка среди населения, проводится анкетирование, результаты этого анкетирования анализируются, и можно сказать, какой процент нашей молодежи не слушает музыку вообще, какой процент предпочитает попсу, какой процент предпочитает рок, какой процент предпочитает хип-хоп и прочая прочая. Это вполне известная практика. Другое дело, что этим всегда занимались гуманитарные организации – то есть, скажем, Министерство культуры, а не силовые организации. Хотя, мне кажется, было бы полезно, если бы наши полицейские представляли бы себе то, что слушает и чем интересуется наша молодежь”, – так прокомментировал “Интерфаксу” в среду инициативу Рашида Нургалиева музыкальный критик и журналист Артемий Троицкий.

“К сожалению, достаточно невинная вещь в устах министра внутренних дел Нургалиева прозвучала довольно зловеще. Особенно когда он сказал, что что-то мало у нас слушают вот этого, соответственно, по-видимому, слишком много слушают другого. И у людей, естественно, возникло ощущение того, что наша милиция и вообще наши силовые органы собираются каким-то образом корректировать вкусы молодежи. Это бред и абсурд. Хотя, с другой стороны, это вполне в духе нынешнего культа силовиков. Скажем, бывший гаишник Хованский, с которым я сужусь, постоянно говорил о том, что он научит Троицкого, какие слова ему употреблять, а какие слова ему не употреблять. Я думаю, вот этот синдром того, что “мы всех сильнее, и мы силовики, а значит, мы правы”, владеет всей нашей структурой МВД, да, возможно, и другими силовыми организациями тоже, – подчеркнул он. “Я думаю, что это очень опасно – все должны заниматься своим делом. Музыку должны оценивать музыкальные критики, учить должны учителя, а полиция должна нас охранять и защищать – то есть, заниматься тем, чем она уже давно заниматься практически разучилась”, – резюмировал Троицкий.

“Существует опасность Большого брата, который будет следить за нами. Двадцать пять лет назад меня не приняли в комсомол – тех же, кто сегодня управляет страной, в комсомол приняли. В связи с этим я не нахожу привлекательной идею слежки за пристарстиями и увлечениями людей. Нужно научиться вычислять всех людей, которые пишут ненавистнические комментарии в социальных сетях – вместо того, чтобы эти комментарии стирать. Ведь силовики – сыщики, это их прямая обязанность, вычислять таких людей. Требуется выработать этот механизм”, – заявил “Интерфаксу” в среду главный редактор издания “Частный корреспондент” Иван Засурский. По его мнению, при анализе, например, сетевой активности граждан РФ желательно было бы обращать внимание не на музыкальные вкусы, а на выражаемые отдельно взятым человеком экстремистские наклонности. “Допустим, известно, что некий человек позиционирует себя в Сети как расист. Этот человек отправляется в магазин, чтобы приобрести ружье для охоты на кабана, – быть может, не следует ему продавать это ружье? Следовательно, необходимо внести это отдельным пунктом в документе, предоставляющем разрешение на покупку оружия. Это очень разумно и уже находится в ведении МВД – таково мое предложение господину министру”, – пояснил он свою мысль.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 963 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173