Центробанк ценой в половину бюджета страны

При Сергее Игнатьеве в ЦБ установилось двухходовое правило антикризисного увода денег: средства санируемых банков утекают в неизвестном направлении, а потери компенсирует государство…. или – в обратном порядке.

Для участников рынка не является секретом, что при нынешнем руководстве ЦБ менеджмент среднего звена постепенно захватили агенты «обнальных» и «отмывочных» банков. Кредитные организации покрупнее рекрутировали высший менеджмент ЦБ. В итоге, известны случаи, когда редких добросовестных центробанковских клерков, совавших свой нос не туда, куда дозволено, просто отключали от баз данных, выводили за пределы процедур подготовки и принятия решений.

Бегство или слив капиталов

Недавно начальник главного управления экономической безопасности и противодействию коррупции МВД РФ генерал-майор полиции Денис Сугробов сообщил, что за 2010 год и первый квартал 2011-го из России было выведено 5 триллионов рублей. Это больше половины всего бюджета России! Главные маршруты вывода денег остались прежними: с помощью разных банков миллиарды уходят на Кипр, в Гонконг, Швейцарию, оффшоры Великобритании и Нидерландов.

«В этой сумме смешалось все вместе – и честные деньги, то есть просто отток капитала, когда инвесторы уходят с рынка, и нечестные, заработанные криминальным путем», – считает Руслан Гринберг, директор Института экономики РАН.

Центробанк ведет свою статистику: в первом полугодии отток частного капитала, по оценке того же ЦБ, составил $31,2 млрд, из которых только банковским сектором выведено $11,9 млрд долл.

Рапортующим от имени регулятора чиновникам-банкирам, похоже, не приходит в голову, что именно Центробанк несет ответственность за вольготное бегство капитала из страны. Теоретически Банку России по силам полностью контролировать вообще все банковские транзакции, в том числе, и внутри банков. Для выявления операций по выводу и отмыванию преступных денег необходимо лишь обратить пристальное внимание не только на «обнальные банки», но и на банки-транзитеры. Технологически проблема решается элементарно – существуют комплексы, позволяющие анализировать сверхбольшие объемы данных и выявлять любые потоки выводимых капиталов, включая упомянутые коррупционные, идущие от верховной бюрократии. Также нетрудно контролировать и зарубежные счета коррупционеров: с большинством зарубежных Центробанков есть соответствующие соглашения, о чем, впрочем, у нас почему-то редко вспоминают.

Денег на приобретение необходимых технологий у ЦБ тоже хватает. В реальности же Банк России пользуется системами с крайне скромными возможностями и неэффективно работающими технологическими коммуникации внутри ЦБ.

Деньги ЦБ предпочитает вкладывать не в технологии, а в недвижимость. Причем вкладывать, не скупясь. 3,5 млрд. рублей Банк России потратит на строительство в Сочи четырехзвездочного пансионата «Южный» на 200 номеров. Каждый номер, таким образом, обойдется в 17,5 млн. рублей. На 3,5 млрд руб. можно подготовить комплекс на 500—600 номеров с хорошей инфраструктурой, – утверждают специалисты. При этом Центробанк вкладывается в заведомо убыточное предприятие: среднегодовая загрузка сочинских отелей уровня 4-5 звезд сегодня не превышает 30%. После Олимпиады 2014 года, когда номерной фонд в Сочи значительно увеличится, этот показатель рискует еще больше снизиться. Очевидно, «окупаемость» проекта возможна исключительно в случае, если отдыхать там будут, прежде всего, сами сотрудники Центробанка, что будет для них возможно только при оплате номеров по заоблачным тарифам, не личными средствами, а средствами самого Центробанка.

Олицетворением технологической отсталости может служить эпопея со спутником Центробанка «Купон»: не пробыв на орбите и года, из-за поломки оборудования он превратился в космический мусор, хотя, конечно, по сравнению с космическими авариями .2010-2011 гг. годичное функционирование этого «отрывного» Купона может показаться несомненным успехом. Проблемы на спутнике сорвали тогда своевременное выполнение Центробанком программы формирования расчетной и информационной системы, охватывающей всю территорию страны.

Произошло это еще до прихода Сергея Игнатьева на пост председателя Центрального банка РФ. Однако почти за 10 лет его пребывания во главе главного банка страны картина качественно не изменилась. Похоже, технологическое отставание – это осознанный выбор руководства ЦБ, которое при формальной независимости от власти, не намерено перекрывать каналы откачки коррупционных денег из страны. А порой и участвует в них.

Король дыры

По словам того же генерала-майора Сугробова, у сотрудников МВД, расследующих дело о выводе активов Банка Москвы, возникли вопросы к некоторым надзорным подразделениям Центробанка вплоть до того, что «в ближайшее время в деле Банка Москвы появятся новые фигуранты», надо думать представители ЦБ.

Следователей можно понять. Купивший в феврале 2011 года 46,48% Банка Москвы и блокпакет его миноритария за 103 миллиарда рублей ВТБ вскоре обнаружил в балансе Банка Москвы «дыру» и попросил государство о помощи. В итоге, государство в лице ЦБ и Агентства по страхованию вкладов (АСВ) должно потратить на оздоровление Банка Москвы почти 400 миллиардов рублей, что станет самой дорогой санацией российского банка с начала кризиса 2008 года.

Довольно странно, что менеджмент ВТБ обнаружил «дыру» в балансе уже после покупки банка, словно покупал его, не глядя. Однако еще более удивительно, что «дыра» эта оставалась незамеченной надзорными управлениями Центробанка. Банковский надзор осуществляют совершенно конкретные люди из соответствующих управлений ЦБ. И если они не замечают в балансе поднадзорной кредитной организации «дыры» размером в миллиарды рублей, то возникает ожидаемый вопрос, чем собственно они вообще занимаются в рабочее время.

Впрочем, специалисты утверждают, что нужно сильно постараться, особенно в условиях чрезмерно зарегулированной российской банковской сферы, чтобы при осуществлении надзора за конкретным банком, не заметить в его балансе такую «брешь». Правда, отвлечь внимание ревизоров можно, например, при помощи взяток.

Для участников рынка не является секретом, что при нынешнем руководстве ЦБ менеджмент среднего звена постепенно захватили агенты «обнальных» и «отмывочных» банков. Кредитные организации покрупнее рекрутировали высший менеджмент ЦБ. В итоге, известны случаи, когда редких добросовестных центробанковских клерков, совавших свой нос не туда, куда дозволено, просто отключали от баз данных, выводили за пределы процедур подготовки и принятия решений. Впрочем, как говорят участники рынка, в Центробанке давно уже берут все. Берут за все – за прием в Систему страхования вкладов, за правильный надзор, когда специалисты ЦБ не замечают, что менеджмент проштрафившегося банка у них из-под носа уводит активы, берут за отзыв, выдачу и сохранение лицензии…

Случаев, аналогичных запоздалому обнаружению «дыры» в балансе Банка Москвы – множество.

Скажем, в громкой кончине Межпромбанка ЦБ выступил не менее странно. Прежде всего, ЦБ был крупнейшим кредитором Межпробанка, предоставив ему беззалоговый кредит в размере 32 млрд рублей. Что интересно, практически одновременно с предоставлением кредита проверка ЦБ выявила, что менеджмент Межпромбанка стремительно выводит активы.

В итоге, в октябре прошлого года ЦБ принял решение об отзыве лицензии банка, а в начале нынешнего года Следственный комитет возбудил уголовное дело против руководства Межпромбанка по факту его преднамеренного банкротства, ущерб от которого, как было тогда же заявлено следователями, «мог превысить 60 млрд руб.». Удивительная «нерасторопность» ЦБ фактически позволила менеджерам прогоревшего банка удвоить сумму ущерба, компенсация который в итоге легла на государство.

Еще одна показательная история приключилась с выявлением махинаций и пресечением деятельности банковской группы банкира Матвея Урина. В этой истории ЦБ обанкротил оптом сразу семь кредитных организаций, подконтрольных банкиру Урину. Однако среди них, помимо «отмывочных банков», по крайней мере, три банка не были задействованы в махинациях и мошеннических схемах и представляли собой успешные кредитные организации с прозрачной отчетностью. В итоге, активы всех семи банков просто растворились без следа, а их суммарная стоимость оценивалась многими сотнями миллионов рублей. Крах одного из банков Урина – «Монетного двора» стал крупнейшим страховым случаем за всю историю АСВ с объемом выплат в 5,3 млрд руб. По всем же банкам группы расходы АСВ составили около 11 млрд руб., то есть фактически это средства всего банковского сообщества.

Однако самое примечательное во всей этой истории – то, что махинации и нарушения в этих банках были выявлены не в результате надзорной деятельности ЦБ. Разгром группы Урина состоялся после дорожного инцидента, в ходе которого охранники банкира избили гражданина Нидерландов, знакомого с российским премьером Владимиром Путиным. Удивительным образом до этого дорожного происшествия ЦБ не мог распознать вывод активов из банка «Монетный дом», хотя и отслеживал все его операции.

Обычные, не заказные и не резонансные проверки ЦБ проводятся формально и по формальным же критериям. Таким образом, на проблемы ЦБ реагирует только тогда, когда банк уже находится в критическом состоянии, и его активы фактически потеряны, а чаще – выведены. Уже после отзыва лицензии потери клиентов проблемного банка компенсируются из средств ЦБ или АСВ, что в ряде случаев может также являться следствием сговора сотрудников этих организаций с руководством проблемного банка.

Банковское министерство

То, во что сегодня превратился Центробанк, полностью является заслугой его председателя Сергея Игнатьева. Он занял этот пост не как банкир (у Игнатьева нет «живого» опыта работы в кредитных организациях), а как исполнительный чиновник. И сохраняет этот пост не за заслуги перед банковской системой, а за лояльность и готовность следовать аппаратной иерархии, выполнять любые указания вышестоящего начальства, пренебрегая формальной независимостью Центрального Банка Российской Федерации от исполнительной власти. Центробанк, таким образом, превратился в «банковское министерство», не играющее никакой самостоятельной роли и лишь распределяющее средства и санкции по команде сверху или по проплате снизу.

И в этом, безусловно, главная и единственная ценность Игнатьева в глазах вышестоящего начальства – политического руководства страны. В конце концов, именно за такую услужливость и исполнительность он в свое время пост главы Банка России и получил, когда, работая в Минфине,

предложил схему «дармового» вывода ЦБ из уставного капитала Внешторгбанка.

Велено было получить ВТБ даром – пожалуйста, велено уничтожить группу Урина, лишить Межпромбанк лицензии, спонсировать санацию Банка Москвы – сделает все, любой ценой.

Обслуживая политический заказ, цэбэшные чины не забывают и о соблюдении собственных интересов. Сергей Игнатьев и сам аккуратно признает возможность коррупции у себя в банке: «Не берусь утверждать, что среди сотрудников Банка России не может быть ни одного случая коррупции. Тогда банкиры, те, кто болеет за дело, пусть помогут выявить этих нечестных людей. Надо обращаться в прокуратуру с конкретными фактами». Но, видимо, за лояльность и исполнительность своего председателя, и его подчиненные получили особую индульгенцию. Несмотря на множество разоблачений и документально подтвержденных обвинений в адрес всего руководства ЦБ и отдельных его высших менеджеров, все они остаются неприкасаемыми.

Еще в начале нынешнего года президент России Дмитрий Медведев заявил о недопустимых масштабах махинаций, связанных с незаконным выводом активов из коммерческих банков. «Это влияет на ситуацию. Не в финансовой сфере – там все стабильно. А просто формирует атмосферу безнаказанности за противоправные действия, совершаемые в банковской сфере», – заявил Медведев.

В результате – огромные потери для всей страны. А причина в том, что руководитель ЦБ просто не знает, как на практике работают банки и какие они применяют схемы для обхода его запретов. А в некоторых случаях знает, но не замечает их. Причина еще и в том, что нет политической воли на пресечение потоков выводимых капиталов. Ведь их значительная часть – это коррупционные деньги той самой бюрократии, которая, как и сам Сергей Игнатьев, обслуживает политическую власть страны. Наивно было бы ожидать, что Игнатьев, этой властью во главе ЦБ поставленный, и в эту бюрократическую систему встроенный, станет им препятствовать.

И утечка из страны сумм, соизмеримых с половиной государственного бюджета России и безнаказанность коррумпированных банкиров-чиновников – такова плата за лояльность главы Центрального Банка Российской Федерации.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 1137 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173