Андрей Епифанцев: Нужно ли бояться данайцев? Кругом враги?

«Временное правительство несет сведения, что Ленин, Ганецкий и К° — немецкие шпионы!»[1]

Данная в эпиграфе фраза была очень популярна в начале 1917 года, когда все газеты были полны распространяемой Временным правительством информацией о том, что большевики пытаются свергнуть российское правительство на деньги кайзеровской Германии, на основании чего власти обвиняли Ленина в предательстве России.

Тогда – 100 лет назад – Временное правительство осознавало, что для борьбы с большевиками у него не хватает ни поддержки населения, ни сил и стремилось таким образом дискредитировать их в глазах народа. Поступая так, Керенский пытался убить двух зайцев – отвести внимание народа от своих ошибок и от своей доли ответственности за сложившуюся ситуацию, подспудно убедить людей, что вина его основных политических оппонентов – большевиков – еще более велика и направить народный гнев на них. Он понимал, что люди ему уже не верили и для того, чтобы спасти себя, хотел, чтобы они не верили и его самому опасному противнику – Ленину.

Действовали ли большевики в интересах Германии или просто свергали правительство, которое они считали преступным и которое тогда не поддерживало, наверное, большинство россиян – об этом пусть теперь спорят историки.

Важно другое – то, что уже в наше время эта ситуация получила продолжение. История имеет свойство повторяться!

Теперь уже не Временное правительство, а Правительство Российской Федерации обвиняет своих оппонентов в том же самом – в том, что, выходя на Болотную и на Сахарова, выступая против «Единой России» и Путина, оппозиция на самом деле стремится разрушить Россию и действует в интересах, под руководством и на деньги Запада.

Методы, которые используют российские власти в наше время, практически ничем не отличаются от тех, которые применяли их предшественники 100 лет назад. Тогда и сейчас в их основе лежит элементарная манипуляция общественным сознанием, которая призвана максимально отождествить в глазах народа правящую верхушку со страной и с народом в целом, а своих оппонентов с враждебными России темными силами.

В сознании рядового обывателя вся картина должна предстать таким образом, что существует противостояние двух противоположных лагерей – с одной стороны святого и великого лагеря, в котором находится Россия, Путин и партия «Единая Россия» и с другой стороны – лагеря сил зла – Запада, Америки и их мерзких наймитов, желающих разрушить Россию – оппозиции в лице Немцова, Касьянова, Навального и «хомячков с Болотной». Соответственно, любая критика власти, по мнению кремлевских идеологов, должна быть воспринята простыми людьми не как возмущение бездарным, коррумпированным и проворовавшимся чиновничеством, в том числе самого высшего ранга, но как подрывная деятельность и нападки на российский народ и на Россию в целом.

«Их (оппозиции, наблюдателей – АЕ) цель ясна – устранить Россию как субъект мировой истории» – пишут известные политологи, входящие в правительственную обойму – «Удар наносится по «Единой России» с целью нанести удар по будущим президентским выборам и вообще по российской политической системе»[2]. «Те, кто пытается раскачать политическую лодку, целятся не в бюрократию. Они целятся в Путина. Знаете почему? Потому что Путин сегодня — это символ независимой от «вашингтонского обкома» политики, единственный оставшийся в Европе лидер, которого не смял каток американского гегемонизма»[3] – утверждает назначенный главным русским националистом вице-премьер Дмитрий Рогозин, «Их деятельность проплачена Западом, Запад ненавидит Путина и старается его очернить руками оппозиции, работающей на Госдеп» – вторят им провластные комментаторы.

На практике такой подход выливается в разговор слепого с глухим. «Не надо воровать! Соблюдайте Конституцию! Честно считайте голоса!» – выкрикивают недовольные люди, «Вы – агенты Запада, вам платит Кондолиза Райс!» – отвечает им власть. Не правда ли похоже на «Ленин и Ганецкий — немецкие шпионы»? Практически полное совпадение!

Логика этой манипуляции настолько же проста и понятна, насколько же ошибочна. Говорят, что генералы всегда готовятся к прошедшим войнам. Не только! Поступая таким образом, политики от власти идут простым путем – они прибегают к старым способам, которые известны и которые, как им кажется, когда-то работали. Это самое легкое!

В действительности, эти способы не работали уже 100 лет назад. Да, они принесли немало проблем большевикам и на какой-то период серьезно осложнили им жизнь. Но они не смогли убедить народ в виновности большевиков и никак не помогли Временному правительству.

В нынешней ситуации действия оппозиции целенаправленно выставляются максимально похожими на деятельность большевиков, направленную на поражение собственной страны. Сегодня тоже существует опасность того, что первооснова народных волнений – ошибки и коррумпированность властей будет выведена из поля зрения народа и гнев массового российского избирателя будет переведен с них самих на действия оппозиции, которые он воспримет как национальное предательство. Но я уверен, что и в наше время подобные методы не приведут власти к желаемому для них результату. И вот почему.

Кто запрещает нам ковыряться в носу.

Помните старый пошлый анекдот как маленький мальчик ночью заглядывает в щелку родительской комнаты и в ужасе от увиденного восклицает «И эти люди запрещают мне ковыряться в носу»?

Давайте посмотрим кто в действительности больше «работает на Госдеп США».

Во-первых, необходимо оставить всякие иллюзии по поводу намерений Запада. Ведущие европейские страны и, в особенности, США – это самые большие хищники современного мира и в общении с другими странами они руководствуются исключительно своими интересами, даже если эти интересы тщательно завуалированы и представлены в форме неких «общечеловеческих и демократических ценностей».

Ничего страшного и ничего странного в этом нет – это нормальная практика, все страны этого мира толкаются локтями за место под солнцем и в политике, как и в лесу, выживает сильнейший. Другое дело, что, несмотря на всю гуманистическую риторику, дружба сильного вкусного по-прежнему, как правило, заканчивается шашлыком и если в продвижении своих интересов потомкам Генриха VII Тюдора и Джорджа Вашингтона бывает нужно свергнуть какое-нибудь строптивое правительство, они на это действительно идут. Только в новейшее время и только в форме оранжевых и всяких других разноцветных революций примеров этого огромное количество – Украина, Грузия, Сербия, Киргизия, из совсем недавних – Ливия и на повестке дня, не исключено – Иран.

Запад действительно любит нестабильность в чужих странах, умеет ее создавать, может ею управлять и практически всегда обращает ее себе на пользу. Ключевым словом в последней фразе является «польза». «Если кто-то, кое-где у них порой…», в смысле, если какой-то режим в какой-то стране начинает действовать так, что интересы Запада в этом регионе ставятся под угрозу, тогда наши «прогрессивные и демократические» страны начинают прибегать к методам свержения правительства этого государства, в чем, как считается, преуспел недавно назначенный в Россию американский посол Майкл Макфол – к организации революций всех цветов радуги, а то и чего-нибудь погорячее, как это было 8 лет назад в Ираке. Еще раз. Следите за руками: «Если интересы Запада ставятся под угрозу».

Здесь мы подходим к двум важным смысловым тезисам: а) Нельзя отождествлять Россию и российское правительство и б) Нельзя судить о действиях правительства по его риторике – Библия не врет: «По делам их узнаете вы их».

Если в этом разрезе мы рассмотрим действия Владимира Путина, то увидим, что усиленно насаждаемый властями миф о том, что «Путин строит великую и независимую Россию, поэтому Запад его боится и хочет свергнуть» – в корне неверен.

Несмотря на громкую риторику, Путин невероятно крепко встроен в интересы Запада и за все 12 лет нахождения у власти не сделал ничего, что бы стратегически им противоречило.

Скажите, может быть, Путин не позволил Западу бомбить Сербию? Предотвратил насаждение антироссийских режимов в братских нам Украине и Грузии? Разве не при его участии были ликвидированы действовавшие Америке на нервы боевые железнодорожные ракетные комплексы и база радиоэлектронной разведки в кубинском Лурдесе? Может быть, он отстоял интересы России и наших союзников при вступлении в ВТО? Может, это при нем мы смыли клеймо сырьевого придатка и теперь отечественные производители продают потребительские товары «Made in Russia» по всему миру? Таких «может» – сотни!

Отдавая должное заслугам «раннего» Путина, много сделавшего для предотвращения развала страны, тем не менее, стоит признать, что итогом работы Путина «позднего» является строительство уродливой и неэффективной административной системы, при которой Россия, наоборот, стала крайне зависима от Запада – функция обратно противоположная «великой и независимой» стране.

Сколько денег мы закачали и продолжаем закачивать в западные банки, беря их потом назад под более высокий процент? Сколько индустрий, таких как гражданское авиастроение, мы при нем потеряли и тем самым стали полностью зависимы от Запада? Насколько фантастически зависимую от Запада, боящуюся Запада и управляемую с Запада коррумпированную элиту он вырастил? Помните роковую по точности фразу заклятого «друга» нашей страны Збигнева Бжезинского: «Россия может иметь сколько угодно ядерных кнопок, но поскольку 500 миллиардов долларов российской элиты лежат в наших банках, вы еще разберитесь: это ваша элита или уже наша?»

Зачем Западу бояться такого Путина? Да, факт в том, что Владимир Путин не всесилен и никто не ожидал от него чего-то сверхъестественного. Но таким же фактом является и то, что ТАКОГО Путина Западу не нужно бояться и не нужно свергать. Зачем? Если придворные политики обвиняют оппозицию в том, что она ТОЛЬКО ХОЧЕТ действовать в интересах Запада, то сам Путин за 12 лет уже очень и очень много для этих интересов сделал!

И пусть вас не вводит в заблуждение риторика Владимира Путина, которая действительно не всегда была почтительна по отношению к западным странам. Такую же риторику мы видели и во внутрироссийских делах, она и там, зачастую, прямо противоположна практике! Если внутри страны под лозунги «Мочить в сортире!» Владимир Путин сдает победу в Чечне и при нем – впервые со времен молодого Петра I – Россия начинает платить дань, то во внешних отношениях Путин публично говорит о «паразитировании США на мировой экономике»[4] и в это же время сам размещает там огромные финансовые активы России. Он обвиняет Запад в стремлении выдавить Россию из Мирового океана и тут же дарит Норвегии тысячи квадратных миль морского шельфа. Вещает о том, что Евросоюзу не удастся выкрутить России руки в ходе переговоров по ВТО, а сам быстро сдает позиции во второй половине 2011 года.

Зачем Западу его бояться?

В последний, как минимум, год у нас стало модным во всех неудачах обвинять Госдеп США и объяснять все очевидные проколы наших чиновников, в том числе самых высших, происками врагов, желающих разрушить Россию. При каждом возмущенном возгласе народа власть в последнее время всегда принимается судорожно кивать на козни Америки…

Скажите, это Америка за несколько лет сделала олигархами личных друзей Путина? Это Америка построила у нас невероятно коррумпированную систему власти, нити которой ведут на самый верх руководства нашей страны? Это Госдеп США несколько раз назначал мэром Москвы Юрия Лужкова, когда вся Москва знала, что он вор? Это Америка зачистила политическое поле от любой критики и построила у нас «управляемую демократию», при которой власть стало невозможно победить по закону? Это Америка раздавала наши земель Китаю, Норвегии и Азербайджану? Это Америка довела дело до того, что несколько северокавказских республик уже не находятся в российском конституционном пространстве? Это «рука Госдепа» заставила Владимира Путина избрать своим преемником приемником Дмитрия Медведева, отвечавшего в правительстве за нацпроекты и с треском их все провалившего?

Как Америка виновата в наших бедах? Может быть глупо винить во всем пресловутый Госдеп?

Своими действиями, своей системой руководства, своим пренебрежением к народу Владимир Путин завел Россию в кризис. Кризис настолько глубокий, что простое требование справедливого подсчета голосов вызвало в нашей стране почти революцию. Зато, по словам прокремлевских политологов, Путин идет в президенты, чтобы спасти нас от Америки!

Теперь вопрос: Кто в действительности находится на содержании у Госдепа – Путин, сделавший это, или люди, протестующие против такого положения вещей?

Откуда у Запада российская грусть?

Уж коль скоро оппозицию и людей, кричавших на Болотной и на Сахарова «Россия без Путина!», власть и так зачислила в предателей России, вредящих стране на деньги Запада, давайте разберемся возможна ли помощь Запада в смене существующего режима в России? Нужна ли она вообще?

Во-первых, следует понять, что помощь Запада в данном случае – это обычный и банальный внешний ресурс, который становится крайне важным как правительству, так и его оппонентам в ситуации, когда известная ленинская формулировка «верхи не хотят, а низы не могут» приводит к тому, что противостояние двух частей этой формулы заходит в тупик – правящие круги не могут победить оппозицию потому, что их внутренние ресурсы уже истощены, а оппозиция не может одержать победу т.к. ее внутренние силы еще недостаточно сильны. Тогда внешняя поддержка становится решающим фактором и не прибегать к нему значит по факту играть сопернику на руку.

В ситуации некрасивого, неполиткорректного и временами грязного «Rialpolitik» все эти легенды о благородном гневе народа, в едином порыве свергающем прогнившую старую власть – всего лишь сказки и легитимация собственной победы в мятеже задним числом. Если ненавистная народу власть не хочет уходить, то свергают ее не пламенные трибуны в безупречных костюмах – такие проигрывают! – а циничные и расчетливые прагматики, для достижения цели идущие на разнообразные краткосрочные союзы и не боящиеся замарать руки. Руки. А не совесть! «Революцию не делают в бархатных перчатках», писал Ленин.

Использование внешней помощи или расчет на нее – это совершенно нормальная, повсеместно встречающаяся практика – она имела место и в Древнее время, и во Французской революции, и во время целого ряда последних событий. Ситуация тупика – «низы не могут – верхи не хотят» – очень похожа на то, что мы имеем сейчас в России и я уверен, что если бы Владимир Путин мог в нынешних условиях для подавления протестного движения прибегнуть к той или иной помощи внешних сил, он бы не раздумывал ни секунды. Должна ли оппозиция отвергать такую возможность? Имеет ли она ее? И если да, то что она тогда замарает – руки или совесть?

Здесь нужно понять, что идеальных условий ни для оппозиции, ни для власти никогда не бывает – политика власти в любом случае и при любом строе представляет из себя комплексный ответ на внешние и на внутренние вызовы. Наличие постоянного вызова власти очень важно для самой власти, т.к вносит обязательный элемент конкуренции, стимулирует ее не забронзоветь и адекватно реагировать на ситуацию в стране.

Если в стране устанавливается демократическое правление, то в зависимости от степени с которой те или иные слои оппозиции выражают чаяния народных масс, внутренние оппоненты правящего курса поддерживают оппозицию, в обществе главенствует закон, дискриминации оппозиции и оппозиционно настроенных граждан не существует и тогда у «несогласных» нет особых причин прибегать к помощи внешних сил.

Если же к власти приходят авторитарные или резко авторитарные круги, то власть начинает добиваться своей несменяемости не демократическим путем – в ходе выборов – а административным – выстраивая систему при которой ее нельзя победить по закону и с этой целью душит оппозицию, лишая ее поддержки. Легче всего, конечно же, лишить оппозицию поддержки внутренней – той, которая может быть оказана с территории, находящейся под контролем властей.

Для примера можно привести пример современной Грузии. У нас вошло в привычку ругать Саакашвили, упрекать его в том, что он построил не демократическое а полицейское государство и это во многом правда. Так, по мнению известного грузинского политолога Ивлиана Хаиндрава, за последние два года грузинская оппозиция не получила в свою поддержку ни одного тетри от грузинского бизнеса, т.к. люди боятся репрессий.

Проблема в том, что, как, по словам Томаса Манна, марксизм и фашизм являются враждующими братьями, так и режимы, построенные Владимиром Путиным и Михаилом Саакашвили тоже имеют немало родственного. Аналогичная ситуация с «перекрыванием кислорода» оппозиции видна и в России. За последние несколько лет Кремль сделал, наверное, все, чтобы административным путем лишить оппозицию любой поддержки со стороны общества. Это относится не только и не столько к ее финансированию. Существует целый комплекс мер по целенаправленной и тотальной маргинализации реальной оппозиции и подмене ее спойлерами – ручными псевдооппозиционными движениями, покрывающими разные части политического спектра, которые бы имитировали несогласие с властью и завлекали граждан, критически настроенных к власти, не в реальную оппозицию, а в подконтрольные Кремлю партии и движения. Для этого, собственно, и было придумано деление на системные и несистемные партии.

При этом системные – читай прокремлевские, пусть даже и выглядящие иначе – силы получали полную поддержку и финансирование (иногда поистине безграничное), а реальные – несистемные – были всего этого лишены. Более того, на фоне обильного официального и неофициального финансирования лояльных себе сил, Кремль традиционно под лупой рассматривал все расходы оппозиции, пытаясь понять откуда они идут, чтобы потом перекрыть и их.

В условиях административного запрета на получение поддержки изнутри роль внешнего фактора для оппонентов власти возрастала неимоверным образом. У них просто не было иного выхода как обратиться за поддержкой к внешним игрокам и нужно четко понимать, что в такое состояние их, в нарушение всех законов политической эволюции и конкуренции, завела сама правящая элита, которая теперь обвиняет их в предательстве Родины, отождествляя всю Родину исключительно с собой.

Если в стране создалась революционная ситуация, а правительство ведет себя неадекватным образом, не устраняя предпосылки народных волнений – рано или поздно свержение режима неминуемо. Но может ли в стране произойти революция без участия внешних сил?

Может. Здесь следует оговориться – в наш век глобализации и взаимопроникновения влияние внешнего фактора так или иначе все равно будет, но оно может быть как большим, так и незначительным. По мнению некоторых аналитиков, в частности Михаила Ремизова, если внешний фактор в свержении режима мал, в этом случае противостояние «старого и нового мира» имеет все шансы быть более жестоким и кровавым. Подключение же серьезного внешнего фактора может гораздо радикальнее сместить чашу весов и придать трансформации власти форму мягкой, бархатной революции[5]. И в этом смысле неизвестно что лучше – с гордым видом опираться на собственные силы, сопротивляясь властям, находящимся в гораздо более выгодном положении или отойти от морализаторства и нацелиться на конечную победу, в том числе с помощью внешних сил.

Практическая польза оппозиции от привлечения внешней помощи очевидна. Но чем поддержка критиков власти выгодна самим внешним силам?

Смена власти всегда в той или иной степени играет на руку внешней стороне. Всегда. Даже если каким-то конкретным внешним игрокам эта смена невыгодна, значит есть другие, в интересах которых она находится. Эти интересы могут быть самыми различными и не надо идеализировать Запад – в их числе, естественно, находится и временное ослабление государства после недобровольной смены власти, но находится и многое другое, совершенно приемлемое для России. В наш век глобализации язвы и пороки правящего класса не могут быть губительны исключительно в рамках одного конкретного государства. Болезнь, поражающая его, распространяет свои метастазы и на другие страны и их искоренение тоже находится в их интересах.

Более того, реалии современной, нездоровой России, к сожалению, таковы, что, как бы мне не хотелось это признавать, зачастую сегодня именно действия Запада больше соответствуют интересам России, чем действия российских властей.

В качестве примера можно привести ситуацию с Рамзаном Кадыровым. По информации Викиликс, советник Президента России, генерал Асламбек Аслаханов в 2009 году утверждал, что до трети федеральных дотаций Чечне Президент Чечни Рамзан Кадыров забирает себе. Отсюда его парк дорогих машин как у арабских шейхов, его породистые скакуны, которых он выставляет на скачки по всему миру, разбрасывание денег во время танцев и т.д. Владимир Путин вытащил этого человека на белый свет, всячески, надеюсь, вынужденно, его поддерживает и закрывает глаза на все, что бы он ни делал. США считают Кадырова коррумпированным лидером боевиков, ответственным за насилие в Чечне и не упускают случая, чтобы продемонстрировать это где только возможно. В последний раз – в ноябре 2011 года – они демонстративно и публично запретили Кадырову выставлять своих лошадей на скачках в США. Так кто в этом случае действует в интересах России – Владимир Путин или Госдеп США?

У России и у Запада есть много общего. Если наши интересы совпадают – очень хорошо. Когда Владимир Путин вступает в союз с американцами и мы вместе работаем в космосе и боремся с терроризмом – это нормально. Если интересы россиян и американцев совпадают в смене коррумпированного и неэффективного российского правящего режима – это тоже нужно приветствовать.

Россия нуждается в политической системе, обеспечивающей людям демократию, соблюдение Конституции и подлинное народовластие со всеми вытекающими отсюда последствиями. В системе, которая бы обеспечила достойную жизнь и справедливость для всех граждан страны, а не для кучки коррумпированных чиновников, встроенных в систему кремлевской вертикали. Если этого можно добиться с внешней помощью – ее нужно обязательно принимать.

Где же провести ту грань, до которой помощь Запада во внутрироссийских делах можно приветствовать и призывать, а за которой она будет неприемлема? На мой взгляд, здесь должны соблюдаться три обязательных условия. Первое: это общность интересов, пусть даже кратковременная, Второе: сама оппозиция должна воспринимать эту помощь исключительно как источник ресурсов (причем временный), но не как источник, осуществляющий постановку целей и Третье: ряд вещей, таких как безопасность страны, ее территориальная целостность и т.д. не могут служить объектом компромисса в зависимости от интересов любой группы людей – власти или оппозиции.

Выбор пути и постановка задач должны в любом случае осуществляться внутри государства и внутренними силами без участия Запада или кого-то еще. При этом всякая помощь должна приниматься с благодарностью, но и с пониманием того, что если Запад помогает, то он преследует свой интерес, следовательно, оппозиционные силы не могут считать себя связанными какими-либо обязательствами и когда кратковременные интересы разойдутся они будут должны поступать так как это нужно стране, а не внешним силам. Не стоит думать, что в реальной практике так поступать нельзя – вспомните как Иосиф Сталин обошелся с продукцией, полученной по ленд-лизу во время войны.

Если ставить вопрос таким образом, то ничего плохого в использовании помощи Запада нет. Вы сегодня ехали на автобусе на работу? Это было выгодно и вам и водителю автобуса. Вы же не стали после этого его наймитом?

Мне говорят: «Помощь из-за рубежа нельзя принимать в любом случае. Это аморально и опасно. Нужно вести независимую политику – посмотрите на Китай – вот современный пример для подражания».

В значительной мере это правда – Китай действительно может служить объектом для подражания по многим вопросам, но и потенциал Китая совершенно иной, чем сейчас у России. Это накладывает свои отпечатки на возможности страны в неполиткорректном мире – Пекин действительно может вести независимую политику. Когда же подобного потенциала у Китая не было, его тогдашняя «оппозиция» с радостью прибегала к помощи внешних сил. Можно вспомнить хотя бы «Конфуция реальной политики», основателя «Гоминдана» Сунь Ятсена, активно запрашивавшего помощь у Советской России в борьбе за объединение страны. Кстати, по аналогии с современным Западом, тогдашняя Советская Россия тоже имела в Китае немалые интересы – от контроля за КВЖД до распространения марксистско-ленинской идеологии и, тоже кстати, именно тогда нарком иностранных дел РСФСР Чичерин писал Сунь Ятсену, что у России и Китая есть совпадение интересов.

Если уж быть до конца точным, то похоже, что и в Китае начинают зарождаться родственные российским протестные процессы, катализатором чего могут служить события, произошедшие недавно в районе Укань. Как теперь будут вести себя китайские «несогласные» нам еще предстоит посмотреть.

Говоря же о морали, стоит понять, что политика всегда была далека от морали, хотя и прикрывалась ей. Люди, не согласные с нынешним положением дел, должны решить, что они хотят больше – сохранить высокий «моральный облик» или добиться перемен в стране. Сделать то и другое вместе, зачастую, невозможно. Причем, не только для оппозиции – посмотрите на нынешнюю власть: когда Владимиру Путину было необходимо усилить свою власть в Чечне он, не колеблясь, прибегнул к услугам человека, объявившего России «джихад» и его сына, заявлявшего, что первого русского он убил в 16 лет. Это аморально, это цинично, но в политике такие шаги имеют практический эффект.

В конце концов, если с моральной точки зрения выглядит патриотично поддерживать В. Путина потому, что он не нравится Западу, то давайте тогда выберем президентом России Ким Чен Ыя или Махмуда Ахмадинеджада – они не нравятся Западу еще больше! Разгоним все партии, кроме «Единой России», разведем еще большую коррупцию, начнем поддерживать талибов и Аль Каеду, поставим Ирану и Хезболле ядерное оружие, перестанем снабжать Запад газом и нефтью – это же та же самая ультра-патриотичная логика: «не нравится Западу, значит это хорошо». Давайте?

Заграница нам поможет?

У нас усиленно насаждается представление о том, что Запад, якобы, спит и видит как бы разрушить и поработить Россию. При этом, если думающая интеллигенция, пусть даже и провластная, относится к данному постулату еще хоть как-то критически, то зомбированность малограмотной «запутинской» молодежи, выпестованой «Нашими» и «Молодой Гвардией» на федеральные деньги, просто поражает. «Вот если сейчас не Путин, то Россию… всё… к Америке присоединят»[6], искренне опасается сторонница премьера Света из Иваново, ставшая нарицательным персонажем после ее интервью в защиту «Единой России» со словами «Мы стали более лучше одеваться».

Конечно же, это не так, но и, повторюсь, искренним другом России Запад тоже не является. Если отвергнуть теорию заговоров, то мы увидим, что некоему собирательному Западу нужна послушная Россия, не претендующая на лидерство, не имеющая планов по возрождению новой империи и одобряющая все его внешнеполитические авантюры. Западу нужна Россия, бесперебойно снабжающая его сырьем, открывшая свой внутренний рынок для его продукции, добровольно устранившаяся от конкуренции с западными производителями. Но при этом ему нужна и такая Россия, в которой был бы порядок, которая не распространяла бы коррупцию, наркотики, ядерное оружие, не служила бы источником нелегальной эмиграции и в которой власть контролировала бы ситуацию.

Пока эти условия соблюдаются Западу нет смысла активно поддерживать оппозицию, которая стремится разрушить положение дел, устраивающее его. Возможно, лично Владимир Путин Западу и не нравится, но это не принципиально, т.к. при нем, в общем и целом Запад получил именно ту Россию, которую хотел, а значит, в его интересах не только не поддерживать оппонентов нынешнего лидера страны, а, наоборот, устраниться от этого.

Кроме этого, если проанализировать положение ведущих западных стран и их поведение в целом ряде современных конфликтных ситуаций, становится очевидно, что для свержения режима в России у Запада нет ни желания, ни возможности. Активный всплеск протеста, как и любая революция, произошел внезапно и не был спрогнозирован. Сейчас Запад не совсем осознает что происходит в нашей стране и не понимает зачем ему нужно вмешиваться. Ему бы сейчас разобраться со своими проблемами в экономике, с делами в Афганистане, в Сирии и в Иране. Куда уж тут до России?

Но наши либералы говорят: «Мы – авторитарная страна. У нас нет демократии и нарушаются базовые права человека. Только по этой причине Запад должен вмешаться и помочь нам убрать Путина». Господа, не надо иллюзий – во-первых, между отстаиванием гражданских свобод и недобровольной сменой режима есть огромная разница, во-вторых, когда сталкиваются моральные принципы и жесткий политический прагматизм, собирательный Запад всегда выберет прагматизм, даже если еще вчера он с пеной у рта отстаивал свои принципы.

Посмотрите на уже приводившийся пример Китая – это гораздо более авторитарная страна, чем Россия, но ни Вашингтон, ни Брюссель почему-то не торопятся защищать там попранные права 1,3 млрд человек. Почему же они будут это делать в России?

«А как же быть с Сирией и Ливией?» – спрашивают либералы – «Если Запад помогает там, то почему он не может сделать это в России?» Друзья, между Сирией, Ливией, Ираком, Ираном и т.д. и Россией есть одна огромная разница. Даже две. Первая – это наличие ядерного оружия и вторая – то, что во всех этих странах существовали (или существуют и сейчас, но уже хуже) неприемлемые и враждебные для Запада режимы. В тех же случаях, когда правящий режим в стране был ненавистен народу, но, тем не менее, устраивал Запад, типа режима Мубарака в Египте, то он не только не помогал его свергнуть, но, наоборот, в самый разгар протестного движения до последнего вел с ним диалог и прекращал его поддержку только осознав, что делать ставку на эту власть уже нельзя.

Все так, но здесь есть как минимум два исключения.

Во-первых, хочу подчеркнуть еще раз, как в случае с Египтом, Запад будет поддерживать главу страны или отказываться от помощи в его смещении только до тех пор пока внутренняя ситуация в государстве и противодействие лидеру страны со стороны недовольного народа не станут угрожающими настолько, что появится опасность сваливания в анархию, что может быть угрозой уже для самого Запада, либо пока не станет возможным приход к власти человека, для Запада абсолютно неприемлемого.

Во-вторых, я не случайно несколько раз упомянул слово «собирательный» по отношению к Западу. Запад совершенно не един и если, так или иначе, Владимир Путин его устраивает, то внутри него обязательно найдутся группы и течения, в интересах которых будет сменить в России власть.

В настоящее время, несмотря на общий, положительный для Владимира Путина фон, мы видим нарастание раздражения Запада некоторыми обязательными элементами построенной им системы. Это увеличение авторитаризма, сворачивание гражданских свобод, запредельная коррупция, уже проникающая из России на Запад и некоторое другое, что уже привело к ужесточению риторики в отношении Владимира Путина, к его критике со стороны целого ряда политиков стран «первой линии» и к некоторым практическим действиям Запада, типа введение Списка Магницкого и отказу Р. Кадырову выставлять своих лошадей в скачке.

Все это пока не может иметь существенного эффекта для ослабления позиций В. Путина внутри страны, но, тем не менее, показывает некую тенденцию, которая может очень быстро усилиться до угрожающих для него масштабов, если а) ухудшение ситуации продолжится, б) если в противостоянии с оппозицией он перейдет грань разумного применения силы и в) если в том же противостоянии Акелла-Путин начнет серьезно промахиваться.

Конечно же, на ситуации с усилением раздражения российским руководством всегда будут греть руки различные западные оппозиционеры и фрондёры, типа Маккейна, но если они придут к власти, то можно быть уверенными, что нотки защиты демократии в их риторике быстро сменятся на тон практического сотрудничества.

Таким образом, пока Владимир Путин и российская система в целом устраивают Запад и никаких объективных предпосылок для оказания помощи в смене власти в России у собирательного Запада не существует. С большой вероятностью можно предсказать, что Запад будет вести сбалансированную политику и избегать прямой помощи какой-либо стороне по крайней мере до того как ситуация по какой-либо причине не изменится самым кардинальным образом.

Осознание этого факта для оппозиции неприятно, но очень важно. Только поняв его наши оппозиционеры осознают почему известный призыв к Западу Немцова, Милова, Касьянова и Рыжкова «отказать российским правителям в легитимности и … отказаться от объятий с… провалившейся российской Realpolitik»,[7] сделанный ими в начале 2011 года, на самом Западе был проигнорирован, но не был забыт.

Проблема современного антивластного движения в том, что в действительности ему нечем заинтересовать в себе Запад. На повестке дня нет таких условий, которые бы либо Путин уже не дал Западу, либо в случае своего прихода к власти могла бы дать оппозиция и это было бы поддержано народом. Более того, сопоставляя то, что дал Западу Владимир Путин, начинаешь понимать, что Западу дано уже столько, что пора не давать что-то новое, а забирать ранее отданное, но тогда, как мы понимаем, вопрос поддержки антивластного движения этим же самым Западом отпадет сам собой.

Из инструментов привлечения внимания Запада у противников Путина остается:

  1. Общедемократическая и общегражданская риторика, которая в практической политике очень мало весит и которая оттолкнет от противников правящих кругов какую-то часть несогласных потому, что в их сознании ее использование связано с дискредитировавшими себя либералами и ассоциируется с пресмыканием перед Западом.
  2. Дискурс борьбы с коррупцией, начинающей проникать из России на Запад и тревожащей его. Это беспроигрышный инструмент, но если Владимир Путин сейчас действительно начнет бороться с коррупцией (во что я не верю), то важность этой темы снизится.
  3. Работа с различными политическими и социальными нишами, которые не являются «мейнстримом» и, соответственно, не могут принести фантастических и мгновенных дивидендов, но которые, тем не менее, действительно могут быть полезны для формирования общественного мнения на Западе, для лоббирования своих интересов в правительственных кругах и даже для ослабления российской власти путем проведения публичных акций перед российскими посольствами и во время международных событий.
  4. Усиления накала протестного движения с перспективой привести его к египетскому сценарию, при котором Запад будет вынужден сделать ставку на антипутинские силы. Это самый важный и наиболее весомый элемент для Запада.

Это не так много, но и немало. По крайней мере, это уже больше, чем было еще несколько лет назад, когда власть Путина казалась незыблемой и при грамотной работе на общее дело, все эти инструменты могут сыграть очень важную роль.

Отдельно следует сказать по поводу того какой конкретно помощи оппозиционно настроенным слоям россиян следует ожидать от Запада.

В рамках той манипулятивной технологии, которую правительственные идеологи и провластные СМИ сейчас широко применяют для шельмования всех антипутинских сил помощь Запада выступает только в виде денег, которые они тут же целенаправленно связывают с корыстью, с подкупом и с попаданием в зависимость от Запада. Парадоксально, но я вижу, что эта тактика действует и на эту уловку попадают даже люди, которых я уважаю и считаю интеллектуалами.

Нет, нет и нет! Помощь Запада – это не деньги или совсем не только деньги, а если уж деньги, то не в первую очередь. Помощь Запада следует трактовать широко – как создание благоприятного соотношения сил между оппозицией и властью. Для достижения такого соотношения может быть использован целый комплекс мер политического, информационного, дипломатического и т.д. характера в совершенно разных сферах общественной жизни. Назовем лишь некоторые из них:

Антикоррупционная поддержка. В нынешнем состоянии дел она в подавляющем количестве случаев будет иметь антивластную направленность потому, что самые большие коррупционеры, конечно же, находятся в рядах власти. Создание системы «zero tolerance» – полной нетерпимости к российским чиновникам, замешанным в коррупции, имеющим на Западе собственность, происхождение которой они не в состоянии объяснить, опубликование фамилий чиновников, имеющих счета в западных банках, вплоть до угрозы судебного преследования и конфискации имущества.

В идеале это должно привести к ситуации, когда у коррумпированных чиновников исчезнет мотивация совершать махинации, т.к. скрыть свои деньги или уехать из страны, когда здесь для них станет слишком горячо они уже не смогут.

Поддержка требований политических свобод. Здесь можно говорить как минимум о делегитимации в глазах Запада чиновников, препятствующих развитию в России политических и гражданских свобод. Допустим, создание «Списка Чурова» в добавление к «Списку Магницкого».

Помощь в разрушении монополии СМИ и прорыв информационной блокады. Никакая демократия в России невозможна при контроле власти за СМИ.

Наверняка, таких направлений поддержки можно найти еще немало, но давайте скажем о главном. Нельзя забывать старое правило Воздушно-Десантных войск: «В любой рукопашной схватке побеждает тот, у кого больше патронов». За 12 лет власти, в нарушение Конституции, Владимир Путин лишил «несогласных» любых законных форм выражения недовольства его властью – парламентской трибуны, честных выборов, неподцензурных СМИ, свободы собраний, возможности объявить референдум и т.д. Встречаться с ним сейчас в честной «рукопашной схватке» – это все равно, что садиться играть с шулером в карты – почти безнадежно. Народу нужно больше «патронов»!

В этих условиях, одной из главных задач «несогласных» должен стать вывод протестного движения на международный уровень. Если Владимир Путин лишил народ возможностей легального противостояния, необходимо превращать спор между ним и несогласными в спор между его режимом и Западом, тем самым усиливая свои позиции. Чем быстрее протестное движение примет международный характер, тем слабее будут позиции Владимира Путина и тем больше «патронов» будет у российского народа.

Начинать делать это нужно уже сейчас. Тогда оппозиция сможет обеспечить себе поддержку Запада в наиболее острый и ответственный период противостояния с неэффективным и коррумпированным режимом – после вероятной «победы» Владимира Путина на грядущих выборах, когда он будет вынужден вести непопулярные экономические реформы, что неминуемо понизит уровень жизни населения. Не нынешний, а именно тот период будет решающим и именно к его началу «несогласным» лучше быть во всеоружии.

И в завершение. Тема помощи Запада российским оппонентам режима Путина остра и провокационна. Здесь легко ошельмовать даже того, кто делает благое дело. Но это одновременно и очень важная тема – важная для страны, для народа, для всех нас. Даже если в результате народных протестов эта власть не будет смещена, то и тогда эта помощь нужна. Нужна для того, чтобы Владимир Путин или любой другой авторитарный правитель знал, что он не всевластен и что тем или иным способом народ всегда будет очерчивать для него границы дозволенного, выйти за которые он не может под угрозой потери власти.

И самое последнее. Говорят, что заканчивать нужно тем, с чего начал. 1917 год. Владимир Ленин и обвинение его в предательстве. Хорошо это или плохо, но тогда эти обвинения не сработали. Большевики сумели убедить людей, что их планы по свержению Временного правительства совпадают с планами народа, а весь народ не может быть предателем! В формулировке того, что «этого хочет сам народ» людям было уже неважно хочет ли или не хочет этого Германия. Главное для них было то, что этого хотели они сами.

«100 000 рабочих большевиков не могут быть германскими шпионами».[8] В наше время тоже.

Примечания


[1] Газета «Живое Слово», Петроград, 05.07.1917г.

[2] «Политолог: Наблюдатели не должны принимать западные гранты», Деловая газета «Взгляд» 24.11.2011г.

[3] «Русский ответ Владимиру Путину», Д.О. Рогозин, «Известия», 31.01.2012 г.

[4] «Putin Calls U.S. a ‘Parasite’ Over Its Debt», Richard Boudreaux, «The Wall Street Journal», 02.08.2011.

[5] «Неоколониальная революция: осмысление вызова», М. Ремизов, 29.12.2004г.

[6] Интервью Светланы Курициной

[7] «Больше никаких объятий Запада с российскими правителями», М. Касьянов, В. Милов, Б. Немцов, В. Рыжков, «The Washington Post», 21.02.2011 г.

[8] Газета «Известия», Петроград, 16.07.1917 г.

 
Статья прочитана 930 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173