Станислав Белковский: Путин — диктатор? Я вас умоляю… Легенды и мифы российской оппозиции

Не забудем, не простим. Намедни авторитарный режим им. В.В.Путина нанес очередную серию подлых ударов в спину отечественной оппозиции. С помощью судьи Ольги Затомской (Боровковой), которая в свои жалкие 28 лет уже пользуется репутацией одного из самых свирепых монстров режима, организаторов не вполне санкционированной акции в фонтане на Пушкинской площади столицы 5 марта этого года — Алексея Навального, Илью Яшина, Сергея Удальцова — оштрафовали на 1000 руб. каждого. Напомню, за аналогичное деяние, совершенное 5 декабря минувшего года, Навальный, Яшин и многие их соратники получили по 15 суток административного ареста.

Тем самым был дан твердый ответ на вопрос, заданный мне вечером 5 марта одним известным журналом (см. «МК» от 23 марта 2012 г.): а правда, что после избрания Путина режим пойдет путем всемерного ужесточения и в полной мере реализует на практике свою пресловутую кровавость?

Лидер «Левого фронта» и возможный преемник Геннадия Зюганова в КПРФ Сергей Удальцов после вынесения варварского приговора заявил, что оппозиция должна теперь определиться с адекватным ответом на зверства г-жи Боровковой.

А у других влиятельных оппозиционеров ответ уже готов. Например, Алексей Навальный анонсировал создание так называемой Доброй Машины Правды (ДМП) — в противовес Злой Машине Пропаганды (ЗМП), контролируемой властью и состоящей преимущественно из федеральных телеканалов. Замысел проекта прост, как все, мягко говоря, незаурядное. Та часть россиян, которая читает Интернет, все про все и так знает. Прежде всего — про тотальную коррупцию и беззаконие в путинской России. Но таких людей — вместе с читателями элитных газет — порядка 7 млн. человек. Этого недостаточно, чтобы сменить строй. Надо как минимум 50 млн. человек, которые быстро узнали бы все то же самое в полном объеме. Потому требуется от 50 до 100 тыс. добровольных гражданских активистов, которые распространяли бы интернетные компромат-разоблачения за пределами Сети. Например, в формате надписей на заборах (помните эротический анекдот про дрова?) или листовок в лифтах (подъездах).

Представьте себе. Заходит какая-нибудь не совсем юная пенсионерка в лифт (он же подъезд) и видит там — между плакатиком «Доставка пирожков с котятками на дом» и наклейкой «Целительница Ванга Джун даст вам от ворот поворот» — оппозиционную листовку «Трейдер Геннадий Т., близкий к Владимиру П., увел из госбюджета 666 миллиардов долларов США». С подробным разъяснением схемы увода. Примерно за три дня непрерывного чтения листовки пенсионерка все поймет. А главное, ощутит, что стародавнее российское разделение «добрый царь — плохие бояре» уже не работает. И пока царь не уйдет от власти…

Алексей Навальный — бесспорно, лучший на сегодня в России (а может, и не только в ней) специалист по мобилизации интернет-масс (с некоторых пор это дело называется «краудсорсинг», чтобы никто не догадался — особенно какой-нибудь центр «Э» по борьбе с экстремизмом). Но все же я как ветеран агитационной работы среди различных групп населения позволю себе высказать в адрес проекта ДМП малую толику дружеской критики.

Во-первых, даже охватив 50 млн. злобных зрителей, Добрая Машина Правды прямо конкурировать с враждебной ЗМП сможет едва ли. Поскольку ключевое достоинство ЗМП — это не размер аудитории. А легитимность. Федеральные каналы — часть государственной машины. И потому речь их звучит для миллионов россиян как закон.

Давайте вспомним. Программа Центрального телевидения СССР «Взгляд» (1987–1991 гг.) обрела гигантское влияние не только в силу профессионализма и энтузиазма ее создателей, а заодно условного либерализма покровителей. Но потому, что выходила она по официальной первой программе, где всегда показывали лишь истину в последней инстанции. И телезритель понимал: вот она где, настоящая новая правда! Значит, власть сама движется в направлении правды и торжество демократии, мытьем или катаньем, неизбежно. А что пишут на заборе, пусть даже и очень большими буквами, — это еще бабушка натрое сказала.

Во-вторых. Ну вот узнал я, пенсионер сезонного значения, со стены своего вечнозассанного лифта, что кто-то что-то украл. «Ну и?..» — немного разочарованно спрашиваю я. Вы хотите сказать, я раньше не знал, что в РФ имеется коррупция, причем сплошь и рядом? Знал. И с каждым днем узнаю все больше и больше, причем не из листовки интернетного происхождения, а из убогих перипетий моей больной жизни. И про бюрократический произвол — то же самое.

Но что же мне предлагается взамен, кроме надписи на заборе? Какие новые лидеры, сценарии их прихода к власти? Никаких. Получается, что, кроме Путина, все равно никого нет? И та самая «безальтернативность» (тьфу ты, язык сломаешь), о которой мне каждодневно талдычит Кремль через ЗМП, действительно неизбежна?

Легитимировать претензии сегодняшней оппозиции, волею исторического случая оказавшейся на болотно-сахаровской сцене, на власть может только легальное демократическое (!) проникновение представителей этой оппозиции в ту власть, которая возникает в результате путинско-медведевских политических реформ. В перестроечную эпоху (а мы, напомним, переживаем нынче перестройку-2) иначе не бывает. Вспомните перестройку-1. Борис Ельцин стал реальным претендентом на самую большую власть, способным бросить вызов дотоле незаменимому (как сейчас Путин) Горбачеву, только после успеха на выборах в Верховный Совет РСФСР (1990 г.).

Стало быть, объективно самое главное сейчас для тех, кто считает себя реальным оппозиционером: а) партийное строительство; б) губернаторские выборы. Замечу: первые выборы главы региона состоятся, скорее всего, уже в октябре 2012-го. И не где-нибудь, а в Новгородской области. Вы считаете, это простое совпадение? Или все-таки Бог не фраер? Ведь именно Великий Новгород — точка возникновения российской государственности (призвание варягов и т.п.), некогда — ганзейский город, воплощение древнерусских республиканизма и демократии, всегда был символом иного пути для России, смысловой альтернативой азиатской империи, которую выстроили московские князья/цари. И не просто так очередной этап превращения России в национальное государство европейского образца начинается в Великом Новгороде.

А всего до конца 2012 г. нас ждут порядка 7–10 губернаторских выборов. Если бы до осени оппозиционеры, считающиеся нынче внесистемными, зарегистрировали 2–3 реально мощные партии, а потом вместе с системными оппозиционерами выдвинули бы единых кандидатов в губернаторы, способных (при поддержке региональных элит, уставших от непонятных назначенцев) сокрушить кремлевских кандидатов… Впрочем, нам хорошо известно, что оппозиционеры всегда скорее найдут способ/повод разругаться, чем объединиться. И единственным объединяющим началом для них остается Владимир Путин. «Кровавый тиран», который якобы даже на уровне постановки задачи не пустит оппозиционеров во власть. А значит — чего и рыпаться… Пойдем-ка лучше выпьем коньячку в кровавом ночном клубе им. Путина.

Много лет подряд оппозиционеры придумывают новые аргументы, почему не надо искать себе настоящей власти. Потому-то и запугивают Путиным других и себя: мол, если что — убьет, четвертует и повесит вниз головой!

И кого же убил за все эти годы?

Анну Политковскую? Готов поверить, что к этому могли иметь какое-то касательство влиятельные чеченские круги, которые накануне трагедии 7 октября 2006 года хотели судиться с журналисткой, но так и не смогли найти достаточных сугубо юридических оснований. Но уверен: если бы Путин мог, он предотвратил бы расправу.

Александра Литвиненко? Царствие ему небесное, конечно, но все, кто, как я, был знаком с покойным, скажут уверенно: Саша был кем угодно, только не диссидентом и не борцом с режимом, даже если считал себя таковым. Скорее, он пал жертвой криминально-коммерческой разборки, о которой мы еще поговорим отдельно.

Сергея Магнитского? Он — жертва корпоративного конфликта, разрешавшегося традиционными для России силовыми методами.

Хотя, безусловно, всех очень жаль, пусть всем будет земля пухом.

И вторую чеченскую войну (1999 г.), кстати, затеял вовсе не Путин, а его предшественник, признанный отец РФ-свободы Борис Ельцин.

Нет, господа оппозиционеры, Владимир Путин никакой не диктатор, а пародия на диктатора. Местами очень удачная, спору нет. Но именно такая пародия в наибольшей степени дискредитирует диктатуру как таковую. В большой степени справедливо будет сказать, что Владимир Владимирович всей своей государственно-политической практикой убил железное обаяние диктатуры в России. И обусловил тем самым появление сытого хомячка, который расправил плечи и встал на площади в полный рост. И не сойти ему больше с этого места.

Комментарий: При всей пародийности Путина, он именно диктатор. Имена оппозиционеров, убитых путинскими карателями, известны: про нацболов Юрия Червочкина и Антона Страдымова слышали, Станислав Александрович? И ужесточение после так называемых президентских выборов просматривается вполне четко: как насчет ареста лидера “Лиги обороны Москвы” Даниила Константинова, возбуждения уголовных дел на журналистов Аркадия Бабченко и Андрея Коломойского, передачи в суд дела 12 активистов петербургской “Другой России” и так далее? Этак тов. Белковский скоро договорится до того, что в России нет политзаключенных, а демократия на втором десятилетии правления Путина достигает своего полного и окончательного расцвета. И эти его золотые слова покажут в прайм-тайм по НТВ.

 
Статья прочитана 1299 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173