Судья, гособвинитель, адвокаты: биографии тех, кто решает судьбу Pussy Riot

Хамовнический суд Москвы 17 августа вынес приговор по делу Pussy Riot. Судя по тому, как шел процесс, ничего хорошего участниц группы не ждало с самого начала. Гособвинитель попросил для каждой из подсудимых (Надежды Толоконниковой, Марии Алехиной и Екатерины Самуцевич) по три года лишения свободы. При этом судья Марина Сырова, судя по официальным отчетам о ее работе, в абсолютном большинстве случаев поддерживает меру наказания, предложенную прокурором. Так и получилось.

На протяжении всего процесса защита потерпевших (людей, присутствовавших в Храме Христа Спасителя во время “панк-молебна”) и гособвинение действовали слаженно – и были явно настроены на то, чтобы девушки из Pussy Riot получили реальный срок. Еще убедительнее вела себя судья Сырова, скоропалительно и даже как-то небрежно руководившая процессом. Мы изучили интервью и биографии гособвинителя, судьи, адвокатов потерпевших, а также одного из экспертов (он подготовил документ в пользу виновности Pussy Riot), чтобы разобраться, от каких людей зависела и до сих пор зависит судьба подсудимых.

Судья: Марина Сырова

Кабинет судьи Марины Сыровой располагается по соседству с кабинетом председателя суда Виктора Данилкина. Сырова считается приближенной к нему не только поэтому – ее называют полностью подконтрольной судье Данилкину. В Хамовническом суде они что-то вроде пары “плохой судья – хороший судья”. “В Данилкина на деле Ходорковского мы все почти влюбились, – вспоминает одна из журналисток, освещавших как дело бывшего руководителя ЮКОСа, так и дело группы Pussy Riot. – Как он срезал прокурора, как смеялся вместе со всеми над нелепостями того дела. Мы на полном серьезе ждали, когда этот прекрасный человек вынесет оправдательный приговор. И когда в реальности приговор стал обвинительным – это как удар под дых было”. Сырова же не стремится понравиться никому – это просто бросается в глаза. Такая деталь: в ходе одного из бесконечных ее препирательств с адвокатом подсудимых Виолеттой Волковой судья позволила себе нецензурное междометие. Судья Сырова, кажется, была единственной на процессе, кого не бесил заливистый лай конвойной собаки. “Давай, собачка, наводи порядок”, – с любовью сказала она однажды.

При этом громких дел у судьи Сыровой до процесса над Pussy Riot практически не было. Она приговорила к десяти годам авторитетного бизнесмена и вора в законе Тариэла Ониани – десять лет за похищение человека. Также она судила бывшего директора московского Дворца молодежи Павла Забелина – восемь лет лишения свободы заочно за мошенничество. Заочно, потому что Забелин, утверждавший, что стал обвиняемым из-за отказа дать показания на экс-главу службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, скрылся и получил убежище в Эстонии. “Судья Сырова – это мрак. Это человек, насколько мне известно, совершенно несамостоятельный и полностью подконтрольный Данилкину, истинный боец путинской вертикали. Мой приговор большей частью состоял из обвинительного заключения, опровержению аргументов защиты о моей невиновности в нем места не нашлось. Ни о какой состязательности сторон даже и речи не было: Сырова отказалась допросить меня, отказалась допросить всех до одного свидетелей защиты и отказалась удовлетворить все ходатайства моего адвоката”, – говорил Забелин журналу The New Times.

В базе данных портала “Росправосудие” есть 77 дел, которые рассматривала судья Сырова. Из них только три административных – два по ДТП и одно – пиратская продажа дисков. Остальные дела – кражи, разбои, хищения, мошенничество. Одного подсудимого Сырова оштрафовала по довольно редко применяющейся в России статье 328 УК РФ – уклонение от воинской службы.

Как выяснил Openspace.ru, исследовавший деятельность Сыровой по базе данных Хамовнического суда, судья лишь дважды рассматривала дела, заведенные по 213 статье УК (хулиганство). Первое было закрыто по примирению сторон. По второму делу (драка в общественном месте) Сырова приговорила обвиняемого к шести месяцам заключения.

Тот же Openspace.ru отмечает, что 92 процента обвиняемых Сырова признает виновными.

Гособвинитель: Александр Никифоров

Гособвинителю Александру Никифорову около тридцати лет. Он среднего роста, светловолосый, склонный к полноте. На процессе по делу Pussy Riot чувствует себя крайне уверенно, настаивая, что девушки совершили хулиганский поступок по мотивам религиозной розни. Бросилось в глаза, что за все время слушаний Никифоров даже не попытался заговорить ни с одной из подсудимых. Вопросов к ним у гособвинителя не было.

В вопросах теологии Никифоров силен еще и потому, что был гособвинителем на знаменитом деле выставки “Запретное искусство-2006″. Организаторы этого антирелигиозного арт-проекта Юрий Самодуров и Андрей Ерофеев были обвинены по антиэкстремистской 282-й статье УК РФ – этого добились активисты православного националистического движения “Народный собор”. Никифоров уверенно доказывал, что в действиях устроителей выставки есть мотив на разжигание религиозной розни. Причем вел себя примерно так же, как и сейчас – в ходе процесса над Pussy Riot. Например, требовал удалять из зала суда посетителей и журналистов за смешки. Самодурова и Ерофеева во время прений Никифоров требовал приговорить к трем годам колонии (столько же Никифоров попросил для девушек из Pussy Riot). Но кураторы отделались штрафом, и приговор стороной обвинения не обжаловался. А Мосгорсуд законность штрафа подтвердил.

На процессе по поводу “Запретного искусства” Никифоров мог познакомиться с Надеждой Толоконниковой и Петром Верзиловым. Во время оглашения приговора по делу Самодурова-Ерофеева активисты арт-группы “Война” провели в Таганском суде акцию “Тараканий суд”. Они пришли в учреждение и выпустили там на волю три тысячи тараканов.

У Юрия Самодурова, по понятным причинам, мало оснований вспоминать гособвинителя Никифорова добрым словом. “Никифоров, как я заметил, не умел четко и эффективно вести допрос подсудимых и свидетелей защиты, чтобы поставить набором своих вопросов подсудимого, свидетеля или эксперта защиты в затруднительное для того положение, не мог продуманной системой конкретных вопросов обнаружить “слабые места” в показаниях подсудимых, экспертов и свидетелей защиты. Допрашивая свидетелей обвинения, Никифоров не стеснялся задавать им элементарные наводящие вопросы. В случае сильных и принципиальных выступлений обвиняемых, свидетелей и экспертов защиты, Никифоров часто просил судью снять ставящие обвинение в трудное положение вопросы и ходатайства адвокатов и подсудимых”, – так вспоминал Самодуров процесс по делу выставки “Запретное искусство”.

Еще одно резонансное дело с участием Никифорова – процесс над Дмитрием Барановским, ветераном афганской войны, зампредом межрегиональной правозащитной ассоциации “Справедливость” и заместителем гендиректора оборонного предприятия ОАО РАТЕП. Барановский был обвинен в вымогательстве, заведомо ложном доносе и клевете. Гособвинитель Никифоров просил дать ему 20 лет лишения свободы, суд ограничился 12-тью. По версии обвинения, Барановский вымогал два здания на Бауманской и Нижней Красносельской улицах Москвы, а также доли в коммерческих предприятиях. Потерпевшими по делу были признаны министр транспорта правительства Московской области Петр Кацыв (с июня 2012 года – начальник главного управления по взаимодействию с федеральными органами государственной власти правительства Московской области), его сын Денис Кацыв, адвокат Наталия Весельницкая, бизнесмены Александр Алтунин и Владимир Касаткин.

Правозащитники из “Справедливости” отчаянно пытались защитить Барановского, организовали целую кампанию. Проводили уличные акции, именовали процесс “странным судилищем”, но все бесполезно.

Адвокат потерпевших: Алексей Таратухин

Примечательная деталь. На сайте “Справедливости” говорится, что членом правления этой организации, а также ревизором ее финансовой деятельности является адвокат Алексей Таратухин. На процессе по делу Pussy Riot он защищает потерпевших (при этом производит впечатление человека идейного: каждое его выступление содержит морализаторство). Однако, судя по слаженности действий адвокатов и гособвинителя, обиды на Никифорова у Таратухина нет. С другой стороны, именно адвокат Таратухин стал единственным возмутителем спокойствия со стороны потерпевших. Он заявил отвод судье Сыровой – после того, как встретил в ее кабинете адвоката подсудимых Виолетту Волкову. Якобы они о чем-то секретно переговаривались. История превратилась в фарс после того, как Волкова заявила аналогичный отвод, но на том основании, что с судьей секретничал Таратухин. Разумеется, отвод был отклонен.

У Алексея Таратухина есть свой сайт. Из него следует, что адвокат специализируется на уголовном праве, имущественных и семейных спорах. Периодически он дает комментарии для СМИ на темы, далекие от общественно-политических событий. Как то: компенсации гражданам, пострадавшим от гололеда или же компенсации пассажирам за задержанные авиарейсы. Играет на гитаре. Принимал участие в концерте-турнире “Поют юристы Москвы” в ресторане “Гнездо глухаря”. Выиграл или нет – не сообщается.

В 2009 году Таратухин поставил свою подпись под обращением с требованием немедленного освобождения Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, которых судили как раз в Хамовническом суде. “Искренне восхищен Вашим, Михаил и Платон, упорством бороться за Свободу и Справедливость. Удачи!” – таким комментарием снабдил свою подпись адвокат Таратухин. Также он стал 29090-м подписантом открытого обращения с требованием освободить фигурантку дела ЮКОСа Светлану Бахмину. “То, что делают с Бахминой, это чудовищно жестоко, вне зависимости от того, виновна она или нет”, – написал Алексей Таратухин.

Самое громкое до процесса над Pussy Riot дело адвокату Таратухину досталось в 2008 году. Он защищал честь и деловую репутацию члена Совета Федерации Вячеслава Фетисова от работавшего тогда пресс-секретарем Олимпийского комитета РФ Геннадия Швеца. Швец в ходе Олимпиады в Пекине дал ряд интервью, в которых довольно резко обвинил Фетисова в том, что тот ответственен за допинговый скандал вокруг российских легкоатлетов на Олимпиаде (Фетисов был членом Всемирного антидопингового агентства (ВАДА) и руководителем Федерального агентства по физической культуре и спорту). Савеловский суд Москвы сначала отказал Фетисову в иске, Мосгорсуд это решение отменил, направил дело на новое рассмотрение. После чего Савеловский суд утвердил мировое соглашение между сторонами.

Адвокат потерпевших: Лев Лялин

Вторым адвокатом, защищавшим Фетисова, был Лев Лялин. Они с Таратухиным друзья, о чем сам Лялин с удовольствием пишет в своем блоге. На процессе Pussy Riot Лялин – самый спокойный и сдержанный представитель потерпевших (и гораздо менее идейный, нежели Таратухин; трудно вспомнить хотя бы одну самостоятельную инициативу Лялина, который во всем поддерживает позицию гособвинения). В кулуарах – точнее, в буфете Хамовнического суда – он даже рассказывал, что сочувствует адвокатам подсудимых. Говорил, что их работа – “адреналиновая, на износ”.

Вообще, Лялин специализируется на экономической тематике, выступает на профильных семинарах и пишет статьи для узкопрофильных изданий. Также комментирует и дает разъяснения, касающиеся вопросов налогообложения, аудита, бухгалтерии и вообще финансово-хозяйственной деятельности в целом. Он уже представлял однажды в суде интересы РПЦ (это была чисто хозяйственная история): по просьбе настоятеля, протоиерея храма св. Митрофания Воронежского Дмитрия Смирнова добился освобождения от земельного налога двух приходских учреждений.

Впрочем, Лялин сам говорит, что пытается быть как можно более разносторонним человеком. Он комментировал, например, обнародование российскими СМИ личных фотографий фигурантки “шпионского скандала” Анны Чапман, указав, что их тиражирование “совершенно неправомерно”.

О своих политических взглядах Лялин особенно не распространяется. Правда, исследовав страничку адвоката на сайте “Одноклассники”, можно узнать, что Лялин считает “классной” вот эту фотографию.

Адвокат потерпевших: Лариса Павлова

Лариса Октябристовна Павлова – по-видимому, самый яркий адвокат со стороны потерпевших в процессе по делу Pussy Riot. Во время прений она, в частности, заявила, что феминизм – “грех” и “неестественное стремление”, а “патриарх имеет признаки сакральности”, и следовательно “оскорблять его – значит, оскорблять всех верующих”. Со своими клиентами – пострадавшими от действий панк-группы сотрудниками и охранниками Храма Христа Спасителя – Павлова явно на одной волне. Любопытный нюанс: один из журналистов, работающих в Хамовническом суде, рассказывал о том, как Павлова пыталась попросить денег за собственное интервью.

При этом, в отличие от Таратухина и Лялина, Павлова глубоко вовлечена в церковную тематику. Более того, у нее довольно тесные и дружеские отношения с Русской православной церковью и христианской общественностью. Адвокат, в частности, является постоянным автором информационно-аналитической службы “Русская народная линия” (девиз сайта – “Православие, самодержавие, народность”): Павлова пишет и о тех делах, в которых она участвует сама, и о юридических вопросах, так или иначе связанных с православием. Показательная цитата: “Мне кажется, что XIV Всемирный Русский Народный собор – это симфония мнений общества, Церкви и государства по ключевым проблемам жизни наших граждан. И с радостью можно отметить, что по основным проблемам, волнующим Общество, находится все больше общих точек зрения”. Лариса Павлова – последовательный борец с ювенальной юстицией. Она радуется, что собор “в целом негативно” оценил этот “крайне больной и острый вопрос” и принял специальную резолюцию, “противопоставляющую опыт духовно-нравственной традиции России – тотальному контролю над семьей”.

Наибольшую известность Павлова приобрела в качестве общественного деятеля: она входит в правление организации “Родительский комитет”. Адвокат обильно высказывается относительно прав родителей и обязанностей школы. И особенно по поводу сексуального воспитания детей – можно, наверное, догадаться, в каком ключе. Так, в интервью сайту “Православие.ру” Павлова заявляет: “Уже есть случаи, когда в базовых предметах появляются элементы так называемого “полового просвещения”, развращающего детей и подростков”. “Как юрист, – объясняет адвокат, – я считаю, что включение элементов “сексуального просвещения” в обязательную школьную программу нарушает преимущественное право родителей на воспитание ребенка, гарантированное им Конституцией… Если вдруг в любой базовый предмет включаются элементы полового воспитания (под которым обычно понимается сексуальное просвещение), в этом случае нарушается конституционное право родителей на выбор системы полового воспитания… Шаги, предпринимаемые в рамках систем образования по внедрению в школы поголовного полового воспитания, я считаю абсолютно незаконными”.

Лариса Павлова защищает священное право школьника не знать, откуда берутся дети: “Сексуальное просвещение противоречит нравственным установкам всех традиционных конфессий, не только православной. Оно задевает чувства верующих. И включение “полового воспитания” в обязательную школьную программу будет грубо нарушать права верующих, их право НЕ ЗНАТЬ что-то. Есть право знать, а есть право не знать”.

К слову, во время процесса над Pussy Riot Лариса Павлова прямо указывала, что подсудимые слишком много знают. Адвокат изучила дисциплины, которые изучали участницы Pussy Riot в университете и обнаружила, что Мария Алехина большое внимание уделяла предмету “История тайных учений в культуре”. По мнению Павловой, это повлияло на мировоззрение подсудимой – и поэтому она приняла участие в “панк-молебне” в Храме Христа Спасителя.

Одним из самых громких процессов, в которых участвовала Лариса Павлова – дело Агеевых. Семья Агеевых из Подмосковья усыновила Глеба и его сестру Полину. Весной 2009-го Глеб поступил в больницу с ушибами и ожогами. Следователи пришли к выводу, что Лариса Агеева вскоре после усыновления стала испытывать неприязнь к приемному сыну и начала систематически его избивать. Агеевы утверждали, что Глеб получил травмы при падении с лестницы, а также уронил на себя чайник. В 2009 году усыновление Глеба и Полины отменили, а в 2010-м Ларису Агееву приговорили к одному году и восьми месяцам исправительных работ – за причинение вреда здоровью Глеба. Павлова, защищавшая Агееву, тогда утверждала, что весь этот процесс абсурдный (и, можно сделать вывод, подтасованный, а также политический): “Это дело является своего рода лакмусовой бумажкой судебной практики по статье 156 УК – ненадлежащее воспитание детей, связанное с насилием и жестокостью. Год назад были внесены поправки в статью, предусмотрено лишение свободы за данное преступление. Депутаты в обоснование необходимости ужесточения наказания по данной статье ссылались на дело Агеевых”.

Лариса Павлова соглашается с протоиереем Димитрием Смирновым, что дело Pussy Riot – тоже политическое, поскольку касается сотен тысяч православных. Видео с беседой Павловой и протоиерея анонсировано так: “Беседа протоиерея Димитрия Смирнова с адвокатом Ларисой Октябристовной Павловой, которая представляет на суде над осатанелыми “девочками” интересы потерпевшей стороны. Процесс над кощунницами вызвал большой общественный резонанс, тем более, что ряд неадекватных всеми нами любимых деятелей культуры подписали письмо с оправданием похождений на амвоне Храма Христа Спасителя этих милых дам-мучениц за либерал-демократическое мракобесие”.

Протоиерей и адвокат обсуждают, помимо прочего, что делать с теми СМИ, которые показали ролик Pussy Riot про “Богородицу”. “А вот СМИ, которым все время транслировали этот ролик. Разве они не оскорбляли наши чувства?” – спрашивает Смирнов. “Суть в том, что это другая статья. Это статья 282-я Уголовного Кодеса. Она касается как раз разжигания религиозной ненависти, экстремистских действий – и она подследственна прокуратуре”, – отвечает Павлова. По ее данным, это дело выделено прокуратурой в отдельное производство. Но “такие дела трудны для расследования”, – сетует адвокат. Рассуждая о незащищенности граждан от преступников и осквернителей, Лариса Павлова замечает: “Нам говорят, что у нас полицейское государство, а я бы хотела сказать, что у нас очень либеральное государство”. “Ну какое полицейское… Ни в одной стране таких радиостанций, таких газет нет”, – соглашается протоиерей.

P. S. Эксперт: Игорь Понкин

Во время процесса Хамовническому суду представили результаты психолого-лингвистической экспертизы, подготовленной 23 мая 2012 года. Это одна из трех имеющихся в деле экспертиз. И единственная, в которой утверждается, что группа Pussy Riot выступила в Храме Христа Спасителя, чтобы разжечь рознь по религиозному признаку. Авторы экспертизы – доктор юридических наук Игорь Понкин, главный научный сотрудник Института мировой литературы им. Горького Всеволод Троицкий и профессор психолого-педагогического университета Вера Абраменкова. По поводу качества этой экспертизы жестко высказались в суде адвокаты Pussy Riot (эксперты изучали видео не из ХХС, а смонтированный позднее клип с кадрами из Елоховского собора; взяли они его из интернета, а не из материалов дела; подписку о неразглашении эксперты дали только после 23 мая, а не до, как это предписано в УПК и т. д.).

Тогда же выяснилось, что один из авторов документа Игорь Понкин в тесном соавторстве с адвокатом Михаилом Кузнецовым (Кузнецов был адвокатом потерпевшего Владимира Потанькина, пока продолжалось предварительное следствие по делу Pussy Riot) написал научную работу, а также книгу “О праве на критическую оценку гомосексуализма”. Право на критическую оценку гомосексуализма было в полном объеме реализовано в самом труде.

Понкин – известный православный юрист и эксперт. Подробная аналитическая записка по поводу деятельности Понкина подготовлена центром религиоведческих исследований ReligioPolis.

Из этой бумаги, ссылающейся на множество источников, можно выудить, что Понкин руководит сайтом “Государство и религия” (по мнению Московской Хельсинкской группы, сайт “служит инструментом “прокачки” интересов РПЦ и попутно травли не вписавшихся в современные отношения государства с религиозными объединениями); борется за введение преподавания православия в школах и других учебных заведениях; активно критикует закон “О свободе совести и религиозных объединениях”; при очевидной конфессиональной ангажированности постоянно выступает в качестве эксперта по “религиозным” делам.

В 2008 году Понкин входил в группу экспертов, проводивших по заказу “Адвокатского бюро профессора М. Кузнецова” оценку “преступной деятельности телеканала 2х2″. Экспертам, в частности, пришлось посмотреть серию “Южного парка”, которая называется “Рождественские песенки от мистера Говняшки”. Эксперты решили, что мультфильм оскорбляет чувства верующих посредством изощренного издевательства.

 
Статья прочитана 1052 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173