Владислав Владимиров: «Жить как люди». Какой должна быть экономическая программа национал-демократов

Главный вопрос, который волнует последние дни оппозиционное движение в России – «а где же эти люди?»

Еще буквально вчера площади крупных городов бурлили десятками тысяч протестующих, и общество в целом проявляло непривычную для себя гражданскую активность и поддержку протестов, как вдруг –  все это стало исчезать, как шагреневая кожа. Число протестующих уменьшилось в разы, градус истеричности оставшихся возрос, в общем, все опять стало походить на до боли знакомое «додекабрьское», «доболотное», уже годами наблюдаемое нами.

Выскажу свое объяснение ситуации.

В декабре, когда общество взорвалось протестом, протест этот был вызван не только и не столько «Единой Россией», Путиным и прочим, сколько тем, что людей просто достало. Достало за предыдущие годы так, что иссякло терпение, как было когда-то в перестройку. Достало все то, что мы наблюдаем год от года и что никак не меняется – грязные улицы, разбитые дороги, деградирующие медицина и ЖКХ, нехватка рабочих мест, новых поликлиник и детсадов, коррупция, равнодушие и хамство чиновников, полиция, от которой надо не помощи ждать, а держаться подальше, живущая в каком-то своем отдельном, телевизионном мире власть, давно забывшая о нас. Людям надоело, что их долго держали за бессловесное быдло – и они вышли на улицы, чтобы выразить свое недовольство, просто напомнить о своем существовании: «Власть – это не вы, а мы, народ! А вы – наши наемные работники!» Выполняйте свои обязанности, за которые мы платим вам налоги.

Но что этим «рассерженным горожанам» предложила «профессиональная оппозиция»? «Вы недовольны властью? Отлично! Пошли вместе с нами свергать Путина!» Немцовы, рыжковы, яшины попытались за счет «рассерженных горожан» реанимировать свою уже изрядно растраченную популярность, конвертировав Болотную в ресурс торга с властью. Светская гламурная тусовка, издатели и авторы «Афиши» и «Большого города» сбежались отметиться на теме протеста…

А что же «рассерженные горожане»?

Многим хотелось выговориться после лет вынужденного молчания и по-озорному пофрондировать Кремлю самодельными плакатами. Но когда стало ясно, что кроме «Путин, уходи» на протестах ничего не намечается – они просто перестали на них приходить. Все-таки, их цели были иными, чем у «профессиональной оппозиции». Если вторая живет сверхиедеей свержения власти и годами ждет «когда же, когда же народ поднимется», то народу-то важны вполне конкретные его жизненные вещи. По-простому, люди хотят нормальной жизни, «чтоб все было как у людей», «как в цивилизованной стране», а не как в стране третьего мира.

А ведь если подумать – чем это не лозунг для национал-демократов? Чтобы русские – европейский народ, пусть и заброшенный далеко на восток континента – жили не хуже, чем на Западе. Чистые улицы, современная (стыдно сказать – но люди, которые бывали на курортах Таиланда, говорят – медицинское оборудование там, в стране третьего мира, еще недавно жившей в хижинах, лучше, чем в российских городах-миллионниках) и доступная медицина, налаженное ЖКХ без галопирующих цен, детсады, школы и поликлиники в необходимом жителям количестве, доступное жилье для молодых семей, наличие хорошо оплачиваемой работы в сферах экономики помимо нефтяной, банковской и рекламной, четкая работа и ответственность перед гражданами чиновников и полиции, устранение бюрократических препон, безопасность на улицах, чтобы можно было безопасно ходить в любое время дня и ночи и чтобы не продавали наркотики. Одним словом, европейские ценности, в нормальном их понимании – без гей-парадов, принудительной толерантности и прочего, с чем они у нас часто ассоциируются в настоящее время.

Тем более, национал-демократы вполне могут взяться за реализацию озвученных выше обещаний.

Развитие гражданских институтов (что станет главным трендом политики на ближайшие годы), отстаивание прав граждан на социалку, на работу, на достойную жизнь – близкая им по формату деятельность. И близкая их идейным установкам и изначально когда-то выбранной аудитории «образованных горожан». Все указанные проблемы стоят для этой категории людей очень остро, при этом активность этой социальной группы, как показали протестные выступления, весьма велика. И чаще именно по бытовым вопросам. При этом целевая аудитория такой программы шире только «образованных горожан» (на прошедших президентских выборах ставших «коллективным избирателем Прохорова») – работа и развитие социальной сферы нужна миллионам в русской глубинке. Где сейчас практически нет работы, ибо один за другим закрываются веками работавшие знаменитые заводы, а худо-бедно поддерживающие еще жизнь социальные функции государства, как явствует из недавних заявлений представителей власти, предложено вообще «свернуть». Десятки миллионов жителей русской глубинки власть признает «неперспективными» – и это проблема куда большая, нежели недовольство городского среднего класса.

К слову, на последних парламентских выборах в этой же русской глубинке «Единая Россия» ставила такие антирекорды популярности, какие не снились и вольнолюбивой столице, причем без всякого Интернета. А регионализм – также одна из идейных основ национал-демократов.

«Левая» это программа или «правая»? Сложно сказать. Сама антитеза ложная, выбор из неких готовых наборов. Должна быть ориентация не на идеологемы, а на реальные нужды людей. Иначе будет получаться что-то вроде «я за демократию и либерализм, а поэтому за платную и не всем доступную медицину, да и вообще пусть каждый выживает как хочет», или же «я за социальное государство, а поэтому за экономическое удушение городского среднего класса прогрессивным налогом, а также за национализацию всего и вся».

Исходя из уплаты нами налогов и сбора налогов с продажи природных ресурсов нашей страны, мы вправе требовать от государства ответственной работы по развитию и поддержанию в надлежащем виде «подшефной» ему социальной сферы, ЖКХ, улиц. Развития программ по развитию фермерства, по возрождению заводов в глубинке.

С другой стороны, нужно ясно понимать и то, что государство – не панацея. Национализация или реприватизация не решат всех проблем – государственный менеджмент зачастую неэффективен и вдобавок коррупционен, чиновничий аппарат и без того раздут и «кошмарит» бизнес, вызывая этим бегство из страны капиталов и инвесторов. Очередной передел собственности приведет лишь к падению производства, к увеличению безработицы, уменьшению сбора налогов.

Еще важный момент – необходимость развития страны, в том числе технологического. Без этого мы окажемся оттесненными на обочину мировой истории, а затем колонизованы другими, более развитыми народами. Технологии, как ни удивительно, влияют на очень многое – начиная от той же очистки улиц (специальные реагенты) и медицинской техники (новые технологии операций, новые лекарства) до производства и конкурентоспособности товаров, производимых в стране.

Мало просто возродить заводы в российской глубинке – надо, чтобы их продукция стабильно находила своего покупателя, была привлекательной по ценам и качеству по сравнению с импортной. Это вполне возможно – современная Германия сумела (в условиях, когда закрылись заводы на территории бывшей ГДР – та же социалистическая специфика, а в прочей части страны производство по общим западным веяниям выводили в страны третьего мира) провести деиндустриализацию, благодаря которой в огромной степени и является «экономической надеждой Европы».

Необходимо создавать технопарки (что активно делает Иран, пытающийся вырваться из нефтяной зависимости и занять свое место среди развитых держав) и развивать уже существующие наукогорода. Тем более, что жители последних демонстрируют высокую гражданскую активность и оппозиционность – партия власти и ее кандидат традиционно получают здесь низкий результат (практически как в Москве), при этом оппозиционный электорат меняет свои симпатии от левых КПРФ и «Справедливой России» (на выборах 4 декабря 2011 года) к либералу Прохорову (на выборах 4 марта 2012 года), что показывает его слабую идеологическую привязку к существующим партиям. Здесь голосуют скорее за мировоззренческие установки на развитие – за КПРФ в память о советском технорывке, за Прохорова как современного кандидата с нацеленной в будущее новаторской программой. Национал-демократы также смогли бы здесь найти своих избирателей, поставив одной из целей и темой для публичных мероприятий поддержку российской науки.

И важный момент – все перечисленные выше электоральные группы («образованные горожане» в крупных городах, жители провинциальных деградирующих городов, жители наукоградов) не являются электоратом «классических» националистов. Проблема наличия рядом с ними иммигрантов не стоит у них на первом и даже на втором плане, она вписана в общий контекст их социальных и мировоззренческих запросов (причем у разных из этих электоральных групп они свои и видение национального вопроса свое).

Педалирование сугубо национальной темы их мало затронет, а вдовесок к социальной программе – может и привлечь. Тем более, Россия испытывает недостаток партий, да того же либерального толка, но с внятной национальной программой в защиту «своих».

Поддержка в крупных городах и наукоградах Прохорова, включившего в свою предвыборную программу пункт о введении визового режима со Средней Азией, а в свою команду – борца с таджикской и цыганской наркомафией Евгения Ройзмана, уже говорит о многом.

 
Статья прочитана 507 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173