Владимир Бейдер: Звезда Востока

Успехи Турции и хорошо дозированная ненависть к Израилю сделали Реджепа Эрдогана одним из лидеров исламского мира

Осиротевшие без лидеров арабские массы обрели нового вождя — турка. Не виноватые они — он сам пришел.

В первый зарубежный вояж после триумфальных выборов 2011 года (его Партия справедливости и развития победила третий раз подряд) премьер Турции Реджеп Тайип Эрдоган отправился по странам победившей “арабской весны”: Египет, Тунис, Ливия… То есть туда, где своих многолетних лидеров весенним половодьем смыло — вакансии открыты, и надо поспешить с явлением вождя народу.

В Египте его именно так и встречали.

Кроме официальных лиц в аэропорту Каира собралась многотысячная восторженная толпа с лозунгами “Спаситель ислама, любимый Аллахом Эрдоган!”, “Герой Газы, Египет приветствует тебя!”, “Эрдоган, добро пожаловать на твою вторую родину!”, “Исламские братья приветствуют Эрдогана!”.

А после нескольких выступлений высокого гостя в Каире настоящая египетская власть — революционная площадь Тахрир — назвала его “новым Салах ад-Дином”. Великий полководец XII века, победитель крестоносцев, завоеватель Иерусалима, основатель грозной империи, включавшей практически весь Арабский Восток,— после пророка Мухаммеда это самое славное для мусульман имя.

То, что его удостоился заезжий турок, тем более странно: у арабов отношение к туркам традиционно не очень теплое. Никто им не забыл жестокого османского владычества. Арабы всегда помнят, что это они дали миру ислам, и к другим мусульманам относятся как к младшим, а пребывание под их властью считают национальным позором. Чужаков в арабском мире вообще не жалуют. В Египте — особенно. Здесь даже саудовцам, хранителям мусульманских святынь и, между прочим, оказывающим современному Египту щедрую и крайне необходимую в его сегодняшнем положении финансовую помощь, принято выказывать высокомерное презрение. А тут — турок!

Чем же так полюбился египтянам турецкий премьер? Ответ прост: более последовательного и непримиримого врага Израиля среди глав государств сегодня нет.

Прежде лидировавший в этом незамысловатом конкурсе (и за это тоже снискавший любовь и признание арабской улицы, несмотря на сомнительное, персидское, происхождение и почти еретическое, шиитское, вероисповедание) президент Ирана Ахмадинежад по сравнению с ним мелкий школьник, соглашатель и молчун. Его последнее время вообще не слышно.

А у Эрдогана не проходит и дня (буквально — ни дня) без резонансного антиизраильского заявления или демарша. Для этой доблести хотя и не нужно большого мужества, но требуется недюжинная изобретательность, чтобы создать ощущение непрерывности процесса и его последовательного усиления.

Тут годятся и вполне невинные, хотя и приятные шалости вроде задержания на 12 часов в аэропорту 40 израильских бизнесменов, следовавших транзитом через Стамбул, якобы для “рутинной проверки” (пассажирам тель-авивского рейса устроили селекцию, отделив израильтян, всех их подвергли унизительному многочасовому допросу, раздеванию до трусов, по нескольку раз вываливали вещи из чемоданов на пол, все они, разумеется, опоздали на свои рейсы, а остальные израильтяне забыли дорогу в Турцию навсегда — чартеры отменены за отсутствием спроса). И дипломатические санкции, как, например, высылка израильского посла (неважно, что через две недели ему все равно уезжать — кончалась каденция) или заявление о прекращении военного сотрудничества двух стран (неважно, что оно и так свернуто два года назад). И прямая угроза военного столкновения.

Эрдоган сказал в интервью (арабскому телеканалу “Аль-Джазира”), что отдал приказ военным кораблям сопровождать турецкие гражданские суда с гуманитарной помощью для сектора Газы, и если новая мирная флотилия подвергнется нападению, корабли турецких ВМФ вступят в бой. В общем, понятно, кто на них собирается нападать и кому это угроза.

Позже турецкие СМИ сообщили о новой военно-морской стратегии Турции в восточной части Средиземного моря. В частности, о разработанной турецкими военными операции “Барбаросса. Эгейский щит”. (Тех, у кого возникли ассоциации с “Планом Барбаросса” — гитлеровским сценарием нападения на СССР, надо разочаровать. Речь идет не о короле Германии и императоре Римской империи Фридрихе III, прозванном Барбароссой за его рыжую бороду, а о правителе Алжира, адмирале пиратского флота, перешедшем на службу турецкому султану Сулейману I, как раз воевавшему с Римской империей и порядком потрепавшему знаменитый испанский флот,— о Хайр-ад-Дине, который тоже называл себя Барбароссой.)

В соответствии с планом корабли турецкого ВМФ под прикрытием военной авиации будут нести постоянное дежурство не только в Средиземном море, но и в Красном, а также в Индийском океане, чтоб никому мало не показалось.

В Восточном Средиземноморье у них две задачи. Кроме “обеспечения свободы судоходства” (понятное дело, мирных флотилий в Газу) еще воспрепятствовать работам американской компании Noble Energy и израильской “Делек” по поиску месторождений природного газа для Кипра в принадлежащей ему экономической зоне Средиземного моря (у Израиля и Кипра есть соглашение о морских границах экономических зон обеих стран), так как этот пока не найденный газ ущемляет интересы самопровозглашенной Турецкой республики Кипр.

Прошло еще несколько дней — и в прессу просочилось сообщение, что для патрулирования в Восточном Средиземноморье уже снаряжены три турецких фрегата. Описано даже, как они будут там действовать при встрече с вражескими военными кораблями (ясно, израильскими — какими же еще?), пытающимися помешать проходу мирных судов в Газу.

Турецкий фрегат приблизится к кораблю противника на расстояние 100 метров и нейтрализует его вооружение. Никто ведь не сомневается, что израильские военные будут стоять и ждать, пока их нейтрализует турецкий фрегат,— репутация у них как раз такая. И турецким военным, особенно высшего командного эшелона, она известна, как, может быть, никому. В течение полутора десятка лет они регулярно участвовали в совместных учениях с израильтянами. Даже традиционные враги Израиля не знают настоящую мощь ЦАХАЛа — он ее никогда не применял с войны 1973 года, не было нужды. А на маневрах сдерживаться не надо. Лучше турок возможности израильской армии знают разве что только американцы, проигрывая, например, в учебных воздушных боях часто всухую, а с разгромным счетом — всегда. Но это не тема для разговоров и тем более заявлений. Когда израильского министра по делам спецслужб Дана Меридора попросили прокомментировать вероятность военно-морского столкновения между Израилем и Турцией, он ответил, что израильское правительство не намерено вступать в словесную перепалку с турецким премьером.

А разве это только слова? Через день турецкие СМИ (а вслед за ними и израильские) узнали и о делах. Оказывается, на турецких военных самолетах и кораблях приказано установить свою, собственной разработки, систему распознавания “свой-чужой”. В прежней, американской, израильские военные объекты метились как “свой”, и стрельба по ним, даже если бы летчик или комендор захотел, автоматически блокировалась, а теперь стреляй — не хочу, стоит только дать приказ.

А Эрдоган такой крутой, что даст.

Можно, конечно, представить мотивацию турецких военных подставлять свои головы под израильские ракеты за право террористов в Газе обстреливать ракетами Израиль. Труднее представить, как Турция, член НАТО, будет воевать с Израилем — союзником США. Кто ей даст?

Если, несмотря на все противопоказания, сводящие вероятность такой войны практически к нулю, она все же случится, это будет самая глупая война в новейшей истории.

Но Эрдоган говорит о другом — о национальной гордости турок, дороже которой ничего нет. А разве есть?

Гордость

Чем задета национальная гордость Турции?

В мае 2010 года израильские морские коммандос, останавливая теплоход “Мави Мармара” с 600 пропалестинскими активистами, двигавшийся на прорыв морской блокады сектора Газа, наткнулись на вооруженное сопротивление находившихся там боевиков (“Огонек” рассказывал об этом в N 22 от 07.06.2010). После ранения и попытки пленения нескольких израильских спецназовцев (один из них с тех пор парализован) им дали разрешение открыть огонь. Было убито девять человек — граждан Турции.

Эрдоган говорит прямо: принесите официальное извинение за убийство, выплатите компенсации семьям погибших, снимите блокаду с сектора Газа — и конфликт будет исчерпан.

Несколько членов израильского правительства, в том числе министр обороны, многие высокопоставленные военные, в том числе начальник Генштаба, готовы были на это пойти. Ходили слухи, что согласен и премьер-министр. Обсуждались лишь детали. Судя по утечкам, Израиль был готов выразить сожаление по поводу гибели гражданских лиц, выплатить компенсации, но не прямо семьям боевиков, нападавших на израильских солдат, а внести средства, в двойном размере, в специальный фонд в Турции, который бы распределил их по своему усмотрению. Требование снятия блокады Газы однозначно отклонялось. Тем более что так называемая блокада — всего лишь контроль судов. Любой гуманитарный груз может быть доставлен в Газу посуху после соответствующей проверки. Эти условия Турцией были отвергнуты.

Между тем ситуацией с захватом “Мави Мармары” занялась комиссия ООН. У Израиля дурной опыт общения с ООН и комиссиями этой организации. Они, как правило, всегда занимают антиизраильскую позицию. Обычно израильтяне против разбирательств его дел в ооновских комиссиях. На этот раз было сделано исключение. Израиль на официальном уровне сотрудничал с комиссией. Не последнюю роль в этом сыграло то, что ее возглавил Джеффри Палмер — человек известный, бывший премьер-министр Новой Зеландии и один из самых авторитетных в мире юристов, специалист по морскому праву.

Как ожидали в Израиле, но не ожидали, очевидно, в Турции, комиссия авторитетных юристов под эгидой ООН во главе с самым авторитетным юристом в области морского права пришла к выводу, что действия Израиля по задержанию флотилии, следующей в Газу, были законными. Комиссия осудила Израиль за применение неоправданной силы. Но ее бы не пришлось применять, рассуждали в Израиле, если бы не было оказано сопротивления законным действиям израильских властей.

Комиссия Палмера подготовила выводы, но официальное обнародование их откладывалось — сначала по просьбе Турции, потом по просьбе США, чтобы конфликт был предварительно улажен сторонами.

Не удалось. Израиль отказывался приносить извинения за свои действия, раз они — теперь это подтверждено комиссией ООН — произведены на законных основания. Эрдоган не мог согласиться с тем, что отстаивает незаконную флотилию.

Нельзя сказать, что Эрдоган не проявлял гибкости. В июне 2011 года та же организация IHH, которая снарядила первую “флотилию свободы”, наметила послать в Газу вторую — еще более массовую. Народу набралось со всего мира. И только сама IHH отказалась принять в ней участия. Как писал “Огонек” по свежим следам (см. N 27 от 11.07.2011), если бы не ее самоустранение, Израилю пришлось бы трудно. Заодно выяснилось, кто дергает за ниточки этот энтузиазм народных масс. Нет приказа — и нет турецкого участия во флотилии. Очевидно, Эрдоган ожидал ответной услуги израильтян: я с вами по-людски, будьте и вы людьми — извинитесь до оглашения выводов Палмера.

Но в Израиле Нетаньяху не простили бы эти извинения. Как бы он ни хотел наживать себе нового врага, он не мог их принести.

А Эрдоган не мог простить непринесение извинений. Ведь тогда вылезают наружу все нитки. Что это он санкционировал или даже инициировал незаконную первую флотилию с такой же легкостью, как отменил вторую. И раз он так вступался за нарушителей границы, оказавших сопротивление законной власти,— их гибель на его совести. И раз он так резко требовал государственного покаяния и не добился его — он кто теперь?

Тут надо понять, кто он такой.

Цель

Турция действительно одна из самых процветающих стран мира. По уровню стабильности экономики, темпам повышения благосостояния населения, экономического развития круче Турции только Китай. Это процветание началось не при Эрдогане, но при нем продолжилось. И продолжается.

И то, что это так, опровергает все догмы, существующие на Западе по поводу рецептов процветания. Принято было считать, что Турция, самая западная страна Востока, так успешно развивается благодаря светскому характеру государства, выбранному еще при Ататюрке.

А Эрдоган — исламист. С 2002 года его исламистская партия у власти. И что? А ничего. Стало только лучше. Он медленно, осторожно, но настойчиво и твердо переводит страну на рельсы своей идеологии. Армия, которая по Конституции, принятой военными, является гарантом светского характера государства, его железной рукой отстранена от управления гражданской жизнью. Со временем эта Конституция будет изменена.

Ему в его стране уже ничего не мешает. Что может себе позволить амбициозный лидер богатой и сильной страны? А все. Чего ему не хватает? Международного влияния. Где его можно достичь? Долгие годы Турция, еще до правления Эрдогана и какое-то время по инерции при нем, стучалась лбом в глухую стену Европы, пыталась войти в Евросоюз, металась, выбирая свое место между Востоком и Западом, оборачиваясь то на одного, то на другого — и везде была не своя.

Пять лет назад эти метания кончились. Евросоюз отказал Турции в полноправном членстве. И Эрдоган сделал свой выбор: наследница Османской империи должна вернуться домой, на Восток. Империю не восстановить, но в глобальной деревне, в которую превратился мир, подчиняет не власть, не границы, а деньги. Они у Турции есть. Достаточно для собственного процветания, для собственной независимости и для подчинения своему влиянию других, прежде всего отвалившихся частей прежней Османской империи. Черноморский бассейн, Кавказ, Ближний Восток, куда давно проникли турецкие бизнесмены, естественным образом должны и на уровне правительств ориентироваться на Анкару и Стамбул.

Он стал оказывать щедрую помощь потенциальным сателлитам. Подружился с Асадом. Взялся примирить Сирию и Израиль в качестве официального посредника. Цена этого мира известна: возвращение Голанских высот. Как признался уже сейчас, находясь в отставке и перед судом, тогдашний премьер Израиля Эхуд Ольмерт, до заключения мирного договора оставался шаг.

И тут Эрдогана впервые жестоко обидел Израиль. В декабре 2008-го Ольмерт был у него, вел доверительные беседы о будущем мире. А через неделю начал военную операцию в Газе “Литой свинец”. Словом, не предупредил! Так турецкий премьер понял всю правду про этих коварных израильтян. В январе, в Давосе, ему устроили публичную дискуссию с президентом Израиля Шимоном Пересом — главным израильским миротворцем и самым уважаемым в мире израильским политиком. Эрдоган обрушился на старика с обвинениями в убийстве детей и в гневе покинул сцену.

После этого он занялся спасением Газы. Именно потому идея первой флотилии в сектор возникла в IHH, организации, которая на Западе считается террористической, но он сам в ней состоял, и у них не было недостатка ни в деньгах, ни в политической поддержке.

Заключил договор о военном и экономическом сотрудничестве с Сирией — не хотите из моих рук мира, получите войну. Сблизился со злейшим врагом Израиля — Ахмадинежадом.

 

Гордость нации

Прямая речь

Премьер-министр Турции не устает напоминать международному сообществу о величии своей страны

Февраль 2009 года

“Дипломаты не должны прибегать к мягкой дипломатии, когда национальные интересы и достоинство в опасности. Мои дипломаты должны быть способными вырвать свои права из пасти льва. Турция стала совестью человечества”,— комментируя свой скандальный отъезд с Давоса после совместного интервью с президентом Израиля Шимоном Пересом.

Март 2010 года

“Турция — великая страна. Те, кто не осознает ее величия, должны знать, что никто не сможет превратить ее в жертву неправильной политики и лживых инсинуаций… Наша страна не является банановой республикой. Турция — демократическое и правовое государство, и своим решением конгресс США не сможет оказать давление на страну”,— о признании комитетом по международным отношениям конгресса США армянского геноцида.

Июль 2011 года

“Когда Турецкая Республика была основана в 1923 году, экспорт страны составлял 51 млн долларов. Спустя 79 лет экспорт Турции достиг 36 млрд долларов. Экономический рост Турции — результат демократических реформ в атмосфере уверенности в завтрашнем дне и стабильности… Перед нами стоит цель превратить Турцию в самую мощную, современную и стабильную страну в регионе”,— выступление в правительстве.

Сентябрь 2011 года

“На самом деле нападение было достаточной причиной для объявления войны. Несмотря на это, как и подобает величию Турции, мы решили действовать с соответствующим терпением”,— о рейде израильских коммандос против турецкого лайнера “Мави Мармара”

А тут грянула “арабская весна”. Казалось, многие козырные карты Эрдогана оказались биты. Но как политик, настойчиво идущий к цели, он увидел в этом не свой провал, а свой шанс. Нет друзей — есть интересы. Он первым пригласил в Турцию сирийских оппозиционеров и раньше западных лидеров потребовал от бывшего друга Асада уйти в отставку. Пока западные политики приглядываются, гадая, кого они привели к власти в Ливии, его министр иностранных дел уже там побывал, и не с пустыми руками, а с щедрой финансовой помощью, а теперь едет сам.

Средства

Центральное место в планах Эрдогана занимает, конечно, Египет. Эта страна, всегда претендовавшая на роль лидера в исламском мире, а при Насере и игравшая ее, после падения Мубарака оказалась бесхозной. Здесь властвует улица, здесь правит площадь Тахрир, а как можно завоевать любовь этой площади, если и было еще непонятно, то выяснилось в самый канун визита Эрдогана.

После пятничной молитвы 20-тысячная толпа собралась на площади Тахрир на митинг протеста: военная хунта оттягивает создание гражданского правительства, “У нас украли революцию!” — скандировали демонстранты. И бросились громить здание МВД, потом управления полиции, потом закидали камнями посольство Саудовской Аравии. Но душу отвели на израильском посольстве.

Перед фасадом высотки, где на 16-19-м этажах размещается посольство, египетские власти соорудили двухметровую бетонную стену. Ее ломали кувалдами, ломами, пробивали тараном из бревна. Полицейские и военные, стоявшие на охране здания, никакого сопротивления не оказали, а некоторые из них, поддавшись общему энтузиазму, присоединились к погромщикам. Стену смели, и толпой ринулись наверх.

Слава богу, уже начался шабат — и никого из сотрудников посольства не было на месте. Остались только шестеро охранников. Они забаррикадировались в одной комнате за стальной дверью. В комнате связи МИДа в Иерусалиме собрались премьер, министр обороны, министр иностранных дел, начальник службы общей безопасности ШАБАК. Они видели все происходящее с камер слежения. Премьер говорил по телефону с начальником охраны Йонатаном, тезкой своего погибшего брата. Этому Йонатану 30 должно было исполниться через пять дней, но он не рассчитывал дожить до своего 30-летия.

Попросил премьера: “Если со мной это случится, пусть сообщат родителям не по телефону — лично. И пусть придут с кардиологом — у мамы больное сердце”.

Им разрешили стрелять, но что они могли сделать со своими пистолетами против тысячной толпы? Все напоминало заключительную сцену из “Смерти Вазир-Мухтара”. Их бы линчевали, как Грибоедова в Тебризе 200 лет назад.

Руководители страны видели это в прямом эфире. И ничем не могли помочь: правитель Египта, глава Высшего военного совета маршал Мохаммед Тантави на звонки не отвечал, а те высокопоставленные египтяне, до которых израильтянам удалось дозвониться, на голубом глазу отвечали, что не могут его отыскать.

Лишь когда Нетаньяху позвонил Обаме и тот поднял на ноги весь американский дипкорпус в Каире, военный правитель Египта чудесным образом отыскался. Вызванный им армейский спецназ разогнал толпу на улице, проник к запертым израильтянам и, переодев их в арабские одежды, вывел из окружения.

Можно догадаться, почему Тантави прятался и почему не хотел силой разогнать толпу до окрика из Вашингтона. Через два дня ему предстояло давать показания в суде над Мубараком по поводу того, кто отдавал приказ стрелять по демонстрантам на площади Тахрир. В канун этого события отдать приказ стрелять, спасая израильтян, маршалу было как-то не с руки.

Из этой сцены можно понять, и как управляется сегодняшний Египет, и как понравиться настоящему хозяину страны, и как скорее всего разрешится предвоенный конфликт между Турцией и Израилем. Так же, как попытка линча в израильском посольстве: окриком из Вашингтона.

Но какие аргументы нашлись у Обамы для давления на Тантави, все же понятны: трехмиллиардная американская финансовая помощь и режим беспошлинного экспорта в США, от которых сегодня полностью зависит экономика страны. А какие у Обамы будут аргументы для давления на Эрдогана, у которого все в порядке с “бабками”?

Еще неизвестно, кто у кого больше на крючке. Эрдоган в самый канун своего победного турне по Арабскому Востоку сделал щедрый подарок США: дал добро на размещение радарной станции американской противоракетной обороны, которая будет защищать тот же Израиль от иранских ракет вблизи от границы с Ираном.

Сами израильтяне воспринимают как слону дробинку те контрудары, которые Израиль сам в состоянии применить для остужения энтузиазма Эрдогана. Арсенал средств невелик: признание геноцида армян турками в 1915 году, развитие сотрудничества с армянским лобби в конгрессе США, возобновление контактов с курдскими сепаратистами (израильские спецслужбы в свое время активно использовали их в борьбе с Саддамом Хусейном), лоббирование в конгрессе проблем с соблюдением прав человека в Турции.

Самим израильтянам, по большому счету, нечем гасить этот конфликт. Как и самим туркам. Все будет кипеть, пока большой папа из Вашингтона не снимет крышку и не выключит газ.

За это время Эрдоган соберет свой урожай на антиизраильской риторике, и слава о нем как о новом Салах ад-Дине укрепится на арабской улице. В конце концов, если нет своего любимого вождя, сгодится и турок. Сам Салах ад-Дин, кстати, был курд. Но кто об этом сейчас помнит?

 

По прозвищу Ходжа

Визитная карточка

Реджеп Тайип Эрдоган родился в 1954 году в Стамбуле. За свою верность исламу еще в школьные годы получил прозвище Ходжа. Высшее образование Эрдоган получил на факультете экономики и коммерческих наук Университета Мармара, во время учебы возглавлял молодежную ячейку происламистской Партии национального спасения. Военный переворот 1980 года запретил деятельность политических партий, и вернуться в политику будущий премьер смог только в 1983-м, когда была основана Партия благоденствия. В 1994 году избран мэром Стамбула, в управлении городом поддерживал умеренно-религиозную политику своей партии. В 1997 году Партия благоденствия запрещена, в 1998 году Эрдоган осужден за публичную декламацию стихотворения исламистского содержания, покидает пост мэра и на четыре месяца отправляется в тюрьму. В 2001 году стал одним из учредителей Партии справедливости и развития, которая через год победила на выборах и сформировала правительство. В 2003 году Эрдоган становится премьер-министром, на посту ему удалось эффективно бороться с инфляцией и коррупцией, а также укрепить социальную сферу. Вызвал критику ЕС преследованием инакомыслящих по статье 301 УК, запрещающей оскорбление “турецкости”. По этой статье обвинялся, в частности, будущий Нобелевский лауреат писатель Орхан Памук.

 
Статья прочитана 774 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173