Леонид Смирнов: О кавказской политике, которой нет

Круглый стол на тему “Северный Кавказ: слабое звено или точка опоры” в Общественной палате РФ занял добрых пять часов. Неудивительно: какая же тема еще неохватнее? Собственно, в самом названии заключено было некоторое благое лукавство. Сторонников “слабого звена”, впрочем, не оказалось. Все присутствующие были убеждены, что Кавказ – это именно точка опоры, да еще какая. Однако проблемами поделились от души.

Первый вопрос звучал как: “Северный Кавказ: сохранить нельзя отделить”. Естественно, все были за сохранение – и не просто за сохранение, но категорически против самой кощунственной постановки вопроса. Те русские националисты, что не прочь Кавказ-таки отделить, были резко заклеймены.

В беседе принял участие известный журналист Максим Шевченко, который даже призвал лишать парламентского статуса тех парламентариев, кто поднимает вопрос об отделении (возможно, речь идет о республиканских заксобраниях, ибо в федеральном парламенте таких вопросов давно уже не было).

Максим Шевченко рассматривает “весь Кавказ как единое целое” — то есть, не только Северный Кавказ, но и Закавказье. И полагает зоной жизненных интересов России все пространство “от Аракса до Дона”. Но Шевченко же и поставил один из важнейших вопросов: “Как согласовать особенности народов нашей страны с единым государственным и гражданским полем?” Для него самого, такая постановка вопроса прозвучала оптимистично: по мысли Шевченко, Кавказ – богатейшее поле примеров для такого согласования. Но кто-то может и заметить, что не так уж много пока успешных решений.

Как подчеркнула заведующая сектором кавказских исследований Российского института стратегических исследований Яна Амелина, лозунг “Хватит кормить Кавказ” безусловно кощунственен, а вот “кормить Билаловых” и вправду бесперспективно. Имея ввиду, конечно, олигарха Ахмеда Билалова, бывшего вице-президента Олимпийского комитета России, на которого глава государства обратил свой гнев за плохую подготовку Сочинской Олимпиады.

Так что мажорные ноты очень быстро сменились серьезными. “Не только простые люди, но и элиты не могут ответить на вопрос, в чем сущность кавказской политики нашего государства. Ее просто нет”, — заметил директор Института социального маркетинга Сергей Хайкин.

О том же говорил председатель исполкома Российского конгресса народов Кавказа Алий Тоторкулов. “На Кавказе ведется политика кнута и пряника. Либо “одним полком наводим порядок”, либо заваливаем элиту деньгами”. По мнению выступавшего, это одинаково ничего не дает.

Хайкин же, между прочим, сообщил, что в Чечне 12% опрошенных высказываются за независимость. А чеченские опросы представляют особый интерес: Чечня пользуется репутацией самого авторитарного субъекта РФ. При авторитарных режимах тоже бывают социологические исследования, но социологам давно известно, что подданные великих вождей часто избегают даже в анонимных опросах давать ответы, не совпадающие с официальным курсом. Вдруг опрос окажется на деле недостаточно анонимным. Из этого ученый делает вывод, что на самом деле сепаратистов явно больше, чем 12%.

Остальные регионы, впрочем, желания отделиться никогда во всеуслышание не высказывали. “У людей Кавказа такого желания нет, — заявил осетинский муфтий Хаджимурад Гацалов. – Кавказская гряда – это плацдарм, который защищает Россию. Но экономический подход надо менять”.

Один из вариантов нового подхода предложил заместитель председателя экономического совета при президенте Республики Дагестан Михаил Чернышов. Он решительно заявил, что “мега-проекты” на Кавказе себя не оправдывают. К их числу выступавший отнес и грандиозные планы расширения горных курортов. Во-первых, охотников ехать на курорт в края, “где проводится контртеррористическая операция”, не очень-то много, даже среди горнолыжников таких экстремалов явное меньшинство. А во-вторых, и общее число поклонников горных лыж было “мега-проектировщиками” сгоряча сильно завышено. “Откуда возьмутся 10 млн горнолыжников?” — воскликнул экономист. Даже если это риторический прием, суть дела понятна.

В качестве другого “мега-проекта” приведен был Махачкалинский цементный завод. На обывательский слух, может быть, это звучит не очень “мега”, но тому, кто в курсе, объяснять не надо. Речь идет об очередной великой стройке, в которую, по данным экономиста, вложено уже столько федеральных денег, что можно было бы четыре цемзавода у Китая заказать и построить, а на деле ничего еще нет. Один из гостей пожелал Чернышову возразить и начал так: “Я не согласен. Бюджет Дагестана никто не изучил”. Так вот, о том, собственно, и речь.

“Не в мега-проекты надо вкладывать, а в людей”, — считает Михаил Чернышов. Эту мысль, в общем-то, развивал и ведущий круглого стола, директор центра социально-экономических исследований регионов RAMCOM Денис Соколов. По его мысли, развивать на Кавказе следует собственные промыслы. Животноводство, овощеводство или такую промышленность, как обувное производство в Махачкале, которое дает до 10 млн пар обуви в год или производство мебели в селе Нижнее Казанище, где на эти доходы еще и пахотные земли прикупили. В общем, не в цемент бы вкладывать, а в хорошие ботинки.

Не все, однако, так просто. Сам же Соколов признал, что спрос на обувь сократился из-за кризиса (бережливее, видимо, стали носить) практически вдвое. Вместо 10 млн пар востребовано только пять, а из 20 тыс. работников осталось 10 тыс. В сельском же хозяйстве проблем море. Между прочим, не только не только русские и сибирские просторы познали на себе затопление ради электричества. И в кавказских горах кое-где роскошные фруктовые сады, где “люди на абрикосах жили”, затоплены водохранилищами ГЭС.

С другой стороны, плодородных земель еще много. И вот уже, оказывается, мощные агрофирмы с теплицами разоряют коренных сельских садоводов. А еще более сильный конкурент – Турция. Пресловутая Анталья не только туристов оттягивает, но и заваливает страну фруктами, да и овощами: если в наши дни израильская картошка не в диковинку, то уж турецкая капуста – обыденная вещь. “В прошлом году мы капусту скормили коровам, яблоки высыпали в реку”, — пожаловался фермер из Северной Балкарии.

Некоторые из собравшихся выступали за выделение “этнических земель” малочисленным народам. Максим Шевченко возражал: “Это развал страны. Невозможно закрепить землю за народом: это будет много маленьких Израилей и маленьких Палестин”. Но это напугало далеко не всех. Алий Тоторкулов, например, выступал за этнические земли, полагая их не только экономической базой, но и пространством для сохранения языков малочисленных народов. Как заметил он, языки продолжают исчезать, так как говорить на них осталось только в быту – для такого обозначения бытового наречия даже появилось слово “салам-пополам”.

От экономики – снова к политике. И для туризма, и для сельского хозяйства нужна безопасность. С которой напряженно. Денис Соколов высказал пожелание “легализовать системы коллективной безопасности”, сложившиеся у населения. Но что это за системы? Ополчение?

Один из гостей, генеральный директор “Центра исламского инвестирования” Саид Саидов передал пожелание от дагестанских муфтиев – легализовать шариатские суды. На эту напряженную тему тоже вспыхнула дискуссия. Максим Шевченко высказался против собственно-шариатских судов – но за суды “третейские”. Между тем, сразу несколько участников высказались в том духе, что вопрос о шариатских судах поднимается ввиду плохой работы российской судебной системы. Но ведь никто уже не верит, что она заработает! “В наших светских судах – у кого мастер-кард круче”, — заметил Алий Тоторкулов.

В общем, было признано, что государство на Кавказе не может человека защитить, “и часть государственных функций берет на себя этническая организация”. Утешить здесь пока особенно нечем.

 
Статья прочитана 1247 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173