Раис Сулейманов: Государствообразующий статус русских в России: реакция в Татарстане

23 января 2012 года спикер парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов заявил, что законодательное собрание его республики готово выступить с инициативой о закреплении за русским народом статуса государствообразующего в России. ««Мы, как субъект, имеющий право законодательной инициативы в Государственной Думе и Совете Федерации, готовы выйти с такой инициативой. Нет никакой проблемы. Исторически за русскими такое право есть. Почему бы это не сделать. Мы не болеем никакими национальными болезнями», – заявил «Русской службе новостей» председатель парламента республики, при этом добавил, что «если мы в Конституцию добавим строчку, что русские – это государствообразующая нация, то никто ущемлён не будет».

Тот факт, что с подобным, весьма неожиданным предложением выступает регион, где русских проживает численно меньше всего, уже сейчас вызвал много споров, в том числе и в среде русских национально ориентированных общественно-политических деятелей. В этой связи весьма любопытно было бы узнать, что думают об этой инициативе чеченских парламентариев в другом национальном регионе – Татарстане.

Опрошенные депутаты Государственного Совета Республики Татарстан уверены, что подобное изменение законодательства либо в форме поправки в Конституции России, либо в виде отдельного федерального закона будет способствовать «разрушению Россию и российского народа».

Так, депутат Марат Хайруллин, возглавляющий Фонд политических исследований и технологий, предложил продолжить логику подобной идеи о государствообразующем статусе русского народа и закрепить государствообразующий статус титульных народов в национальных республиках России, поскольку по российской Конституции республики тоже являются государствами (ст.5). По мнению Хайруллина, предложение чеченских депутатов продиктовано экономической зависимостью Чечни от федеральных дотаций: «Такие инициативы, например, в Татарстане не появлялись. Как Вы думаете почему? Потому что у нас своя промышленность, и мы материально более самостоятельны, чем Чечня, откуда чаще всего звучат антифедеративные заявления». Сам татарский депутат склонен полагать, что федеральный центр специально использует Чечню для «закручивания гаек» в федеративных отношениях.

Однако сам парламентарий уверен, что если русский народ обретет юридический статус государствообразующего в России, то тогда в Конституции страны появятся два понятия «многонациональный народ России» и «русский народ» и, тем самым, все остальные нерусские народы будут в правовом отношении ущемлены. При этом на вопрос о том, что Конституция Татарстана как раз демонстрирует собой пример того, что вот уже как минимум последние десять лет, в республики живут «многонациональный народ Татарстана» и «татарский народ» (в преамбуле Конституции Татарстана четко записано, что Основной Закон республики выражает «волю многонационального народа Татарстана и татарского народа» и, тем самым, «татарский народ» юридически отделяется от «многонационального народа Татарстана». – прим. авт.), и в правовом отношении никакой дискриминации нетатарских народов нет, Марат Хайруллин ответил, что «надо понимать, что ¾ татар живет за пределами Татарстана, и они воспринимают республику как свою историческую и духовную родину, а русские в Татарстане никак не ограничены в правах».

Коллега Марата Хайруллину по парламенту, директор Института истории АН РТ Рафаэль Хакимов подтверждает слова своего однопартийца (оба депутата – члены «Единой России»): «Сама Москва не выступала против того, что в Конституции Татарстана говорится об особом статусе татарского народа и была заинтересована, чтобы Казань этнокультурно опекала татар по всей России». При этом на вопрос о том, что после закрепления особого статуса русских в Конституции страны русские за пределами России могли бы рассчитывать на защиту своих этнокультурных прав, поскольку правительство России тогда обязывал бы Основной Закон государства, Хакимов ответил, что «государствообразующий статус русских в Конституции России испортит международные отношения страны с соседями»: «Тогда Латвия и стоящий за ней Евросоюз возмутятся вмешательством в свою внутреннюю политику со стороны Москвы». Сам татарский депутат уверен, что тот факт, что русский язык имеет статус государственного, уже означает, что русские – государствообразующий народ в России, и никакого юридического оформления этого статуса не нужно».

Председатель Комитета по науке, образованию и национальным вопросам Государственного Совета Татарстана Разиль Валеев также против государствообразующего статуса русских в России: «У нас общая родина, в которой все народы равны». Что же касается того, что в некоторых ее регионах, в частности, в Татарстане, некоторые народы равнее, чем остальные, татарский депутат считает это всего лишь способом самоутверждения: «То, что Конституция Татарстана выделяет татарский народ из многонационального народа республики, ничего страшного нет. Мы это сделали для того, чтобы поднять татарскую культуру». По словам Разиля Валеева, «пока татарский язык существует только в коридорах и на кухнях», поэтому и понадобилось обозначить «особый статус» татар в местном законодательстве. «Зачем закреплять за русскими какой-то особый статус в Конституции России?» – задается вопросом татарский парламентарий и сам же на него отвечает: «У нас все телевидение на русском языке, большинство книг и газет издается и пишется по-русски, поэтому русский народ не нуждается в государствообразующем статусе в России». При этом депутат добавил, что сам он ничего против русского народа не имеет.

Руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов склонен в позиции татарстанских парламентарий видеть двойные стандарты: «Если татарские депутаты решительно против закрепления особого статуса за русскими в России, то они точно также должны выступать против юридически особого статуса татар в Татарстане, что уже как десять лет закреплено в Конституции республики. Однако мы еще ни разу ни от одного из них этого не слышали и, наверное, не услышим». По мнению эксперта, логика депутатов Татарстана напоминает фарисейство: то, что татарский народ наделен особым статусом – это во благо, а определение статуса русского народа – это во вред. Любой, кто против особого статуса русских в России, должен выступать точно также против особого статуса татар в Татарстане.

Заведующий кафедрой политологии, социологии и менеджмента Казанского государственного технического университета Владимир Беляев считает, что «это весьма вредное предложение, как и многие идеи руководства Чечни». Политолог полагает, что «если за русскими будет закреплен уникальный, т.е. привилегированный статус, такого же зеркально потребуют все этнократические элиты и националисты в республиках, причем не просто запишут, но и обеспечат титульный этнос привилегиями». Что же касается «деление народов на сорта», как это указано в Конституции Татарстана, то казанский профессор считает его «подлым» и требует его незамедлительно убрать из регионального законодательства: «Неслучайно националисты-советники Минтимера Шаймиева всегда твердили, что в России два государствообразующих этноса – русские и татары, а в Татарстане – один. Такое вот первобытное деление людей на сорта».

Несторонниками государствообразующего статуса русских в России являются и татарские левые. Так, татарский социалист Булат Шагеев, называя главными проблемами русского народа в России «коррупцию, беспредел мигрантов, наркоманию, алкоголизм, отъезд лучших умов, порчу языка и потерю культуры», считает, что «одно придание государствообразующего статуса данных проблем не решит и поэтому ничего существенного не даст тем же русским».

Также противниками инициативы чеченских парламентариев стали местные либералы из партии «Яблоко». Председатель татарстанского отделения «яблочников» Руслан Зинатуллин уверен, что «русский вопрос» порождает собой региональный национал-сепаратизм: «Чем больше в России будет будироваться “русский вопрос”, тем больше будет осложняться ситуация и тем больше будут возрастать сепаратистские настроения в регионах». «Когда в юридических документах преобладает политика, а не право, то получается глупость: Татарстан, как и Россия не является моноэтническими образованиями, поэтому писать “татарский народ” или “русский народ” – глупость. Юридически это означает, что Конституция выражает не только волю граждан страны или региона, но и волю граждан других стран, имеющих принадлежность к заявленному этносу», – заключает Зинатуллин, при этом напоминает, что Конституция Татарстана изменялась множество раз.

Здесь стоит добавить, что больше всего поправок и изменений вносились в Конституцию Татарстана не при Владимире Путине (2000-2008), когда он начал приводить региональное законодательство в соответствии с федеральным, а при Борисе Ельцине в 1990-е годы, когда Татарстан был «суверенным государством, ассоциированным с Россией». Именно политическое руководство Татарстана меняло республиканскую Конституцию исключительно под себя, внося чуть ли не каждый год новые поправки и изменения, в отличие от российской Конституции, которая с 1993 года никогда не менялась и не редактировалась, а потому Основной Закон Татарстана после такого обращения с ней местной элитой не может быть «священной коровой» для населения региона. Странно в этой связи наблюдать, когда местные этнократы вдруг начинают требовать оставить российскую Конституцию «неприкосновенной», пугая общественность тем, что какие-то поправки в нее приведут чуть ли не к развалу страны. Регулярная редактура татарстанской Конституции в 1990-е годы (30 марта 1995 года в нее было внесено 5 поправок, 8 декабря 1995 года – 3, 26 мая 1999 года – 2, наконец, 21 июля 1999 года – сразу 15; итого в допутинское время 25 поправок) говорит только о том, что изменения Конституции возможны: если уж региональные конституции переписывались неоднократно, в конечном итоге закрепившие особый статус титульных этносов в республиках, то что мешает внести изменения в российскую Конституцию хотя бы один раз за все время ее существования? Например, можно было бы закрепить юридическое равноправие регионов в Конституции России, которое сейчас в ней отсутствует: республики имеют больше прав, чем области и края.

Ожидаемой была реакция радикальных татарских национал-сепаратистов. Председатель набережночелнинского отделения Татарского общественного центра Рафис Кашапов заявил, что заявление председателя парламента Чечни Дукуваха Абдурахманова – «чистейшая провокация, направленная на ущемление нерусских народов России». По словам лидера татарских националистов второго по численности населения города Татарстана, «что-то в последнее время официальный Грозный вместе с Московским Кремлем творят чудеса»: «Если завтра Москва намекнет Рамзану Кадырову, то он, наверняка, выступит с инициативой закрепить официально за русскими статус «старшего брата» среди всех народов России». При этом татарский националист призвал татар объединиться против подобных провокаторов. В то же время Кашапов не стал комментировать тот факт, что в Конституции Татарстана за татарами закреплен особый статус, посчитав необходимым в этом моменте промолчать.

Председатель Союза татарской молодежи «Азатлык» Наиль Набиуллин считает, что никакой необходимости официально закреплять за русским народом статус государствообразующего нет, ведь «его будут использовать для еще большего ущемления прав нерусских народов: в России уже и так формально существует первосортный русский народ и второсортные нерусские народы». Лидер «азатлыковцев», периодически организующий митинги с плакатами «Чемодан! Вокзал! Россия!» и «Татарстан – это не Россия», полагает, что официальное закрепление нового статуса за русскими будет использоваться для «неприкрытой ассимиляции и дискриминации нерусских народов». «Пусть создают русскую республику в границах Московской Руси до походов Ивана Грозного на Казань и Астрахань, а там пусть провозглашают все что угодно!», – заявил Наиль Набиуллин, при этом также промолчавший по поводу особого статуса татар в Конституции Татарстана.

Русская общественность Татарстана, мнение которой никогда не желали выслушивать депутаты местного парламента, закрепившие особый статус в республике только за татарским народом, тоже обозначила свою позицию.

Председатель Общества русской культуры Республики Татарстан (единственной национальной русской организации в регионе) профессор Александр Салагаев видит корень проблем во внутреннем государственном устройстве России. «Россия – это ассиметричная федерация». Для национальных республик, считает ученый, источником происхождения является государственный суверенитет, реализующий права народов на самоопределение, а области и края функционируют на основе полномочий, переданных федеральным центром. Таким образом, народ, проживающий в республике имеет особый статус, и, следовательно, имеет больше прав, чем народ любого другого субъекта России. Реально же более половины национальных образований в Российской Федерации являются не национальными, а «квазинациональными». Так, в Республике Карелия, карелы, реализующее свое право на самоопределение составляют всего 7,4 % населения республики, а евреи в Еврейской автономной области – 1%! За период между переписями 2002 и 2010 гг. доля русских выросла в 60 регионах. И хотя русские остаются самым многочисленным этносом в 72 из 83 субъектах России и при этом в 70 субъектах они составляют более половины населения, вопрос о статусе русского народа не ставиться. Стремление к равноправию субъектов приводило к требованиям со стороны отдельных областей создания Уральской и Вологодской республик. Однако отказ в признании статуса русского народа не позволил эти попытки реализовать. Повышение статуса краев и областей до уровня республик невозможно, по причине различия в происхождении республик и иных субъектов Российской Федерации. Если в настоящее время невозможно предоставить русским возможность реализовать свое право на самоопределение в форме создания республики, необходимо признать государствообразующий статус русского народа. Поэтому в случае закрепления государствообразующего статуса за русским народов в виде поправки к российской Конституции или принятия отдельного закона будет вообще-то первым правовым актом в России, в котором будет определяться статус русских в России. Напомним, что в России нет ни одного региона, в местном законодательстве которого был бы обозначен статус русского народа хоть в каком-нибудь виде.

Лидер татарстанского отделения всероссийского движения «Сопротивление» и одновременно заместитель председателя регионального отделения создаваемой партии «Российский общенародный союз» Витольд Филиппов предлагает смотреть правде в глаза: «Сегодня в России 80% населения являются русскими, что по всем общепризнанным в мире характеристикам означает, что Россия – это моноэтническое государство. Отсюда и исходит необходимость конституционного закрепления статуса русского народа как государствообразующего». По мнению одного из лидеров русской молодежи Татарстана, «новый статус позволит русским считать Россию своим национальным государством». При этом никто не предлагает вводить дискриминацию граждан других национальностей, как превратно пытаются татарстанские депутаты от «Единой России» преподнести стремление русским к формальному, а не только фактическому государствообразующему статусу.

Сопредседатель Казанского гражданского союза Алексей Топоров предлагает порассуждать о том, что даст русским их новый статус в случае его принятия. Во-первых, это может стать толчком для возрождения национальной русской культуры и национального русского самосознания. «Смешно сказать, но во всей огромной России нет даже телеканала аналогичного татарстанскому “Татарстан – Новый Век”, где проводят конкурсы татарской песни, обучают секретам татарской кухни, регулярно рассказывают о жизни татар в других регионах России и странах, в увлекательной форме прививают интерес к родному языку. Пока же российский федеральные каналы пытают убедить население, что «Дом-2» и Петросян в обнимку с Тимоти – это и есть якобы русская культура. От чего становится очень и очень грустно», – делает вывод русский общественник.

Во-вторых, это стало бы реальным стимулом к отстаиванию прав русских в государствах постсоветского пространства и упрочило бы связи русских диаспор других стран с Россией, а также помогло бы, наконец, наладить многострадальных процесс возвращения русских соотечественников на Родину. «Властям удобно держать 80% страны за некую обезличенную массу без рода и племени, ведь, как известно, людьми без национального самосознания легче управлять. Властям также легко делать ставку на представителей национальных меньшинств, этнических диаспор и гастербайтеров для осуществления репрессивных функций и коррупционного штрейкбрехерства. Не случайно практически все кавказские и азиатские диаспоры в едином порыве подержали Путина на выборах», – напоминает Алексей Топоров, при этом считает, что при признании статуса русского народа как государствообразующего, аналогичные статусы титульных народов в национальных республиках не могли бы нанести существенного вреда целостности страны, став своего рода региональной особенностью и способствую развитию культур и народов этих субъектов.

Председатель Общества ревнителей истории г.Казани Василий Ордынский инициативу чеченских парламентариев приветствует, особо делая акцент на словах, сказанных спикером чеченского заксобрания: «Исторически за русскими такое право есть». Правда, при закреплении государствообразующего статуса за русскими эксперт предлагает учитывать два факта.

Во-первых, негласно в национальных республиках действует принцип «республика – для титульного этноса» («Татарстан для татар», «Тува для тувинцев», «Башкортостан для башкир» и т.д.). И поскольку в Конституции России написано, что республики в составе Российской Федерации – это государства, то де-факто в этих республиках признаётся только государствообразующая роль титульных этносов, но не русского народа. Показательно, что в Конституции Татарстана указано, что она выражает “волю многонационального народа Татарстана и татарского народа” – т.е. татарский народ особо выделен среди прочих народов республики, что автоматически ведёт к дискриминации русского и других этносов в регионе, поскольку всем остальным отведена роль быть «многонациональным народом Татарстана». Поэтому, считает Василий Ордынский, в Конституции страны обязательно нужно прописать, что русский народ является государствообразующим на всей территории Российской Федерации.

Во-вторых, всё это останется только декларацией, если федеральный центр не предпримет реальных шагов по усилению позиций русского этноса в национальных республиках. Причем начать нужно с элементарного: русские должны иметь свое представительство в местных органах власти в соответствии с их процентной составляющей в регионах: к примеру, 40% русских от всего населения Татарстана никак не представлены в эшелонах власти. Из 19 министров правительство только 2 русских, из мэров городов Татарстана только 1 русский (г.Зеленодольск), даже в Казанском федеральном университете в ректорате только один проректор – русский. Эксперт предлагает, как минимум, неофициально закрепить в национальных регионах за русскими второй пост в бюрократической иерархии. «Усиление позиций русского этноса в интересах и других народов Татарстана, например, тех же кряшен (православного тюркского этноса), которые в той или иной форме подвергаются в республике дискриминации. В частности, если человек – не татарин, то ему практически невозможно сделать полноценную карьеру в органах государственной власти республики. И, разумеется, усиление позиций русского этноса в интересах тех татар, которые заинтересованы в сохранении России как целостного государства, которые не хотят, чтобы Татарстан и дальше превращалась в “модернизированное” подобие Узбекистана на Волге с узаконенными феодальными порядками», – полагает Василий Ордынский, при этом добавляет, что «если государствообразующая роль русского народа не будет закреплена в Конституции России, то в Конституции Татарстана в обязательном порядке надо будет ликвидировать разделение на “многонациональный народ Татарстана” и “татарский народ”».

Казанский политолог Глеб Прожилов считает, что «именно русские осознают своей родиной, своим детищем всю Российскую Федерацию: не отдельный регион, а именно государство в целом, и именно русские всегда будут выступать против сепаратизма отдельных республик». Поэтому вопрос о государствообразующем статусе русского народа, уверен эксперт, это вопрос выживаемости нынешнего политического режима: «Решение о закреплении данного статуса принесет немалые ему дивиденды: от рейтинга до снижения националистических антирежимных настроений».

В итоге инициатива чеченских парламентариев в Татарстане не нашла ни однозначной поддержки, ни однозначного протеста, причем как среди русских и татар. В то же время именно дискуссия вокруг государствообразующего статуса русского народа, которая велась давно в среде русской интеллигенции и была продолжена, в том числе и Владимиром Путиным в своей статье «Россия: национальный вопрос», опубликованной в «Независимой газете», заставила общественность Татарстана обратить внимание на то, что творится в самом региональном законодательстве, в котором вот уже десять лет один народ считается равнее, чем все остальные народы. И хотя инициативы чеченской стороны явно не радуют этнократическую элиту Татарстана, тем не менее, пока можно констатировать только тот факт, что согласия с Чечней у Татарстана хватило пока только на выборы русского «царя»: обе республики вошли в десятку национальных регионов с самыми большими процентами на президентских выборов за Владимира Путина.

 
Статья прочитана 849 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173