Сергей Сверчков: Смена власти в Питере- что дальше?

Итак, буквально несколько дней осталось до момента, которого не только Питер, но и многие неравнодушные к северной столице люди, живущие ныне за её пределами, ждали с величайшей надеждой без малого восемь лет. Валентина Матвиенко покидает Смольный. Наверное, не стоит в очередной раз перечислять все «достижения» уже почти что бывшей градоначальницы (хотя, не скрою, близящаяся приставка «экс» перед словосочетанием «губернатор Матвиенко» безмерно радует автора этих строк – равно как, надо полагать, и Вас, уважаемый читатель). Радость эта, вне всяких сомнений, закономерна – и не надо объяснять, почему. Давайте, однако же, поразмыслим над тем, сколь наша радость обоснована, если «копнуть поглубже».

Строго говоря, Матвиенко пока еще отнюдь не остается в прошлом. Напротив, разыгрываемая в последние недели безобразная политкомбинация по «избранию» Валентины Ивановны муниципальным депутатом направлена на то, чтобы усадить «соратницу трех президентов» в кресло, предпоследнее перед вершиной власти – на место председателя Совета Федерации.

Можно долго спорить о роли законодательных (точнее сказать, законосовещательных) органов в сегодняшней едросовской «вертикали власти», но очевидно одно: случись что разом с президентом и премьером (как говорится, пути господни неисповедимы) – и Россия в одночасье получит самодержицу Валентину Первую. Здесь никакой конспирологии – достаточно открыть комментарии к действующей Конституции, чтобы понять, о чем идет речь. Но это скорее все-таки фантазии, ибо обе «половинки тандема» обладают как приличным здоровьем, так и достаточно эффективной охраной.

Ну а вернувшись от сарказма к реальности, мы в скором времени получаем политическую комбинацию, при которой Матвиенко хоть и становится «старшим сенатором» со всем прилагающимся набором персональных бонусов, но при этом оказывается самым слабым звеном в четверке первых лиц государства. Почему? Вспомним, что к таковым, кроме президента и премьера, относятся спикеры палат Федерального Собрания – Совета Федерации и Госдумы. До недавнего времени с путинской точки зрения в этом квартете всё было совершенно логично. Что декоративный президент Медведев, что отрабатывающий ныне роль опального левого политика Сергей Миронов, что «грызущий козлов» Борис Грызлов – все люди «правильные и проверенные» благодаря околособчаковскому и/или «околокомитетскому» прошлому (тот же Грызлов – одноклассник генерала Патрушева, одного из ближайших путинских подручных).< Проще говоря, «все свои». Так вот, Валентина Матвиенко в эту компанию явно не вписывается. Ровесница большинства из перечисленных, она при этом сделала головокружительную карьеру еще в советское время, когда нынешние «властители» были никем, и звали их никак. Соответственно, психологически они остались тем же для бывшего первого секретаря Ленинградского обкома ВЛКСМ и главы комитета Верховного Совета СССР, несмотря на показное взаимообожание.

Почему же Путин именно ей в свое время отдал «на кормление» родной Питер? Здесь причин несколько. Во-первых, из правительства надо было удалить «не своего» вице-премьера, доставшегося в наследство от Ельцина (и при этом никого не обидеть – не станем забывать, что первый президентский срок Путина был еще не царствованием, но воцарением). Во-вторых, за губернаторской спиной Валентины Ивановны с самого начала стояли фигуры наподобие путинского друга миллиардера Юрия Молчанова, предпочитающего соответствовать своей фамилии и тихо рулить финансовыми потоками, лишь иногда в порыве откровенности похваляясь журналистам, что «работа вице-губернатором – нормальный бизнес». В-третьих, собственный бизнес Валентины Матвиенко (формально – ее сына-банкира Сергея Владимировича, который, разумеется, всего в жизни добился исключительно собственным талантом) имеет столь карикатурные формы и содержание, что на его фоне прежние московские «проделки семейства Батуриных» способны показаться возней трехлеток в песочнице.

Сей козырь, думается, давным-давно припасен «национальным лидером» в рукаве и непременно будет явлен на поверхность, если вдруг Валентина Ивановна решит начать некую собственную игру (хотя очевидно, что именно по этой причине не начнет). Потому ее перемещение на третью строчку в государственной иерархии для «водителя Калины» абсолютно безопасно. К тому же пенсионный возраст г-жи Матвиенко (да простит она нас, как женщина, за эту некорректность) позволяет предположить, что ее сенаторство – не «новый взлёт всерьез и надолго», но лишь синекура, причем с высокой долей вероятности – только на период думской предвыборной кампании. Ну а дальше – в ходе кампании президентской (читай – официального возврата Путиным кремлевского кабинета) в ход может пойти и вышеозначенный козырь. Ведь столь громкое «дело о борьбе с коррупцией», да еще в отношении столь колоритной фигуры, как Валентина Ивановна, способно добавить порядком поднадоевшему «национальному лидеру» популярности в глазах обывателей. Иными словами, при любом раскладе с госпожой Матвиенко как политиком высшего ранга можно будет попрощаться уже в обозримом будущем… да и слава всевышнему.

Засланный

А что же новый наш градоначальник? Присмотримся к нему повнимательнее. Но пока что вспомним, как развивались события после того, как была озвучена идея «пересадки» Матвиенко из Смольного на Новый Арбат. Имена претендентов на то, чтобы продолжить (с известной, разумеется, оговоркой) ряд Меншикова и Репнина, Кутузова и Лорис-Меликова, Кирова и Жданова зазвучали сразу же после «судьбоносного» медведевского заявления. В числе наиболее вероятных претендентов назывались глава администрации президента Сергей Нарышкин, его заместитель Александр Беглов (уже исполнявший обязанности губернатора Петербурга «между Яковлевым и Матвиенко»), а также ряд других фигур. «Фаворит» засветился через несколько недель: вице-премьер федерального правительства Дмитрий Козак подверг уничтожающей критике работу питерских властей по зимней уборке города… и все сразу всё поняли. Прошло совсем немного времени, и господин Козак уже приезжает вместе с Путиным и Матвиенко открывать питерскую Кольцевую автодорогу. Матвиенко тогда даже обиделась, сказав, что ее «тело еще не остыло» в ответ на то, что журналисты обращались именно к Козаку, а не к ней – пока еще губернатору – с вопросами о городской политике и хозяйстве. И сколько бы Дмитрий Николаевич не лукавил, называя Валентину Ивановну «самым эффективным градоначальником» (это через считанные недели-то после показательной порки), а также «не желая» говорить о работе в Смольном и о лидерстве в избирательном списке «ЕдРа», уже было очевидно: вот он, губернатор. Нет никаких сомнений, что единороссовское большинство Законодательного Собрания утвердит любую кандидатуру, предложенную Путиным (простите, у нас же есть Конституция – конечно же, президентом Медведевым) – хоть лабрадора Кони или пуделя Тосю, хоть Людмилу Нарусову. Кстати, с учетом того, что назначат не кого-то из трех вышеперечисленных – мы получаем еще не самый худший расклад.

Так кто же такой Дмитрий Козак? Давно знакомые с питерской политикой наблюдатели хорошо помнят бывшего начальника юридического комитета собчаковской мэрии. Любопытно, что после провала шефа на выборах 1996 года Козак по совету своего приятеля Путина остался в команде нового градоначальника Владимира Яковлева «на всякий случай» и через некоторое время даже стал вице-губернатором. Но едва Путин начал набирать вес в Москве, Дмитрий Николаевич вмиг «разошелся в некоторых вопросах богословия» с Владимиром Анатольевичем и очень скоро перебрался в Первопрестольную.

Ненадолго перенесемся на десяток лет назад от описываемых событий. В конце 80-х молодой следователь Дмитрий Козак столь активно поддерживал горбачевскую перестройку, что за усердие был избран «понимающими» коллегами секретарем парторганизации городской прокуратуры. Стоит ли уточнять, что уже вскоре, почуяв усиление «ветра перемен», сняв погоны и получив немного частной юридической практики, Козак оказывается во власти: сначала Собчак делает его своим представителем в Законодательном Собрании (отсюда, собственно, его хорошо знают многие депутаты-старожилы), а затем – главой юридического комитета мэрии. Характерный штрих к портрету Козака-практика: именно ему Питер обязан наличием 111 муниципальных образований вместо логичных 19 по числу районов города.

Но снова перенесемся вперед по биографии нарождающегося городского головы. Уйдя из команды Яковлева, Дмитрий Козак включился в избирательную кампанию Виктора Зубкова – кандидата в губернаторы Ленинградской области, впоследствии премьер-министра России, а на тот момент – главы питерской налоговой инспекции и (разумеется) недавнего сотрудника путинского комитета по внешним связям. Наступил 1999-й. Пройдет еще несколько месяцев, и Козак сделает колоссальный скачок по карьерной лестнице: он становится руководителем аппарата федерального правительства, которое возглавил Путин. С его же нелегкой руки заместителями Дмитрия Козака стали Игорь Сечин и Дмитрий Медведев.

В новом качестве Дмитрий Николаевич занялся исключительно важным для своего приятеля, а теперь и патрона делом: он контролирует процесс организационного становления и политтехнологической раскрутки созданного Березовским движения «Единство» (ныне – «Единая Россия»). Позднее Путин направляет верного соратника на чрезвычайно важные для себя направления: в качестве полпреда на Северный Кавказ – умиротворять (очевидно, в первую очередь финансами) местных князьков, а затем (приведем название должности целиком для полного уяснения сути) – «председателем наблюдательного совета Государственной корпорации по строительству олимпийских объектов и развитию города Сочи». В 2008 году Козак становится профильным «сочинско-олимпийским» вице-премьером. Вряд ли стоит пояснять, что на столь хлебную должность мог встать только особо близкий к Путину персонаж. Он, собственно, и встал.

Но, казалось бы, зачем нужно менять баснословно выгодную, «вкусную» службу на губернаторство в Питере? «Если Родина прикажет – пойду», – заявил Козак незадолго до нового назначения. Разумеется, Родина (точнее, Путин – эти понятия для нынешней породы чиновников тождественны) прикажет. И он пойдёт.

Что же теперь будет?

Ответ парадоксален: да ничего. Ничего не изменится, – точнее, изменится по форме, но сохранится по содержанию. Вне всяких сомнений, «сосули» на заседаниях правительства будут называть, как и полагается по-русски, сосульками… но меньше их от этого зимой не станет. Уйдет в печальное прошлое и навязшее на зубах дурацкое словосочетание «амбициозный проект»… но, к примеру, строительство полукилометрового газпромовского небоскреба отменено отнюдь не будет.

Но это частности. В целом же главная текущая задача Козака в новом качестве известна: недаром же политологи наперебой кричат, что именно он способен справиться с задачей повышения рейтинга «Единой России» в Питере – а справляться с этим он, как известно, умеет. Причем способы для этого есть разные – далеко не только дешевый популизм. Вот способ первый: напомним, что именно на вверенном Козаку в свое время Северном Кавказе был зафиксирован абсолютный рекорд народной любви к «ЕдРу»: 104% на отдельном избирательном участке. Впрочем, вполне вероятно, что Дмитрий Николаевич, учитывая свой прежний опыт работы в «супердемократической» команде Собчака, решит пойти по второму варианту: изобразить в меру либерального политика и организовать подведение итогов выборов, хотя бы относительно близкое к реальности. Но в этом случае «ЕдРо» после восьмилетки «подвигов» Матвиенко рискует оказаться в откровенном меньшинстве. Так что «либеральный» подсчет всё-таки маловероятен.

Вариант третий: новый губернатор начнет играть партию «питерского Собянина». В таком случае он возьмет декларативный курс на развитие города «от противного» по сравнению с тем, что было при Матвиенко. При таком раскладе ей самой для вящего удовольствия публики очень скоро ой как достанется «на орехи» по государственному телевидению и в увеселительном издании «Петербургский дневник». Прозвучат (особенно ввиду предстоящих выборов) обещания многократно увеличить финансирование строительства метрополитена, а также транспортных развязок и бюджетного жилья.

Но пройдут выборы… И вне зависимости от их исхода цена всем этим обещаниям будет ровно та же, что и прожектам Валентины Ивановны образца середины 2003 года, озаглавленным «Мы живем в Петербурге» (кому не лень, можно поискать сию программу в интернете или в библиотеке, после чего иронически улыбнуться). Почему? Да потому, что сохранится Система. На своих местах останутся нужные Путину чиновники (начиная, собственно, с губернатора), а также разнообразные «инвесторы» (читай – спонсоры), успешно справляющиеся с единственной задачей – освоением бюджетных средств.

Поэтому (выскажу мысль, которая после всего вышесказанного может показаться крамолой): не стоит обвинять во всём только Матвиенко или только Козака – рыба-то гниёт с головы. Так что до тех пор, пока всем и везде заправляет Путин (а в первую очередь – стоящие рядом с ним воротилы олигархического капитала – абрамовичи, дерипаски, прохоровы и т.п.), игроки второго дивизиона мало что значат – их, точно так же, как в современном футболе, покупают и перепродают, а политику превращают в «договорняк». Так не пора ли отправить на мыло не только негодных судей и плохих игроков, но и – прежде всего – главного тренера вместе со «спонсорами» и «инвесторами»?

Метки текущей записи:

,
 
Статья прочитана 654 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173