Владимир Семёнов: Прошу больше не считать меня либералом!

«Когда гнев богов постигает человека, то прежде всего божество отнимает у него здравый смысл и дает превратное направление его мыслям, чтобы он не сознавал своих ошибок», – это высказывание афинского оратора Ликурга (390 – 324 гг. до Р.Х.) в речи против Леократа впоследствии преобразовалось в знаменитую фразу о том, что если Бог хочет покарать человека, то он лишает его разума.

В моей жизни я пережил длительный этап безбожия и кощунства, что тяжелым камнем лежит на моей душе и совести. Я прошел долгий путь критика Русской Православной Церкви, как многие ныне считая себя агностиком, а на самом деле находясь в глубокой духовной сточной канаве. Путь человека, который жил во тьме, тьмою хвалился, по сути попирая святое, а теперь ему открылись глаза на весь этот ужас происходящего, как содеянного своими руками, так и на разрастающуюся тьму мира сего во владениях его Князя.

И в последние месяцы не покидает стойкое ощущение, что мы живем в каком-то перевернутом мире. Все оказывается вверх ногами – хорошее становится плохим, скверное – достойным восхищения, жертва превращается в агрессора, а недавний агрессор – в жертву. Понятно, что такова и есть историческая сатанинская задумка – обернуть все с ног на голову, чтобы белое стало черным, а черное – белее снега.

Кощунственные выкрики на амвоне уже на полном серьезе почти всеми, даже критиками, именуются «панк-молебном». С другой стороны, именно в этом очевидность извечного дьявольского замысла – лишить Слово его подлинного сущностного и символического значения, сакральные смыслы и понятия – подлинного содержания, уничтожить и растоптать все святое и имеющее отношение к религиозному сознанию. И в этом контексте произошедшее ЧП на амвоне Храма Христа Спасителя с последующим его тиражированием имеет глубокие метафизические последствия.

А все чаще звучащие сравнения его со знаменитым «делом Дрейфуса» выглядят такой же лукавой попыткой замещения – смыслов и духовного содержания произошедшего. Попытка подведения духовно-смыслового противоречия под эмоционально-идеологическое именно лукава, сколь и примитивна. Скорей произошедшее в Храме является очевидной интерпретацией известного поступка библейского Хама с точки зрения элементарной этики и приличия.

По сути с самого начала вся эта псевдо-феминистская история в самом примитивном и вульгарном ее толковании не имеет ничего общего с женским началом. Женским в русле почитаемого Материнского Начала, космического и божественного почитания Приснодевы, Всепетой Мати, Мировой Женственности и благословенности деторождения.

Итак, они ворвались на амвон, куда мало-мальски вменяемые люди заступают со страхом и трепетом. Надругавшись нас чувствами миллионов людей, почитающих храмовое место святыней, женщины к неожиданности для себя не уходят от ответственности – посланная кем-то рука возмездия сажает их под замок – мера, наверное, чрезмерная, но кара объективно заслуженная. В конце концов, с метаисторической точки зрения феномен тюрьмы порой имеет сложно оценимые последствия, ибо раскаяние и переосмысление всего могут оказаться многократно важнее переносимых невзгод. Ну это, правда, для тех, кто готов рассуждать категориями души и ее посмертия. С житейской же точки зрения, произошедшее с ними подпадает под неприятное народное понятие «нарвались», встречающееся в нашей жизни столь часто, что увы, замыливается глаз, благо более важных и достойных тем для фиксации своего возмущения и праведного гнева – сотни и даже тысячи.

Заказные уголовные дела, покалеченные судьбы страдающих от дедовщины призывников, дичайшие случаи халатности в больницах, да что уж там, даже права ни в чем не повинных животных, миллионами забиваемых самыми дичайшими способами на скотобойнях заслуживают много большего внимания, чем судьба давно сделавших осквернение всего своим основным занятием.

Парадоксально из всех несправедливостей, которыми так изобилует наша сегодняшняя жизнь, интеллигенция почему-то выбрала одно единственное, решив встать рядом именно с теми, кто так вызывающе вплел имена Господа и Богородицы в матерный ряд. По иронии судьбы, именно они по взмаху политтехнологической палочки известно кого в одно мгновение из просто нерукопожатных персонажей становятся невинными жертвами. Справедливости ради надо отметить, становятся опять же исключительно в глазах называющих себя «либералами», которые с радостью кидаются в атаку.

Кидаются вдруг, и слишком хорошо организованно. Интеллигенция, когда вместе – она сильная: ученая, именитая, с залихватским неинтеллигентским задором, дескать, мы – элита, и мы вам покажем «кузькину мать». А Церковь, при всей своей численности, вроде как слабая – как-бы на ее стороне всем видятся бабушки, не очень образованные какие-то слои, диковатые казаки и попавшие сейчас в водоворот критики священники. А неумные забеги «православных хоругвеносцев» только играют на руку противникам Церкви – какая уникальная возможность потыкать пальцем и покрутить у виска. Мы-то, дескать, интеллигенты, не им чета – мы сейчас как выступим, пусть знают что такое наше слово когда мы вместе, когда нас орда.

Организованная армия возбужденных своей значимостью и величием людей, именитых и уверенных в своей правоте. То есть сильные обижают слабого. И вроде как даже они в своем понимании выступают защитниками – обижаемых и гонимых, жертв «злого полицейского режима» и «злых попов».

При этом, я не могу осуждать этих заслуженных людей, бросающих камни. Их осудит история, их осудит Бог, их, надеюсь, осудит их собственная совесть.

И в сегодняшнем контексте не правы обе стороны. Как не правы требующие для провокаторов более сурового наказания нежели то, на которое они сами уже обрекли себя, уподобившись змее, которая, искусив, была повержена и проклята «ходить на чреве» и «есть прах во все дни жизни» (Бытие, 3.14). Как говорится, перекреститься и забыть как дурной сон… И еще более неправы те, кто искусившись светскими тезисами мнимой правозащиты, нырнул в мутный омут оправдания и уже по сути воспевания кощунства.

При этом о расколе-то можно говорить с большой натяжкой, скорей «не надейтесь» послужит единственным ответом восставшим на Церковь и ее устои. Да, подчеркну, на Церковь и Веру, на память ее святых и мучеников, а не лично на представителей священства, раскол он может и произошел, но только в умах части либеральной интеллигенции, не выдержавшей такого, по сути, незначительного искушения.

И мне, как в прошлом критику нашей Церкви, сегодня тем больнее видеть всех тех, кто в ослеплении своим азартом обличения переходит все допустимые границы. Грустно, что некоторые, искренне считающие себя умными и приличными людьми, не понимают, что бросая грязь в Предстоятеля, они швыряют эти комки во всю Церковь, оскорбляя не лично Святейшего Патриарха, а весь институт, равно как и миллионы ее прихожан, священнослужителей и монашествующих, оскверняют память ее Святых и Мучеников, ставя себя за грань подлинных цивилизационных рамок.

И именно эти люди сегодня называются “либералами”? Они ли правозащитники и гуманисты, ведь правозащитники должны защищать право, а не нарушителей его?

Эти вручатели пошлых “серебряных калош” тому, о ком ежедневно в сотнях храмов нашей страны тысячи их соотечественников во время литургии возносят молитву “О Великом Господине и Отце нашем Святейшем Патриархе Кирилле”. Те, кто радостно встает в один ряд с провокаторами, потрясая их портретами? Вроде бы «цивилизованный» фейсбук превращен в площадку обливания грязью Церкви и ее предстоятеля. Последняя организованная кампания глумления над фотографией Святейшего Патриарха по определению должна бы вызвать у всех, по крайней мере культурных людей, чувство оторопи. Но выполненная в самом непотребном жанре подросткового примитивизма, по какой-то необъяснимой логике она вызвала что-то типа ироничной улыбки понимания у некоторой части «интеллигенции».

Подобным же выглядит и малохудожественное глумление над иконами на Винзаводе, в контексте которого абсолютно парадоксально «хоругвеносцы» и казаки оказываются единственными защитниками того, что нельзя не защищать, и встать с ними по одну сторону – единственная трагическая возможность приличного человека. При этом хочется предостеречь, что последствия подобных винзаводовских выставок очень сложно предсказать. И потом интеллигенции останется пенять только на самих себя, что все вместе хлопали, топотали и будили этого самого зверя! И в «русский Иран» нас могут вогнать отнюдь не отец Всеволод Чаплин или отец Дмитрий Смирнов, а провокаторы от так называемого современного искусства, ведь разве происходящее сегодня на Востоке не служит уроком?

Это те самые либералы, которые столько много говорили о толерантности, забывая о том, что ее главный принцип – идти навстречу друг другу по параллельным улицам, не нести скверну на чужую территорию, особенно если она сакральна, свята настолько, что за нее отдают свою жизнь, становясь добровольными мучениками. Приносят себя в жертву ради святынь, которые вам, интеллектуальные агностики и атеисты, по лукавству ума пока понять увы не дано. Толерантность предполагает не лезть внутрь чужого храма, не ходить в чужой монастырь, и более того, не глумиться над чужими иконами. Посему в этом контексте ваши лукавые псевдо-либеральные рассуждения о свободе творчества и свободе слова не стоят и ломаного гроша! Вы растоптали толерантность, уничтожили приличие, поставили себя вне рамок элементарной интеллигентности и той самой культуры.

Эти люди называют себя “деятелями культуры” и они же называются “либералами”? Тогда увольте! Если называться “либералом” стало синонимом принадлежности к кощунству, то я больше не либерал.

В глубокой скорби о происходящем хочется встать перед этими защитниками, а по сути, гонителями, на колени и сказать: опомнитесь, что вы делаете – куда кидаете ваши камни! Не осуждая их ослепление азартом и гневом, просто просить – остановитесь!

Именно остановиться и увидеть свой персональный вклад в запуск движения тех богоборческих сатанинских жерновов, которые призваны перемалывать имеющую тысячелетнюю историю православную духовность, осквернять память святых и принесенных ими жертв – себе в осуждение и бесам на потеху.

А понимающим и видящим остается только молиться за них, со слезами и с печалью. Но стоять рядом – увольте. Невольно вспомнишь “Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых» (Псалтырь Святого пророка и царя Давида).

Завершающим же аккордом стало возбудившее столь многих выступление «звездной» певицы, давно присвоившей себе наименование Богоматери и сжигавшей кресты, вышедшей с написанным названием группы на голой спине. «Вот она, богиня! И слово ее!», – взвыли они с упоением и восторгом. Вот она, «судья и обличитель»! Точки расставлены, все карты открыты. Больше как бы уже нечего говорить. Черта проведена, и осталось только встать по одну из сторон – сторону света, либо сторону тьмы.

Автор – Председатель Правления Московского Европейского клуба, В 1999-2003 гг.- депутат Государственной Думы от фракции СПС.

 
Статья прочитана 534 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173