Ю.Екишев: Русская воля или либеральная «доля»?

Каждый из нас носит идею. В каждом из нас есть место идее. В душе каждого есть душа души – дух. Согласно которому он движется, растет, действует, стоит на месте, говорит, молчит. В биороботе, в зомби или чубайсоподобных – дух подменен функцией, алгоритмом.

Дух живит. Дух дает возможность преодолеть страх. Дух ведет вперед. Без него человек не способен воевать. Без него человек не способен защищать. Без него человек не способен распознать своих и чужих. Дух роднит со своими, и дает силы отдавать жизнь за своих, и позволяет видеть врагов и уничтожать их. Не бояться тюрьмы. Любить родину, Русь. Чуять запах мерзости и опасаться сгнить заживо на либерастической «воле».

Либеральная идея сродни сатанинской. Либерал мнит себя умнее и выше других. Ему враги все. И кто «выше» его (сволочь, я же умнее, и «права» одинаковы у нас, чего ж он «выше») и кто «ниже» (постоянно приходится ставить кавычки, потому что суть слов ими исковеркана, для них, например – «выше» это успешней, золотомиллиардней). У него нет родни. Либерал обманывает других ради торжества самого себя. Либерал талдычит, как дятел, о «народовластии» и о свободной конституции (мгновенно забывая о прописанном там «народе», чтоб предложить себя в «народовластители»), и говорит только о своей свободе. А с помощью «конституции» закрепить приобретения. Либерал соблазняет яблоком «свободы», чтобы сделать всех рабами себя любимого. Либерал чует своих и тянется к своим, ненавидя «чужих», не индивидуалистов, как он, тех, кто привык жить сообща. Русских. Русская пирамида растет вниз и стоит на сильных. А либерал карабкается вверх и топчет остальных.

Либерал не пачкает лапки. Но разрешает ради «идеалов свободы» это делать другим.

«Лица либегальной национальности» любят тишину, переговорные комнаты. Тайные взрывы. Разрешение на убийство. То, что было в Чечне – невозможно без либеральной лицензии на уничтожение русских. Выписанной в таких комнатках. Кто знает «чехов», тот знает, что как воины они никудышные. И будут «рэзать» только в случае определенных гарантий безответности.

Либерал ненавидит Русь. Либерал мыслит абстрактными категориями. Для него 300 000 русских, убитых и уничтоженных в Чечне (это только до 1991 года) – ненужная биомасса, подножие его «великих свершений». 30 000 000 «невписавшихся в рынок» – лишь повод пожать плечами и хмыкнуть.

Вы это знали. Но промолчали.

Пора действовать.

Дальше – приплюсуем больше. Приплюсуем к той Чечне жертв войн, изгнанных, убитых, ограбленных, изнасилованных. Прибавим по всей стране. Кондопогу. Сагру. Сегодня – еще и Демьяновку, и неослабевающие перестрелки и поножовщину в Москве. Неродившихся. Не нашедших в жизни ничего. Кроме дезоморфина и рабства, панели и «азербайджанского плена» на зоне.

Либерализм, как идея, стоит на океане русской крови. И ищет союзников, кто будет продолжать лить ее, или оправдывать, подстраиваться, прогибаться, делать процесс «стабильным».

Сегодня люди разделились не по убеждениям. А просто на тех, кто готов прогнуться под них. И кто не сделает этого.

Либерал на самом деле, по своей сути – махровый, абсолютистский выродок, не терпящий правды. Под его компасом, как у Жюля Верна, лежит огромный топор самомнения, который ведет его на полюс «разумного безумия», на полюс торжества его «бесценного и гениального» существа над жизнью. Почему сатана так любит либералов? Потому что они ему родня, единоверцы, единокровцы, единомышленники.

Трудно, да и невозможно представить себе Чубайса единокровцем и единоверцем десятков миллионов русских людей, легко отправленных им в небытие. И тех, кто обречен его пособниками на тяжелое нынешнее существование.

Он – за чертой от нас. Так же, как все те, кто может спокойно стоять на русских могилах, и говорить что Чечня для нас «супер». Очевидно, что ни к национализму, ни к русскому братству, ни к чему подобному эта позиция не имеет отношения.

Либералишка, громко оравший на безопасных для него заседаниях, что надо все развалить, что надо принять ельцинскую конституцию, что все вокруг надо порезать на ваучерные доли, повинный в крови русской нации, охраняет как высшую ценность только свою жизнь. И полагает, что благодаря своему «уму, гению, достижениями науки и прогресса» – выжил и приобрел и фабрики, и телеканалы, и резиденции, и известность. И думает, что мы недо-такие же, низшие, варвары, облагодетельствованные его снисхождением… «Неудачники», одним словом, потому что не той национальности. Не просвещены его тайным светом.

И ошибается.

Потому что мы не просто иные, а совсем иные. Мы потомки тех, кто погиб на Мамаевом побоище. Мы наследники тех, кто упал на войне, но укрепил Русь. Мы внуки тех, кто погибал под Сенявинскими болотами (которые стали звать «высотами» от наваленных там солдатских тел). Мы потомки упавших, убитых, но не сломленных воинов.

Этого ему не понять. Это не вместится в его узенькое вместилище души, скорее напоминающее червячный желудок, где все по Фрейду – жрать, спать, наслаждаться, гоготать, и ненавидеть всех, кто не таков.

Мы не таковы. Мы Русь.

Наше золото – это люди.

Мы строили государство. Мы распространяли его как границы семьи. Мы затевали многие наши дела в помощь основной отеческой власти. Мы понимали и понимаем необходимую двойственность русского человека в жизни государства. Где центральная власть, жесткая, отеческая, с твердой рукой, для прозрачности управления стремится к некоторому упорядочению действий своих сыновей, к понятности, к иерархии, к собранности, к тишине, чистоте и правде – чтоб было ясно, кто он этот беспокойный неугомонный житель Руси. Стремится к надежности граждан, все время затевающих что-то не ради «самореализации» или пиара, а в помощь, в укрепление, в рост, в развитие. И одновременно наше государство (не путать с нынешней химерой, являющейся анти-русским режимом) упирается в то, что невозможно управлять гомогенизированной «серой массой», биороботами, безинициативными серыми мышами. И в этом процессе оказывается одним из основных действий – это рост и укрепление личности. Рост клетки большой семьи, полноценное развитие в трех измерениях – семья, дружина и община, государство (об их фрактальности и самоповторении см. предыдущие статьи http://www.shturmnovosti.com/nashedelo.php).

Рост не для словоблудства. Не для себя самого. Мы живем не себя ради. Мы рождены для русского поступка и победы. Нам «не надо рая – дайте родину мою».

Идеологии, западные утилитарные теории, которые мы попробовали на своем пути развития – все по очереди оказались отторгнуты нами. Оказались слабы и ущербны. Сколько ни промывали ими головы с детства – выветрилось. А вера, как ни вытаптывали – осталась. Росту личности без того, чтоб обломиться на идеологической кособокости, способствовала только они – вера и любовь к Руси. Которые в нас. Глубже книжных убеждений и истин «умников»-комментаторов.

Только почувствовав, что ослаблен, подточен этот стволовой росток внутри русского человека – откуда прорастает и вера, и воля, и братство, и воинство – либерал, боящийся сам до жути попасть в драку, может прошептать своим подручным шакалам: пора. Не получал он по голове в уличных драках. Не жертвовал последнего, не делился скромным достоянием с другом и братом. Он только ждал, ждал момента, когда крикнуть в толпе – распни его! Когда придет пора предавать и получать сребреники. Когда стравить сильных и ослабить. Так он заходил к нам в дом. Осторожно, тихими стопами. Чтоб удостовериться, что дома все спят, что отпор его шакалам организовать не успеют.

После убийства Бога. После убийства Царя. После убийства лучших русских родов. После изгнания русских из Чечни, и со многих других земель. После разделения Руси пунктирами государственных границ. Он возомнил себя хозяином. И самым умным. Россия стала подобием маленькой квартиры в Чечне, в которую зашел шакал – «вот это, это оставьте, а остальное можете забрать, чтоб завтра вас здесь не было». Это теперь в рамках всей России.

Везде. В армии. В образовании. В Липецке, Воронеже, Сагре, Кондопоге, Сальске, Демьяновке, на северных пастбищах, в тундре, куда пришел «хозяин» за «своей» нефтью или никелем. У кого нет Бога кроме себя самого.

Кто хочет сопротивляться этому – тот ищет возможности. Кто не хочет пошевелиться и добровольно оставляет все новому «хозяину» земли русской – тот нашел причины.

Нашу доверчивость они восприняли за слабость. Наше гостеприимство за дурость. Нашу веру за возможность покраситься в «русских» и, разговаривая на одном с нами языке, протащить контрабандой в Русь совсем иной душок. Нашу воинственность они лукаво направили против мнимых врагов, где погибли лучшие парни, остановленные трясущимися от водки, оскотиневшими генеральскими лапками. Там погибли наши парни,  наши колонны и роты, проданные этими генералишками за дачи и чины, за свои лампасы и возможность пограбить вместе с либералами. За кусок власти. За «доляху».

Так продали нижегородцев под Дуба-Юртом, которых вытаскивал Буданов. Унесший с собой еще много тайн той войны. Много правды, которая ох, как мешает! – и Шаманову, летавшему на поклон в Америку, только после этого получившему свой пост. И многим другим (Алексий 2 – был жив, тоже в 1991 мотался к раввинам Нью-Йорка, рассказать, что он для них «свой»: ваши пророки – наши пророки…) Которым враги больше такие, как Буданов. Такие, как полковник Квачков. Им видите ли друзья такие, как Ельцин, Кадыров, Путин, Чубайс, Бжезинский, Киссинджер, Тэтчер…

Отвечать придется всем.

Придет время, Русь воспрянет. В каждом русском проснется дух. Тогда всплывет вся правда. Тогда за каждую погубленную русскую душу придет ответ. Тогда шакалы будут прятаться по норам. А генералишки постараются смыться.

Они ошибаются, все эти шакалы и продажные твари. Нет смерти. Бог не убит. Русь жива. Еще раз напомню этот парадокс – мы потомки тех, кто погиб за Русь. А не выживальщики.

Либерал, ставящий себя выше всего (раз нету Бога, раз нет и коллективного семейно-соборного разума Руси, раз он все сделал, чтоб убить его) – просчитался. Есть нечто высшее, ради чего можно отдать жизнь. Есть то, ради чего полег каждый русский человек – и в Чечне. И раньше за все тысячелетия. И сейчас, убитый невинно, загнанный в тупик, ограбленный.

Разум наш может быть только уловителем идей сверх-разумных, чтоб потом еще обнаружить насколько они нужны для действий. Сам по себе он ненадежен, легко подвержен влиянию. Ослабев под действием науковерия, но не изменившись – мы доверчиво приняли «ваучерную проповедь» гайдаро-собчачьих птенцов. Только пройдя десятки лет политинформационного жития подмены веры на социальные теории, а Бога на поклонение Западу и «торжеству науки» – поколение, принимавшее решение в 90-х, каким путем идти – не смогло отбить ельцинскую наглую атаку.

Сегодня мы другие. Сегодня мы чуем эту неправду не только разумом. Человек, живущий только инстинктами и повседневностью – легко заходит в тупик, следуя телевизионной «прикормке», откуда умники вещают свои кровавые идеи. Но мы изменились. Мы отключили телевизор. Мы приветствуем ребят в Приморье, и свистим тем, кто изнасиловал уже мозги стране чуровским фокусничаньем. Мы оживаем. Как семья. Ищем братьев. Готовимся встать.

Все, кто тянет к либералам, все, кто помогает оставаться им у руля, все, кто участвует в страховке этого процесса, имитации политической жизни – взяли на себя не власть, которой либерал с ними никогда не поделится, а ответственность за всю кровь, что принесли они на нашу землю.

Времени у нас мало. Ровно настолько, чтоб размежеваться с либералами, организоваться как семья без них. И навести порядок на своей земле. Для них непонятен тот, кто ищет не своего. Для них он опасен, вреден. Нас для них нет. Как и их для нас.

Они – поколение выживших, кочевников по миру. Мы – поколение полегших. На своей земле. Мы для них неудачники. Не достигшие успеха. Но и они для нас – никто.

Ленивый умом и сердцем платит и дважды, и трижды…

Сегодня, пользуясь псевдо-бинарностью мышления (а точнее ленью не только подумать, но и почувствовать) они подсовывают свои варианты: не хочешь Кремль – вот тебе Болото. Не хочешь Путина – есть же Жирик с Зю… Успокойся. Не думай. Не чувствуй. Не дерись. Власть это не твое, это грязное дело – отвернись (шепчет либерал в белоснежной манишке). А уж если борешься, то вот тебе Боря Немцов, и иже с ним «борцы с системой».

На самом деле наш выбор должен быть, конечно, не тот, который подсовывают, не Поклонка или Болото – а только Манежка. Только Сагра. Только ответ на деле. Только бойцы нам нужны. Организовавшиеся не для спектаклей с ленточками и шариками. Либерал любыми путями избегает столкновения и драки. Любыми путями он пройдет мимо лагеря и тюрьмы. Будешь сидеть ты, но не он. Это тебя отрезвит. Закалит может. Откроет глаза.

В первый же возможный случай надо гнуть свое. Надо быть к этому готовым.

Или думаешь те, кто на зоне, ждут побед футбольной сборной? Или думаешь те, кто полег за нас, волновались за то, чтобы ты был слабым, безвольным, искал к кому приткнуться, за кем из телевизора пойти, где пропиариться, для кого послужить массовкой, что ли?

Регионы.  А с какой стати вы ждете, что Москва за вас что-то решит? С какой стати не организуетесь? Думаете, от вас мало зависит? Да в первую очередь все будет зависеть именно от активности вне Москвы. Где не за деньги. Где не по расчету. Где от сердца, а не по чубайсо-гозмановским схемкам. В прикормленной-то Москве-мачехе русский мужик с руками и головой – нашел себе все же работу. Не инженером, так в гаражах автослесарем… Не по профессии, так хоть на кусок хлеба. Это за чертой МКАД все не так. Там, где развалены заводы и поросли елками поля. Так что не надо ждать. Надо готовиться.

Большинство тех, кто еще наивно верит, что в Москве может быть что-то полезное,  так и проводят свое время праздно у мониторов. В ожидании того, что кто-то скажет что-то умное о режиме. Чтоб высказать свой ценный комментарий или выразить гневное несогласие. И успокоить свой разум. Это наркотик. Это укол в голову, действующий против твоего беспокойного русского сердца. Детей убивают, похищают, насилуют – а ты спокоен от подсунутой либералом безрезультативной деятельности. Результат должен быть очень простым – не успокоить себя, а сделать беспокойными еще несколько русских. Потом успокоимся. Когда в государстве порядок будет. Когда принесем другие плоды – каждый по своему таланту.

А сейчас, показанная Штурм-новостями тотальная разруха, должна рождать тотальное беспокойство. Убийства, геноцид детей, должны поднимать на действие, а не успокаивать тех, кому нравится на это смотреть. Если твоя пища – развал страны, и тебе нравится смотреть на это  и умствовать, то ты не с нами. Определись. Поставь перед собой вопрос ребром. С кем ты. Что ты сделал для борьбы. Какой твой вклад в общее дело. Когда одни отдают все, чтобы переломить ситуацию, сидят по тюрьмам, другие дают «дельные советы», что ли? Или ищут оправдания, что «нет лидера»? Пока тебя не тронут, пока твоей семьи не коснется, твоего ребенка не подсадят на иглу или похитят, ты будешь прятаться за отговорками? Или за коллективно-партийной ответственностью прошлых времен?

Русь положит перед каждым чистый лист, в который каждый напишет, чем он занимался, когда остальные боролись с режимом. Нельзя будет там спрятаться за Жирика или Зю, за «большинство». Каждый ответит за себя. Всего лишь читал книги, умствовал на форумах? Понятно… Одел полицейскую форму и защищал «чичей», заносивших пакетики жене твоего начальника: тут зэлень-мэлень?.. Не думай, что за формой, за отговорками про зарплату, спрячешься от Руси… Кто стал им служить – себя потерял, и происхождение свое променял на их крошки. Тебя притеснял режим за твои действия – но ты не спал, а действовал? Это другое, молодец.

С каждого человека будет спрос. И за пустопорожние «планы спасения» и «ценные руководства», и за банальную лень и годы безделия, которое насаждал путинский режим с мечтаниями о прошлом, а тем временем делал свое черное антирусское дело. Либеральная зараза успеха и перфекционизма достигла и в «патриотах» своей цели – кто-то плюнул на свою жизнь и стал неудачником-рабом их системы, бегает по их тусовкам, якобы продвигая что-то нужное. А кто-то наоборот, хочет только участвовать в «мега»-делах, на меньшее не способен и не может разменивать свою «ценную личность», и рисует картину для соратников анекдотическую: вот мы, вот они, а это я впереди на белом коне и в белой бурке… Рвут на себе рубахи «за народное счастье», и оскорбляются, если кто-то сорвал свою рубаху не так, как они пропагандировали… Разделенные по форме, и утратившие дух – не способны ни к какому реальному «объединению», за которое ратуют постоянно многие. Объединяют не ряженые в этнические рубахи либеро-лидеры, а только дух. Дающий зрение и видеть своих, и способ избавления от ига. Кто понял – тот готовится. Кто почувствовал это – тот ищет своих не по рубашкам, а по простым критериям надежности в нужный момент.

Это опасно для либерала. Это не входит в круг того, чем он владеет. Это выходит за рамки его импотентности, которую он навязывает как модель, придумывая всякие шоу, на которых сванидзе или соловьевы говорят людям, что они дебилы, а мягкие патриоты «типа прокладок» доказывают обратное… Радуясь, что ничего не происходит. Ничего не меняется. Никто не действует. Вся энергия отдана телевизионным страстям, и как кто-то кого-то уделал, и «защитил идею»… Если вам кто-то вякнул что вы «не але», а вы кидаетесь доказывать обратное, зная, что вы «очень даже але» – это проблемы с психикой. И так повсюду. Лишь бы не было действия (как заклинание «лишь-бы-не-было-войны», под рефрен которого постоянно шла «холодная», в которой мы ощутимо проиграли, потеряли и людей, и земли, и ресурсы).

Необходимо отвергнуть все модели безрезультатного поведения, что они предлагают, все пустопорожние восторги, как в очередной раз «проханов-уделал-сванидзе».

Главный результат сегодня здравого человека – самоорганизация всех, кто рядом, поиск людей, а не идей. Идея у нас, у Руси, как семьи –  одна: спокойно жить на своей земле. Справедливо. Красиво. Сильно. И скромно. Без насилия над детьми. Без наркотиков и алкогольного выноса мозга.

А за то время, пока ты следишь за пустопорожней болтовней, сотни детей изнасилуют мигранты. Уйдут в «частные руки» земли и реки. Опустеют квартиры, отжатые чиновничеством у тех, кто «не может платить». Русского парня без работы споят. И так далее. Либерал, как кот Васька, слушает, что ты завис у телика или компьютерной игры,  да ест… Ему нужно только выиграть время, когда мы окончательно деградируем. И не способны будем дать отпор плодящейся шайке пособников, мимо которых, если так пойдет дело, ты по своей земле скоро будешь ходить, вжавшись в стеночку, чтоб ненароком не задеть…

Проснись и делай.

Поэтому сегодня главное – сопричастность каждого общему делу. Каждый должен действовать. Если что-то не умеешь, научишься, научим. Сила растет не ради себя самой. Если ты сейчас не можешь взяться за что-то, освоить способы доведения правды, как потом страну восстанавливать? Сама встанет? Или есть такое заклинание волшебное, чтоб добрые пожелания вмиг осуществлялись? Из руин встанут фабрики и заводы? Поля начнут сами производить заместо их «ГМО-импорта»? Нет, везде понадобятся руки. И не рахитичные, дистрофичные, отвыкшие от труда. Этот труд есть и сегодня – он в собирании силы. И завтра привычка работать, а не ждать, пригодится. Те, кто прошел войну, не любят про нее говорить. Те, кто знают, что такое труд, не кричат на каждом повороте о великих стройках.

Тем не менее, в семье – Руси, никто ведь не требует то, чего не сделал сам. Многие из нас отдали здоровье. Кто-то пожертвовал будущим своей семьи ради общего дела. Кто-то из последних сил делает полезные для движения вещи. Кто-то прошел сквозь лагеря, кто-то отдал все имущество. Только участие в общем деле дает право людям указывать, что делать дальше, а не умствования.

Когда-то, тысячелетия назад, Сунь Цзы произнес, что «война путь обмана». Мы, Русь, тоже пройдя тысячелетия, пришли к тому, что наша война – путь правды. Да, использующий военную хитрость и мудрость, конечно. Но в первую очередь – наши войны всегда были особыми. Мы защищались и наводили порядок. Мы помогали братьям на Шипке и устанавливали по-суворовски порядок в Европе, не ища себе никакого прибытка, нам своего всегда хватало и хватает. Мы никогда не рушили остальные государства. Мы были сильнее и с нас брали пример. И сейчас, сбрасывая накопившиеся за тысячелетия ненужные, непривившиеся у нас формы взаимоотношений, их порядки, нормы, их «право», мы имеем свою меру всего, что творим.

Это Русская правда.

Она не разделяется на этот бред разделения властей. Она проявляется везде, исходя из одного источника. Власть за все отвечает. За рождаемость и заботу о семье. За силу армии и качество образования. Мера суда – справедливость. Мера необходимого введения закона – общественная созревшая необходимость и полезность, а не выгода. Мера исполнительного действия – только действие силы, направленной на исправление слабости и укрепление Руси.

Нет и не может быть у нас «разделения властей». Это привнесенное, это чуждое. Это форма закабаления государств, ярмо от лиц либеральной национальности. Форма пряток, когда за разделением прячется «невласть», режим, сатанинская рожа. Слабые государства с послушными чиновниками-временщиками, ложь телевидения и надуманные ценности – их опробованная форма правления. Стоящая на крови.

Везде, где победил либерализм, видны симптомы их ракового присутствия. Государства, как живые организмы, покрываются пятнами безудержной миграции чужаков. Безумными корками и лишаями наркотизации и спаивания. Тухлым запахом распада и разложения семьи и личности… И так далее.

Мы никогда такими не были. Они всегда знали, что мы другие. В 1843 году барон Август Гакстгаузен писал: «Тогда как все страны Западной Европы должны быть по их историческим событиям причислены к феодальным государствам, Россия должна быть названа  патриархальным государством… По традиционному воззрению Россия представляет одну большую семью, с царем во главе, которому одному вручена власть над всеми».

Кто управляет Россией, тот управляет справедливостью и правдой в мире. Либерал всегда боролся против нашей власти, и за владение Русью. Всегда подтачивал наше основание и предлагал «умные ходы», приводившие к разрушению. От еще карамзинско-радзинского оболгания нашей истории до «новой политической мысли», оказывавшейся на поверку очередной болотной несвязной кашей. Путинские преступные телодвижения, оцененные уже народом как насилие и над правдой и над людьми, вызывают беспокойство и в других либеральных головках того же самого дракона, в остальных метастазах их опухоли. Они для нас чужды. Они не часть организма – Руси. Их действие – действие опухоли. И сейчас, после неуклюжего невнятного путинского мычания о продолжении курса ограбления страны, некоторые либерастические деятели объединяются «против путина».

Что же они хотят сохранить и приумножить? Может они хотят остановить льющуюся русскую кровь? Чубайсовский режим вернет назад состояния олигархов… Кто либо из вас видел Немцова в нулевые годы или его друга чубайса, радеющих за армию, за детей беспризорных? Или может такие ходячие бренды, как «ксюша собчак» и «кургинян» боролись со спаиванием населения? До боли, до лагерей…

Такого не наблюдалось. Из этого вывод простой, что сказки про «борьбу-с-путиным» это консолидация либерастических ресурсов, страховка Чубайса, КАСКО для машины под названием «Россия под евреями». С одной целью. Если путинский режим поцарапает ее ненароком, пойдет к завершению, не допустить здоровые русские силы к управлению своей страной. Задача опухоли не дать себя вырезать. Замаскироваться. Пустить метастазы.

Сегодня ситуация, когда очень тяжело вести борьбу с режимом. Но эта ситуация и хороша тем, что выявляет лучших. «Должно прийти искушениям дабы явились лучшие». Лучшие – те, на ком всегда стояла Русь. Лучшие – те, кто пойдет вперед, кто возьмет на себя ответственность за безопасность детей и женщин, как в Сагре и  Демьяновке, в своем районе и городе. Кто сможет организоваться. Настоящие русские мужчины – это те, кто не смирился с игом либерализма, кто создает себя сегодня, оттачивая в себе качества в борьбе с режимом. И эти качества самоорганизации и умения действовать, работать, не останавливаться, даже когда кончились силы – и будут востребованы на вес золота в новой Руси.

Сегодня русскому движению, а значит и нашим детям, нужны хорошие организаторы и отличные исполнители. Те, кто способен делать. Не  для себя.

Во все времена мы могли так организоваться. При любом нападении. Сегодня время нападения либеральной химеры. Каждый должен положить на весы то, на что он тратит силы и время. А на другую чашу – судьбу Руси. Спросить себя, можно ли рисковать еще раз, находясь в отчаянном положении, похлеще, чем это было в 90-е… С бездействием рискуем потерять все.

Под ленивый пивасик, не замечать, как одни бьются, другие идут в тюрьму, только умствовать о мировой закулисе и смутокризисах – это и есть мечта либерала о нас. Кто не может работать, устал, отчаялся, не может найти мотивацию, не может достичь результата, должен не ждать силы, а сам стать сильнее, злее и найти ту силу, которая будет двигать до победы.

Вот убили русского ребенка. Вот там же напали на наших девочек. Почувствуй боль, солдатскую, вскипающую, яростную, хватающую за  горло. Ведь так наши воевали в войну. Отчаянно. Самоотверженно. Сильно. Почувствуй перемены рядом от твоего действия – так же перемены придут и в стране. Если не хочешь, чтоб вновь победили они, представители «древнейшей политической профессии», обещающие тебе «покашлять доляшечку» твоей же страны. Когда сообразишь, что этим ваучерным фантиком тебя ведут туда же, где нашли свою долю остальные – на русское кладбище, где уже похоронены русские миллионы, будет поздно.

Как в гангстерском фильме – чем меньше выживет, тем больше получит это «племя черных риэлторов». Чем меньше людей помнит, каким трудом и как собиралась Русь – тем больше обманутых. Чем меньше сильных, тем беззащитнее потомки. Их задача – чтоб вымерли носители идеи Руси, а кто остался – смешался с генетически иной массой, которой на Русь плевать.

Твоя воля или «их доля» – вот, что на весах. Запачкаться в дележе своей же страны – это срам, это их победа. Над тобой. Лучше уж применить все силы, волю, и как Святослав: «Мертвые сраму не имут». Им это недоступно. Но доступно тебе. А за тобой и другие понесут идею победы.

Пусть ты сегодня чувствуешь, как тот же Есенин во время потрясений Руси: «Язык сограждан стал мне как чужой, в своей стране я словно иностранец». Ничего страшного. Главное, что в тебе Русь жива, а не зеленая бумажка. Это главное. Мы, Народное ополчение – ищем тебя, если ты ищешь нас, если в тебе дух жив, если еще умеешь пальцы и волю сжать в кулак, а не протягивать ладони за их подачками. Наша работа – для того, чтоб ты проснулся и начал искать своих, начал интересоваться – «а что сделать» (а не сидел на диване с оправданием безделия – «зачем это надо»), начал думать, готовиться, искать других.

А с «иностранцами» разберемся. И со всеми, кто им помогал. Начать легко – выкинь из головы и ВВП и спектакль чьей-то борьбы с ним. Найди своих. Наша идея тоже побеждает «по Планку» – когда не будет злокачественных «носителей» затхлой либеральной идеишки, а новое поколение будет воспитано не по Фрейду и Дому-2, а по Евпатию Коловрату, Есенину, Святославу и всем нашим славным предкам. Недаром ради тебя жизнь свою положившим. Но это доказывается только на твоем деле.

 
Статья прочитана 1572 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173