Владимир Басманов. “Все, чего добились силовики РФ – это роста моей ненависти к системе”.

- Владимир, как у вас ситуация в целом? Вы неожиданно исчезли со связи с соратниками, с семьей, ушли с работы, не проживаете дома, с чем это связано? Можно ли пояснить?

Есть некоторые сложности, но как известно, то, что не убивает – делает сильнее.

Связано это с мероприятиями, которые проводятся в мой адрес.

Утром 16 апреля со мной встретился гражданин лет 35, представившийся сотрудником ФСБ Сергеем. Подошел прямо в кафе и начал разговор. Начал с подробнейшего рассказа обо мне, о моей личной жизни, о делах в ДПНИ. Показав тем самым свою очень серьезную осведомленность. Затем перешел к главному предмету беседы – тому, что лично я наношу некий ущерб государственным интересам, высказал требование сворачивания деятельности ДПНИ под любым предлогом – мое слово и моя должность в ДПНИ могли быть сыграть здесь свою роль, а затем мой отказ от любой политической деятельности в обмен на отсутствие каких-либо проблем, в том числе и по делу “о массовых убийствах, организованных Басмановым в Подмосковье”. Далее мне было заявлено: “Ты подумай, времени у тебя почти нет – даем тебе сутки на размышление. Если слишком гордый – будешь срок тянуть, а может и просто найдут в канаве, так что решай поскорее”. Приведено было такое множество доводов, фактов и вариантов, что если бы Басманов был несколько другой, то вы бы услышали затем, как минимум, то, что “я устал, ухожу, больше не буду заниматься политической или общественной деятельностью, а ДПНИ предлагаю распустить – мы проиграли, нет смысла в сопротивлении”.

Может быть мое решение в течении последующих суток окажутся одними из очень важных в моей жизни, сейчас сложно сказать.

В тот день я решил не ехать домой, а поехать ночевать к одному из соратников. Днем 17 апреля, соратник обратил внимание, что у его подъезда трутся какие-то люди с “сумочками на плечах”, уже часов 5 гуляют, сидят во дворике, с кем-то созваниваются и смотрят на окна его квартиры, с ними несколько автомобилей. Как я понял, меня вели до его квартиры, куда я приехал, по наивности забыв о том, что такое возможно. Зачем ждут? Русского марша завтра не планируется, чего им надо? Для самообороны пистолета у меня нет, а нож может не помочь. Я не стал искушать судьбу, из дома вышел, но не через дверь подъезда. Как потом мне стало известно, сидели эти граждане там аж до 21 апреля, посменно. На всякий случай, наверное. Поплутав на всякий случай по метро, выключив телефон, проведя пару экстренных встреч с рядом соратников (посоветовался обо всем) и в ночь 17 на 18 апреля покинул Москву с 10.000 рублями в кармане и в одной рубашке. К сожалению, перед отъездом не мог повидаться ни с женой, ни с сыном – что очень печально.

- Как вы можете кратко сформулировать причину ваших последних действий?

Меня поставили перед выбором – предательство соратников и своих идей и спокойная жизнь или тюрьма (в отличие от обычных дел против ДПНИ по выступлениям, статьям, в данный момент мне пытаются вменить чуть ли не организацию террористической деятельности, закупку оружия и массовых убийств), а может и смерть (примеры реальных покушений на высших руководящих соратников ДПНИ мне известны, а в гибели начальника нашей Службы безопасности для меня до сих пор имеет много непонятного), и я выбрал нестандартный ответ, такой, который от меня явно не ждали. Будь Басманов рядовым соратником или даже среднего звена руководителем, возможно, я бы выбрал другие альтернативные варианты действий, но в моем случае слишком важно для эффективности деятельности ДПНИ, чтобы я мог продолжать беспрепятственно осуществлять определенные действия в рядах организации, даже не находясь в столице. Хотя бы в определенный временной период. Такое мнение было мне аргументировано высказано моими близкими камрадами, и я нашел его адекватным. Если соратники скажут мне, что я в любом случае нужнее в Москве, то я выполню их просьбу.

Свою деятельность прекращать я не собираюсь, а тем более “агитировать за самороспуск ДПНИ”, но положить меня в канаву или упрятать за решетку, по крайней мере, в ближайшие месяцы будет проблематично. Дальше время покажет, как лучше поступать. Я не исключаю возвращение в Москву в любой момент. Наличие времени очень важно для нашего Движения. Такое решение я принял после совета с рядом важных руководящих соратников ДПНИ. Все, чего добились силовики РФ – это роста моей итак запредельной ненависти к господствующей в РФ системе. Я не знаю когда я смогу увидеть свою семью, близких, но ни “сдавать ДПНИ”, ни прекращать свою деятельность я не собираюсь. Не для этого я в 1994 году надевал черную форму, присягая на верность правым идеям, не для этого создавал Движение в 2002 году. Я понимаю, что происходят очень серьезные вещи и ошибки здесь могут дорогого стоить, но иной выбор обозначал бы вред Движению – что мое предательство, что прекращение моего вклада в наше дело. Для меня важно действовать в рамках национального движения (а из тюрьмы или могилы это невозможно) в любых обстоятельствах, по крайней мере, чем больше времени у меня будет для того, чтобы вносить пользу в общее дело, тем лучше.

- Как вы выбирались из города?

Это не важно. Скажу, что учитывал единую базу по билетам на поезда и самолеты.

- Вы покинули страну?

Я не буду пока отвечать на этот вопрос. Им сейчас очень интересуетесь не только вы. Скажу лишь, что на границе РФ я невыездной, поставлены сторожки от МВД и почему-то от Федеральной службы охраны, ФСО. Как будто я несу угрозу высшим руководящим лицам в РФ. Это незаконно, ведь я не под подпиской и не в розыске. Хотя какие законы в Гондурасе при хунте Пиночета?

- Как долго Вы будете на таком неопределенном положении?

Это знают только высшие силы. Может быть несколько месяцев, а может быть пока не рухнет антирусский режим в РФ от собственного абсурда. Это зависит от очень многих факторов.

- Возможно ли, что Вы просто послезавтра вернетесь в Москву и будете действовать как и раньше?

Нельзя ничего исключать. Сейчас есть то, что есть. Ближайшие несколько месяцев я не планирую возвращаться в Москву.

- Вам требуется какая-либо помощь?

Я не знаю, сколько времени я буду находится вне Москвы, вынужден жить в режиме крайней экономии, это мягко сказано, поэтому если кто-то захочет мне помочь финансово, то можно передать средства кому-либо из высшего руководства ДПНИ, а они найдут способ переправить их для меня.

- В данный момент Вы управляете организацией? Вы сложили с себя полномочия руководителя или нет?

Организацией политически руководит Национальный Совет, я лишь выполняю волю Национального совета, являясь главой исполнительного руководства.

В данный момент временно у меня отсутствует возможность оперативного руководства. В этой связи Центральной управой ДПНИ и Московской организацией и рядом других направлений руководят исполняющие обязанности, мои заместители, как это предусмотрено их должностной инструкцией, или другие уполномоченные мной соратники. Надеюсь, что через некоторое время я смогу выполнять ряд своих должностных обязанностей в Движении. Пусть ублюдки не рассчитывают, что избавились от меня “не мытьем, так катаньем”. Они сделали себе только хуже. И со временем, я верю, они в этом убедятся.

- Вы можете назвать фамилии тех, кто вас замещает сейчас?

Могу лишь сказать что оперативное руководство Московской организацией мной передано ветерану Движения, Председателю Национального совета Владимиру Ермолаеву, а Совет Московской организации возглавил Владимир Тор. Вопросы о деятельности Центральной управы – закрытая информация.

- Вы не боитесь что без вашего влияния организация зайдет не в ту сторону или у ней появятся разного рода проблемы?

Разное может быть, но, во-первых, я доверяю соратникам, а, во-вторых, я ранее уже сказал, что не собираюсь никуда уходить и буду делать все, что нужно и полезно, просто, возможно, от части должностных обязанностей в организации придется отказаться из-за невозможности выполнять их физически. Чуть позже я смогу вернуться к части наших дел. Пока нужно купить вторую рубашку и найти какую-то работу, чтобы не умереть с голода.

Сразу хочу пояснить свою позицию. Могут меняться формы, но борьба за интересы нашего народа, нашей расы должна продолжаться во чтобы то ни стало. Тот, кто утверждает иное – или враг или предатель.

Мне известно, что сейчас соратники готовят акции Русского первомая, на которых будут звучать темы социальных прав нашего народа. Даже находясь далеко от Москвы, я принял участие в решении этого вопроса. Но пока вижу, что в целом и без меня справляются, за что респект всем, кто занимается вопросами подготовки. Скажу эмоционально: что может быть лучше для человека, который создал коллектив единомышленников, который может работать и в том случае, если его посадят или убьют?

- Не может быть ли связано устранение Белова через условный срок, а потом отправка вас подальше от Москвы с тем, что кто-то хочет поставить со временем других, “управляемых” людей во главе организации? А таким “кем-то” могут быть только спецслужбы или администрация.

Этого нельзя исключать совсем. Оценивая реальность, всем надо думать своей головой. Однако, я надеюсь таким планам, если они существуют, помешает существование коллегиального Национального совета Движения, и здравомыслие соратников, которые смогут самостоятельно разобраться, где и что настоящее, а где и что – фальшивое.

- Вы связываете накат на Вас и запрет Славянского союза?

Не то, что связываю – это все звенья одной цепи. И здесь дело не в Речнике, который защищал Славянский союз. Это лишь повод. Решение “зарепрессировать” коалицию “Русский марш”, развеять националистическое Движение в принципе принималось на уровне высшего руководства страны. Правящей верхушке мы как кость в горле. Они бояться нашего потенциала. Аналитики просчитали, что в случае какой-либо “Киргизии” в стране именно ДПНИ и Славянский союз могут стать во главе “недовольного народа”, 60% процентов в стране согласны с лозунгом “Россия для русских”. Либералы не так страшны, так как их взгляды не пользуются популярностью. Поэтому нас решили “рассеять”, чтобы нас не было. То, что ДПНИ и наши союзники – реальная сила и могут выводить тысячи людей на улицы, увидели они еще со времен Кондопоги и первого Русского марша, а окончательно определились по отношению к нам после Русских маршей 2008-2009, первый из которых прошел около Кремля несмотря на запрет власти, и на нем было не 100 несогласных, а более 3000 человек. А марш 2009 года собрал до десяти тысяч человек – и, вероятно, очень сильно разозлило власти то, что мы никак не умираем, а наоборот – нас становиться все больше.

Поймите, к концу 2010 года заканчивается Резервный Фонд. Скоро образование и медицина бесплатная будут де-факто отменены. Расформировывают армейские части – чтобы их не содержать, на днях в одной из таких частей повесился командир. Путин сейчас издал указ о запрете публикаций о тратах Фонда и о том, сколько там осталось денег. Хотя в Киргизии народ вышел на улицы без руководства оппозиции, она вся была изолирована по тюрьмам, в Кремле этого не понимают, и хотят на всякий случай, пока еще контролируют ситуацию в стране, убрать все независимые организации, дискредитировать или посадить всех потенциальных народных лидеров. Поэтому везде, где появляются по стране какие-то свободные активные люди, возникают любые неподконтрольные сообщества, они воспринимаются, как враги, которых надо поскорее убрать любыми путями. Каждый день идут сообщения об арестах, задержаниях, открытиях дел против любых потенциальных “экстремистах”, включая журналистов, детей, солдат и офицеров, женщин и пенсионеров – даже в самых маленьких городках страны. Никакие переговоры тут не помогут. “Их тут не должно быть” – такая политика давно выбрана хунтой и ее представителями.

- СМИ пишут, что Дмитрий Демушкин заявил о том, что если Славянский союз будет запрещен, он отойдет от политической деятельности? Это так?

Не знаю что пишут СМИ, но я хотел бы верить Дмитрию. Не мог он посвятить половину своей жизни правому делу, чтобы потом заняться “собирательством бабочек”. Что бы он ни решил, он навсегда будет опасен режиму. Если он уйдет в частную жизнь, ему через пару лет, когда о нем забудут, просто подстроят автомобильную аварию и напишут в “МК” две строчки, что вот, мол, “несчастный случай”. Я надеюсь, он это понимает. Назад дороги нет. Для высших руководителей реальных русских организаций нет возможности “стать тихим гражданином”. Ну разве что стать откровенным идиотом, как поступили некоторые известные в прошлом лидеры ряда русских организаций – я, правда, не понял, они правда такими стали или прикидываются, чтобы их не тронули.

Хотя нельзя не отметить, что, возможно, наступает время смены форм работы наших организаций. Уличная правозащита – это то, что было главным у нас в последние 5 лет, и это то, за что, наверное, будут скоро расстреливать. После выхода тысяч обычных людей в Люблино в конце 2009 года под эгидой ДПНИ на защиту своих прав и интересов, Славянский союз пошел в эту же сферу – и его стали щемить не меньше, чем ДПНИ, вероятно, именно потому что он также взялся за это направление, о защите ими Речника узнала вся страна.

Решать, конечно, Дмитрию, но я бы рекомендовал изменить форму деятельности его сторонников. Ведь от запрета организации люди, которые верят и идут за ним, никуда не исчезают. И бросать их не стоит.

Наш отказ от действия на улицах сильно изменит ситуацию в правом лагере. По сути мы отдадим все это поле автономным радикалам, которые, правда, не манифестации проводят открытые, а другие мероприятия.

- Сейчас идет суд по запрету отделения ДПНИ в Вятке, это частный случай или подготовка к запрету ДПНИ?

Это риторический вопрос. После того, как ДПНИ потребовало после теракта в московском метро уволить силовых министров, распустить центры “Э”, у кого-то планка наверху переехала. Может быть что угодно. Но запретить можно слово ДПНИ, запретить людей нельзя, разве что расстрелять.

Я вообще удивлен, что мы не только есть, но являемся самым крупным реальным русским движением в стране. Вдумайтесь – мы простые люди, нас не более 10 тысяч человек на всю страну, у нас бюджет в 1000 долларов на дела от Калининграда до Камчатки, люди посвящают делу свободное от заработков время. И кто против нас? Антирусское государство – миллиарды долларов, армии, милиции, миллионы чиновников.

Нашего лидера Белова убивали, он чудом выжил, осуждены лидеры ДПНИ Коми, ДПНИ Амурской области, ДПНИ Якутия, ДПНИ Курска, ДПНИ Калининграда, ДПНИ Великого Новгорода, ДПНИ Красноярска, ДПНИ Сальска, ДПНИ Новосибирска, идет суд против ДПНИ Вятка. Арестов, задержаний – не счесть. Если посмотреть, сколько было задержано наших сторонников, которые ехали и участвовали в наших акциях за все годы – счет идет на многие тысячи и тысячи.

А мы все равно живы и действуем. Разве не удивительно? Я верю в мистические моменты. Считаю, что пока мы на стороне правды, борьба будет продолжаться. Мы начали новый этап национального Движения в 2002 году и за 8 лет нами посеяны такие зерна, что что бы ни делали против нас, всходы взойдут. Не мы начали национальное сопротивление, мы пришли по зову тех, кто был до нас, не нами оно и закончится – это в любом случае. И каждый новый этап будет более серьезный и мощный. Это есть, и это может видеть тот, кто адекватно оценивает историю русского движения за последние 30 лет.

Что же по поводу сложностей нашей борьбы, то напомню слова одного известного в прошлом человека: “чем темнее ночь, тем ближе рассвет”. И еще. Все репрессии и давление отсеивают слабых – все ячейки русских организаций, которые выдерживают нападки, становятся только сильнее и крепче. Это реальный проверенный факт. А идти вперед со слабыми – обрекать себя заранее на поражение. Слабые духом люди сеют вокруг себя апатию, трусость, безволие, объединения же сильных людей притягивают к себе таких же как они. Cейчас по всей стране действуют сотни наших очагов, в половине регионов РФ. Если даже их станет в два, три раза меньше, это будут более качественные и надежные люди – то это тоже результат.

- Как вы оцениваете то, что ДПНИ прошло путь с почти лоялистского антииммигрантского движения в 2002 году до жестко оппозиционной к режиму организации в 2010?

А что тут оценивать? Когда ты выходишь к лозунгом “За закон и порядок”, а тебя бьют за это по голове представители власти в прямом физическом смысле слова – разве можно было ждать иного? Они даже безобидный Фонд “Город без наркотиков” изничтожили – почти все филиалы разгромлены. А почему? Да потому что боятся ЛЮБОГО независимого народного движения, даже неполитического. Поэтому относительная “аполитичность” ДПНИ в 2002-2005 годах не имела значения, “Мы только за антииммиграционные законы, мы вне политики”. Как только ДПНИ стало самым мощным русским движением, так и стало после того врагом для представителей правящего режима.

- Согласитесь, сложная ситуация. Не все как Вы могут позволить себе бросить работу, уехать от семьи, чтобы продолжать сопротивление. Куда же нам двигаться в этих обстоятельствах тоталитарного давления. Когда за речь на митинге можно уехать на пару лет в лагерь?

Я понимаю и не прошу таких поступков от всех сегодня. Другое дело, что уже сегодня руководителями высшими должны быть фанатичные люди. Иначе продадут нижестоящих и будут “спокойно жить”. Хотя вопрос в том, какая вокруг ситуация. Бывают ситуации, что тот, кто не ведет себя по мужски, тот трусливая мразь, смысл жизни которой лишь жрать и выдавать отходы.

Сейчас время набора сил и сохранения плацдармов. Но в любом случае нужно в себе культивировать достойный дух и волю, без этого не будет ничего, никогда и нигде.

В плане духа и воли примером для нашей организации должна служить “Железная гвардия” румынских националистов. Была такая организация. Кому надо – найдет информацию. Так вот, у них убили ВСЕХ высших руководителей, включая главного лидера. Просто побоялись, что они могут победить на выборах, арестовали по надуманному предлогу и при перевозке из одной тюрьмы в другую по приказу “ихнего Путина” милиционеры зарубили их топорами и лопатами и закопали. Это было уже после пятого их “официального запрета”.

Что в итоге? Нижестоящие соратники выбрали новых руководителей. Глава МВД, что отдал приказ об убийстве руководства гвардии, был убит в своем собственном кабинете (вообще все, кто отдавал приказы о ликвидациях членов этой организации, включая нескольких министров внутренних дел, были затем сами убиты). В итоге, совместно с военными, они переломили ситуацию. Через пару лет “ихний Путин” вместе со своей любовницей с трудом бежал из страны. Потом военные решили избавиться от компаньонов, которые требовали национализации всего – мало кто знает, что в 1940 году (вся Европа под Гитлером) в Бухаресте началось восстание Железной гвардии, недовольной тем, что нерумыны по-прежнему контролируют экономику страны. Нынешний престарелый православный Патриарх Румынии, как недавно стало известно, будучи молодым священником – сторонником Железной гвардии, оказывается, в те дни вместе с железногвардейцами “врывался в синагоги”. Оно было подавлено военными при поддержке гитлеровской Германии. В боях на улицах городов Румынии погибли десятки тысяч бойцов Железной гвардии, десятки тысяч брошены в концлагеря. И что в итоге?

А в итоге, уже когда организацию вроде бы “уничтожили”, когда в 1944 году Румынию оккупировала армия СССР, то единственные, кто продолжал сопротивление до 1950 года, уже много после того, как сдались все и всюду, были члены Железной гвардии. Ушли в леса и воевали за свою Родину и свое национальное государство. Это уже после уничтожения всех руководителей высшего звена (часть их отправили в концлагерь в Германию в 1940, другая часть погибла в боях на улицах Бухареста или была выловлена и расстреляна полицейскими в 1941-43 гг. или коммунистами в 1944). Вдумайтесь. Вот это пример. А примеры существуют – чтобы было на что ориентироваться по жизни.

- Что делать в условиях, когда крепчают репрессии, когда, как Вы выразились, националистов пытаются “рассеять”?

-Отвечу по пунктам о задачах дня сегодняшнего, с учетом всей ситуации.

Исходные положения такие. Страну превратили в Гондурас, где правит “хунта генерала Мумбы”. Хунта завозит миллионы иностранцев для растворения коренного населения. Вероятно это делается по причине выполнения договоренности с какими-то зарубежными компаньонами, вероятно даже не государственного уровня (по тем же причинам, почему идет завоз и в западные белые страны). Недавно Путин прямо сказал, что политика завоза мигрантов будет продолжена несмотря ни на что. Обязательства перед Западом все выполняются – территория контролируются, ресурсы поставляются, националисты к власти не допускаются. Все кто внизу – это рабы “папаши Дювалье”, центры “Э”. Как выразился про население страны один из идеологов правящей партии – “население России – это не быдло, это звероподобная масса”. Внутренние войска, которые сейчас, в отличие от армии, вооружают и укрепляют – это тонтон-макуты, жандармы правящего режима Гондураса. Ситуация мало чем отличается в РФ от Кубы времен Батисты. Такой режим может пасть в одночасье, найдутся свои Че Гевары, а может существовать 50 лет, как на Гаити. В общем, ситуация непростая.

Дам полезные рекомендации как для руководителей любого ранга любых не подпольных русских организаций, так и для простых участников.

Кратко.

Необходимо:

- усиливать русские объединения

- реформировать их в более четкие, крепкие и единые общественные образования

- устанавливать связи с массой народа

- решать финансовые вопросы для проведения деятельности

- обучаться самим и учить других

- овладеть элементарными навыками в сфере безопасности

- грамотно работать с СМИ

Подробно.

Первое.

Проблема: слабость русских объединений.

Пример: даже большая численность не дает возможности серьезных действий, так как “а я что – сходил на митинг раз в год, вот мой вклад”.

Последствия: от даже двухкратного роста численности организации не меняется ее сила

Решение: каждая русская организация должна стать крепкой консорцией, если угодно ассоциацией братств, общин единомышленников.

Для этого необходимо, чтобы за основу был взят не партийный принцип “мы вместе, чтобы победить на выборах”, а принцип любого совместного делания, взаимопомощи и единства мировоззрения. Как ни странно, но организационным примером для нас сейчас должны служить диаспоры, религиозные формации и ассоциации всевозможных национальных меньшинств. Не важно, ДПНИ это или другая организация, но крупные организации состоят из ячеек и групп. Так вот, у каждой группы, входящей в состав организации, должно быть выработано за правило – постоянные совместные дела, направленные на что-либо полезное в рамках нашей идеологии (вплоть до доступных мероприятий правозащиты, общественного контроля и т.д.), система взаимопомощи внутри – чувство братской поддержки и единства (причем с четкой границей: вот мы, те кто готов быть одним общим коллективом, вот все остальные), осознанное восприятие всеми мировоззренческих принципов, без принятия которых нельзя войти в эту консорцию. К сожалению, даже в ДПНИ эти вещи существуют у меньше чем половины наших ячеек, я не говорю уже и про другие организации. Люди пока еще не поняли, что не в митингах и манифестациях основа их единства и залог их успехов. Для митингов вообще особой организации не нужно, а тем более массовой, нужен комитет из пары человек и все. Митинги – это всего лишь инструмент, а необходимо создание крепкой основы, которая может использовать любой инструмент в своих делах. Важно, чтобы каждый из нас осознавал огромную важность и пользу уже самого факта того, что он составляет вместе с другими русскими единство, проявляемое на деле. Пока еще многие не понимают, что не будет ничего, если фантазировать “приходом националистов завтра к власти” и не составлять даже с ближайшими своими соратниками единое крепкое общество, не быть его реальной частью. Это ключевой момент. Тот кто этого не понимает, тот не надолго в национальном движении. Это проверенный факт. Также важно создание продуманной системы мотивации участников. В этом направлении тоже можно много сделать.

Второе.

Проблема: аморфность и “размытость” русских объединений.

Пример: нет особой разницы – в организации ты, или нет, “все мы русские националисты и за все хорошее”

Последствия: хотя сила только в организациях, люди не видят нужды в них

Решение: Нужно четко разграничить внутри себя тех, кто готов драться за свои идеалы. Тех, кто идеалы поддерживают, но не готов активно их отстаивать. И тех, кто поддерживает, но предпочитает делать это со стороны. О тех, кому вообще лишь бы пожрать, да поспать – речи вообще не идет. Первые и вторые – должно осознать свою отдельность и особость от остальных русских. Внутри своего круга – братья не на словах, а на деле, вне – десять раз подумаем. Четкая граница. Быть в первом круге должно быть модным и позитивным. Условно: вне это круга – “западло”, “трусоват еще парень”, “повзрослеешь – приходи”. Тоже самое и на организационном уровне. Наличие контроля за планами и ответственность перед соратниками. Неспособная ячейка организации отвечать за порученные задания – нет ячейки. Научитесь – приходите. Из этой же области: требуются четкие критерии участия, кандидатского срока, правил приема новых участников, которые должны соблюдаться неукоснительно. Как это делается в любых нормальных правых организациях США и Европы, да и не только правых.

Третье.

Проблема: связи с народом

Пример: ДПНИ с большим трудом за все годы наработало определенные навыки, чтобы в Москве собирать 500 человек на обычную акцию, 5000 на Русский марш, для многих других сделать такое самостоятельно, в одно лицо, так сказать – большая проблема. Причины – в отсутствии связей с народными массами. Уже все забыли, что до 2004 года собрание больше 100 не пенсионеров на митинге национал-патриотов – это победа. Когда прошел первый митинг ДПНИ в 2004 году, на котором были 300 молодых людей – для всех это был тогда шок: надо же, оказывается, это возможно.

Последствия: диссонанс между массовой поддержкой идей националистов и отсутствием поддержки организаций националистов, как пример, по итогам снятия партии “Родины” с выборов в Москве (по опросам – 30% поддержки) протестовать вышло к зданию Мосгорсуда 50 студентов и 50 соратников ДПНИ.

Решение: использование сетевых способов распространения информации. Для участников организаций – разработка и внедрение специальных программ по этому направлению. 500 человек могут информировать 5000. 5000 могут информировать 50000. 50000 могут информировать 500.000. Для сторонников – пропаганда этой идеи: “Узнал об акции? Сообщи еще 10 людям и попроси их сделать тоже самое”. Другая отрасль этого же направления – использование современных средств коммуникации, что почти никем не используется, а ДПНИ на 5%. При грамотном использовании один человек в состоянии оповещать за 5 минут о любом событии 50.000 человек.

Четвертое.

Проблема: отсутствие финансовых средств

Пример: Славянский союз большинство своих акций проводил на личные средства лидера при тысячах сторонников по стране. Соратники ДПНИ часто думают, что надо напечатать еще 5 флагов или отправить раз в полгода представителя в другой город и надо выбирать что-то одно, потому что денег очень мало. И т.д.

Последствия: невозможность организациям соответствовать ни своей численности, ни планам, ни потенциалу

Решение: жесткое следование правилу: сдаешь в общее, ты полностью с нами, не сдаешь – ты вне коллектива, просто читаешь “интернет” и приходишь раз в год на митинги. Ты ничем не обязан организации, организация ничем не обязана тебе. Развитие внутри русских организаций системы “внутренних услуг” для членов организаций.

Пятое.

Проблема: отсутствие достаточно числа руководителей среднего звена

Пример: несмотря на то, что ДПНИ – самая крупная русская организация, даже у нас число рядовых участников не соответствует нужному числу участников, способных к руководящей деятельности. Управленческая неграмотность многих руководителей. В других организациях с этим совсем туго.

Последствия: затруднение роста организации, неспособность принять достаточное количество новых участников

Решение: организация внутренних обучающих курсов с соответствующими дисциплинами, нужными для руководящих соратников, создание максимально числа учебных материалов и инструкций

Шестое.

Проблема: отсутствие понимания вопросов безопасности у многих участников

Пример: у Коли изъяли компьютер и с него сняли всю информацию про дела Коли и про друзей Коли, или Коля размещал “экстремистское материалы” в сети Вконтакте или на городском форуме или призывал на митинге “прекратить китайскую оккупацию”

Последствия: против Коли возбуждено уголовное дело, в прокуратуру таскают его друзей

Решение: узнать и научиться пользоваться программой truecrypt, даже если вас будут пытать, у вас будет возможность не подставить ни себя, ни ваших единомышленников. Не писать на российских форумах и не говорить на территории РФ на публичных мероприятиях, ни на встречах с малознакомыми людьми то, что может быть использовано против вас (даже, к примеру, призыв “остановить китайскую оккупацию” может быть использован для обвинения) – т.е. никогда не забывать, что живете в Гондурасе и “клика Батисты” только и жаждет найти, за что к вам прицепиться. Выполнение этих простых правил будет уже огромным прогрессом. Это не отменяет незаконных действий против вас, но, по крайней мере, не дает явных козырей наймитам режима. Также следует заметить, что у очень активных правых соратников каким-то образом читают спецслужбы РФ почту даже на gmail.com. Поэтому не доверяйте никаким почтовым сервисам или используйте технологии PGP шифрования, если речь идет о особо важной информации. Про телефоны домашний и сотовые я не говорю. При важных беседах вынимайте из них элементы питания. За отдельными наиболее активными лидерами русских организаций, включая региональные, вполне нормально вести наружное и видеонаблюдение, включая аудио и видеозапись происходящего в их квартирах. Часто сотрудникам ФСБ и МВД нечем заняться, террористов они не ловят, и промышляют иногда они и такими вещами. Следует также предупредить о провокаторах и агентуре спецслужб, которыми нашпиговано национальное движение. Все, что вы слышите странного от людей, которые вроде бы соратники или просто равные, при общении или в интернете, пропускайте через свои размышления, не ведитесь на разводки. Стандартная тема, которая давно применяется в адрес ДПНИ – это через агентуру сеять в нашей среде уныние и разлад, “демотивировать” людей через вброс подрывных идей, как внутри организации, так и на правых форумах. Другая тема – это просто съем информации. Про это тоже не следует забывать.

Седьмое.

Проблема: информационное освещение деятельности

Пример: многие организации, которые уже годами работают, не имеют представления о том, что такое пресс-конференция или рассылка факсов в СМИ

Последствия: “если про тебя не написали СМИ – значит тебя не существует”

Решение: овладение элементарными навыками коммуникации со СМИ руководителем каждой городской ячейки любой русской организации, не говоря уже про руководство этой организации

- В связи со всеми последними событиями, а нельзя не увидеть тенденцию: в апреле 2010 число процессов против русских националистов зашкалило, каждый день кого-то судят или запрещают, Вы считаете возможным агитировать за создание широкой оппозиционной коалиции против тоталитарного режима вне зависимости от политических взглядов?

Своих взглядов я не изменил в этом отношении. Пример альтернативного парламента, который создавали нацболы, ничего не дал. Одна демагогия и в итоге нацболы пожалели, вероятно, что занимались этим. О чем это говорит? О том, что никакие абстрактные объединения разноплановых идеологически организаций сегодня не нужны – от них нет никакого толку, а конкретные совместные дела по защите прав и интересов русских людей – это вполне возможно. По-прежнему считаю, что любые дела по вопросам политзаключенных, по защите свободы слова и собраний вполне допустимы, исходя из региональной специфики. Мы не КПРФ Зюганова, чтобы запрещать нашим людям в регионах принимать подобные решения. Любые совместные дела должны идти не от деклараций, а от практических действий. И еще. За что бы Басманов не агитировал, подобные решения на уровне всего ДПНИ принимает Национальный Совет, а не лично я.

Хотел бы отметить в этой связи, что у многих людей есть в сознании масса мифологем. Так вот, чтобы моя позиция была лучше ясна, приведу пример. Я не коммунист, совсем наоборот, однако в этом плане ситуация напоминает дореволюционную Россию. Представим, что националисты – это большевики того времени. А есть еще кадеты и какие-нибудь октябристы, и еще какие-нибудь эсеры с народниками. Так вот, адекватная линия поведения такова, что можно критиковать другие течения, где-то сотрудничать, где-то мимоходом обличать, но, как минимум, тратить какие-то специальные усилия на борьбу с ними – это было бы верхом безумия. Здесь надо исходить из законов логики. Возражения, что “ну как же, вон в Германии национал-социалисты боролись с коммунистами” – так вот, это пример не подходит, у нас сегодня не Веймарская Россия, а, скорее, либеральная Туркмения.

- В связи с последней вашей акцией, которую вы успели провести в Москве, у посольства ЮАР и отправку письма генсеку ООН по поводу геноцида белых людей и убийства лидера белых жителей ЮАР, не планируете ли Вы более активно выводить уровень сотрудничества с близкими вам по духу белыми организациями на новый уровень?

После акции у посольства ЮАР мы получили много откликов от белых людей из разных стран мира с выражением благодарности за нашу позицию. Одновременно подобную же акцию провели белые организации Швеции.

Я думаю, что это очень важное направление. Дело в том, что мы – часть мирового белого сопротивления, хотя еще не все это осознали. Те же процессы, которые гнетут наш народ, уничтожают другие белые народы. У нас очень схожая ситуация и нам есть чему учиться друг у друга. Не исключаю что уже в этом году мы выступим с рядом инициатив в этом направлении.

Да, хотел бы заметить, об этом мало кто знает, к сожалению. Но в этом месяце белое движение в мире понесло еще одну утрату. Если не ошибаюсь в дате, 26 апреля в США черными экстремистами был убит основатель и лидер Движения белых националистов Richard Barrett. Это небольшая, но правильная организация, с большой историей. В свое время, когда я создавал ДПНИ, я внимательно изучал их идеологические материалы. Считаю, что нашим соратникам из Центра общественных связей следовало бы больше уделять внимание мониторингу ситуации в мире. Как минимум требуется выразить официальное соболезнование и дать об этом информацию на наших информационных ресурсах.

- И все же, если давление на ДПНИ в РФ усилится – что делать соратникам Движения?

Главное – сохранить единство между людьми, между единомышленниками. Если будет запрет аббревиатуры – в этом нет трагедии. Ведь нас объединяет больше, чем просто название. Мной даны рекомендации ряду лидеров ДПНИ как поступать в этом случае. Могу сказать, что во многом мы готовым к подобному развитию событий. Не факт, что это произойдет, но готовым надо быть к разным обстоятельствам. Если правящие силы не осмелятся на такие действия, то свои рекомендации я дал выше по тому, что надо делать. Если же пойдут ва-банк, то тогда и на это есть решения и ответы. Главное, на самом деле, не в том, что будут делать власти РФ, а в том, насколько соратники ДПНИ привержены своим идеалам, ценностям, идеям. Если люди действительно серьезно относятся к своему участию в коллективе под названием ДПНИ, то никакие запреты будут нам не страшны. В этом я уверен.

- Что вы хотели бы пожелать всем соратникам и сторонникам Движения?

Крепкого духа, сильной воли и уверенности в правоте ваших взглядов. Ближайший год будет непростым. Кто выстоит в наше время и сохранит свою совесть и правду – тот победит и в дальнейшем. 14 слов.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 1114 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173