Владимир Шехов: Национализм: не пора ли обнулить?

В статье предпринята попытка по-новому взглянуть на некоторые ключевые понятия и представления, используемые в деятельности партий и общественных движений, ориентированных на утверждение основополагающего положения русского народа в жизни России.

Предложены новые термины и взгляды, способные повысить массовость и привлекательность названных партий в глазах русских людей путем формирования подлинного единства русского народа.

Статья носит дискуссионный характер.

Партия: элитарность, респектабельность и массовость

Любая партия только тогда становится серьезной, когда она оказывается способной участвовать в борьбе за политическую власть, что возможно лишь при обретении партией популярности, массовости и влиятельности в широких слоях населения, на которые ориентирована деятельность той или иной политической организации.

Не являются исключением и партии, провозглашающие своей целью упрочение влияния русского народа в жизни нашей страны. Однако, по нашему мнению, в политической работе подобных партий зачастую используются понятия и представления, отнюдь не способствующие установлению связи с народом, чьи интересы эти политические движения призваны защищать.

Так, широкое использование самоназвания этих движений как «националистических», по нашему мнению, препятствует достижению ими подлинной популярности в глазах русского населения.

Так, до сих пор бьются копья в дискуссиях о том, существует ли реально сформированная русская нация или же русский народ еще так и не достиг в своем развитии уровня единой и целостной нации. При этом приводятся утверждения о том, что русские оформились как нация еще при Иване Грозном, когда вся страна вставала для противодействия иноземным захватчикам.

Можно встретить утверждения о том, что формировании нации произошло в 1612 году, когда русские люди давали отпор Смуте, или же в 1812 – в войне с Наполеоновским нашествием. Удивительно, но также распространены взгляды, согласно которым русской нации еще нет и сформировать ее только предстоит.

Иными словами, единства в данном вопросе нет, а споры на тему становления русских как нации лишь затуманивают порой вполне ясные цели и задачи национальных движений, не прибавляя им популярности.

Названная неопределенность превращает русские движения в элитарные, поскольку подобные словесные баталии порой отталкивают «простых» людей, нуждающиеся в понятных и недвусмысленных программах действий, смысл которых не затуманен неясностью базового самоопределения партий, как националистических.

Кроме того, в стране, победившей фашизм, лишь ленивый противник националистических взглядов как таковых не преминет связать вполне респектабельный национализм с нацизмом – однокоренным понятием, столь чуждым для русских.

А потому русское движение так и не становится массовым, встречая внутреннее неприятие у тех русских, которым нет дела до тонких теоретических рассуждений политологов, пытающихся размежевать национализм и нацизм.

Мы полагаем, что данная ситуация не является тупиковой – достаточно лишь несколько видоизменить некоторые важные термины и представления – осознавая их некоторую неточность.

Как лодку назовешь…

На наш взгляд, в агитационных целях есть смысл заменять слово «национализм» близким ему понятием «народолюбие».

Предвидим возгласы тех, кто стремится к превращению русского народа в русскую нацию – им наше предложение может показаться некорректным, поскольку именно формирование нации представляется им достойной целью.

В ответ повторим, что людям, далеким от теоретических дискуссий, безусловно, предлагаемый нами термин кажется куда как более близким и понятным. Кроме того, слово «народолюбие» носит не просто нейтральный характер, но и воспринимается вполне позитивно – за счет того, что оно никак не связано с упомянутыми выше событиями из русской истории, когда наша страна воевала с нацизмом.

Мы полагаем, что данная замена может придать русскому движению респектабельный характер, способствуя массовости партий, ориентируя на благозвучность названия «народолюбческого» движения.

При этом предлагаемое понятие мы предлагаем употреблять везде, где это окажется целесообразным – от названия партий до использования в программных документах.

Названная замена может выбить опору у тех, кто не воспринимает чисто националистическое движение через возможную негативность его звучания. А споры о точности использования предлагаемого понятия можно оставить теоретикам, которые любят отсылать к вкладыванию в понятие «национализма» «западного» смысла, где оно звучит куда как мягче, нежели в России.

Мы уверены, что такая простая замена лишит аргументов тех, кто своей критикой формирует неприятие русского национализма, и поможет превратить «народолюбческое» движение в общероссийское.

А унижен ли русский народ?

Одним из ключевых представлений национализма («народолюбие») является утверждение об униженности положения русских в собственной стране, причем данное утверждение порой является краеугольным камнем при строительстве русских партий и создании их программных документов. Какой-то смысл в этих положениях есть, но он явно преувеличен и едва ли стоит включать их в число базовых представлений русского национализма и его целей.

На излете существования СССР автору приходилось много общаться с представителями других народов, входивших в состав «советского народа». Тогда был сделан удивительный вывод: независимо от объективных условий существования эти народы чувствовали себя униженными, считая довлеющее влияние русского народа неприемлемым. Доходило до комичного, когда эти утверждения делались исключительно на русском языке, употребление которого было более привычным, а поводом для вспышек негодования служили самые разнообразные события – от задержки приезда городского автобуса до проезда автомобиля на красный свет. Везде и во всем виделась рука «большого брата», чью власть так хотелось свергнуть.

Кардинально противоположным выглядели (и выглядят сейчас) самовосприятие и самооценка русских, в основе мировоззрения которых лежали представления о себе как о народе-победителе. Историческая память о победах русских помогала им сохранять достоинство и готовность отдать жизнь за Родину – независимо от социального и политического положения конкретных людей.

Что лежало в основе такого мироощущения, сказать однозначно невозможно: это и «имперское» мышление русских, и негасимая любовь к Родине и подспудное ощущение себя хозяевами великой страны.

Названные черты русских не были стерты ни безвременными девяностыми, ни вхождение в сытый капитализм нулевых, ни посткризисная жизнь десятых. Хлебнув бед, русский народ не утратил самоуважения и не стал униженным – он, скорее, впал в дрему, ожидая лучших времен.

А потому мы полагаем, что главным в борьбе за лучшую долю русских является не кликушествование по поводу его «униженности», а борьба за преображение его жизненных установок и условий существования. Это и формирование активной жизненной позиции русских, приобщение его к здоровому образу жизни, и деятельность по отвращению от наркотиков и алкоголя, и включение масс в управление государством. Словом, целью русских партий должны, в первую очередь, стать изменение отношения русских к жизни, как личной, так и социальной.

Надо доверять здоровым внутренним установкам русских и способствовать их реализации, тогда как крики об унижении титульного народа лишь оскорбляют народ и его историю.

Избранность и единство

Другим неоднозначно оцениваемой стороной русской жизни является отношение русских партий к религиям. Мы полагаем, что оптимальной является такая деятельность партий, которая напоминает поведение опытных модераторов на сетевых форумах, когда религиозные темы просто закрываются – по той причине, что они обычно приводят к разжиганию сетевых войн из-за патологической неспособности верующих договориться между собой.

Отношение к религии должно стать сугубо частным делом участником русских движений, не входя в программные документы русских партий.

Мы полагаем, что в природе тотального неприятия верующими друг друга является то, что в России, в основном, представлены монотеистические религии. Они, в частности, утверждают «богоизбранность» их адептов, которые объявляются носителями «подлинной истины», а все остальные религии объявляются ложными.

Объективно, в монотеистических религиях эта избранность трактуется, как призыв раскрыть «иноверцам» «истинного Бога», что обычно вырождается в далекое от религий формирование высокомерного отношения к «чужакам».

Но и между собой представители одной конфессии часто ведут споры между собой – не на жизнь, а на смерть – в уверенности, что лишь определенное отношение к вере является приемлемым, тогда как любое отступление от канонов носит ложный характер.

Словом, религии часто разделяют людей, делая их врагами, тогда как формирование массовых движений требует единства их участников.

И общей платформой для объединения русских должно по-нашему стать не отношение к той или иной вере, а любовь к русскому народу, готовность служить России.

Вместо заключения

Может возникнуть вопрос: а не являются ли предлагаемые нами меры запоздалыми, и можно ли менять базовые представления в то время, когда партийное строительство идет полным ходом? Полагаем, что эти опасения лишены оснований, поскольку мягкое, без навязывания использование предлагаемых терминов и представлений способно лишь породить приятие русских партий – за счет формирования единства всех, кому небезразлична судьба русского народа.

А потому закончим наше изложение призывом адекватно смотреть на употребление принятых понятий, вводя в употребление новые слова и представления, которые могут помочь в свежем восприятии своей деятельности.

Мы надеемся, что предложенные здесь взгляды помогут не только сформировать единство русских людей, но и придать русскому движению респектабельность и массовость.

 
Статья прочитана 1082 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Комментарии к записи "Владимир Шехов: Национализм: не пора ли обнулить?"

Посмотреть последние комментарии
  1. Автор лукавит, или просто путает понятия русский и россиянин. 99,9 % верующих русских-православные, а не иудеи или мусульмане, и не поддерживая этих верующих, не привлекая их в русские партии, получим однобокие, атеистические сборища. И при чем отношение к другим верованиям, с чего автор решил, что православные, требующие уважения к своему внутреннему миру, не уважают чужой внутренний мир? Автор прав, что надо с людьми говорить доходчиво. Народолюбы, русские патриоты, радетели земли русской, защитники русских детей и стариков от геноцида-есть как назвать, а цели должны быть не ограничены только здоровым образом жизни. Большевики начинали с профсоюзов, а превратились в большую политическую силу. А призывать русских служить России-смешно, они этим всегда занимались. В отличие от тех, для кого Россия-страна проживания или двухсотлетний враг, от которого бы уйти, но очень кушать хочется.

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173