Елена Токарева. Если здесь по-прежнему не будет государства…

События народной жизни лучше всего показывают истинное содержание государства. Сколько кубиков этого самого государства растворено в многотонной массе воды – стихии народной жизни.

События последнего года жизни в РФ, которая, даже не знаю, продержится ли юридически дольше выборов, показывают, что по факту государства в РФ уже крайне мало. Государство не защищает того, кого следует защищать – честного обывателя, детей, женщин и стариков, оно охотно становится на сторону бандитов, жуликов и воров. На сторону сильного, на сторону вооруженного, против слабого и безоружного.

Сначала карельская Кондопога, потом краснодарская Кущевская, где власть сознательно передала функции управления банде, уральская Сагра, где банда пыталась взять власть, центрально-русский Гусь-Хрустальный, где банда управляла всем, приморские партизаны, которые уничтожали ментов, потому что те беспредельничали, а не защищали народ…В этом перечислении нарочито отсутствуют факты беспредела на территориях так называемых национальных республик, входящих в РФ, где каждый день убивают, насилуют, грабят, взрывают электростанции, опоры мостов и канатных дорог – это неуправляемая стихия. Я говорю сегодня только про русские территории, где иностранцы, вроде тех азербайджанцев, которые приехали укрощать Сагру, – чужаки, пришельцы. Но милиция, следствие мгновенно встали на их сторону против, казалось бы, своих.

И если бы не широкая огласка истории с Сагрой,, как в случае с Кущевкой, то порубили бы всю эту Сагру в щепки, а всех живых еще мужиков, отцов семейств, пересажали бы за решетку.

Причем процесс этот распада этого государства идет уже давно. Летом 2000-го года ездила я в командировку в город Новочеркасск Ростовской области. Там казаки схлестнулись с цыганами по вопросу наркотиков. Это была точно такая же история, как в Сагре, только происходила она прямо в городе Новочеркасске, в котором размах наркомании достиг такого уровня, что «на поселках», то есть на окраинах города, на всех лавочках сидели подростки со шприцами и кололись. Тут же на лавочках и умирали от передоза. В каждом подъезде обшарпанных пятиэтажек жили бабушки-наркодилеры. Местные алкаши, отцы семейств, удивлялись, отчего сыны не пьют самогон, а колются. Я прямо на лавочке такую беседу и услышала.

В этой обстановке цыгане, которые представляли в Новочеркасске сильную и влиятельную партию наркоторговцев, решили открыть новую точку – на рынке, вокруг которого располагалось сразу три школы. И затем они и пришли к директору рынка – казаку Леше. Казаки тут представляли другую партию – партию спортсменов. У них секция была – борцов готовили.

Леша цыганам отказал. И тогда цыгане назначили стрелку. Вблизи своего богатого цыганского поселка, построенного на наркотические доходы.

Едва казаки приехали, как цыгане стали стрелять по их машинам. Но стреляют цыгане очень плохо – они от армии косят, их дети – сплошь наркоманы, а казаки все прошли через Афган, матерые такие мужики. Естественно, когда они ответили огнем, то ни одна пуля не прошла мимо.

Часть убитых цыгане закопали тут у себя на огородах – это все были нелегалы, «разыскиваемые милицией», а труп племянника цыганского барона целый день таскали по городу на руках, демонстрируя «зверства казаков».

Лешу посадили.

Позже оказалось, что местный прокурор крышевал наркотрафик.

Как мы видим, история точно такая же, как в Сагре. Только без участия Евгения Ройзмана и Интернета. Годы были еще глухие, сведения об этой истории в Новочеркасске я получила из дайджеста местной прессы. Широкой огласки не было.

Давно не была я в Новочеркасске. Поди, «на поселках» там уж вымерли все от наркоты, а цыгане скупили всю власть и милицию. Ведь обратных процессов в этой стране не наблюдается. Она планомерно сходит в могилу.

Люди, которым обидно, что так происходит, уповают на «русский бунт, бессмысленный и беспощадный». Но мы-то понимаем, что любой бунт, даже русский, есть действие организованное, которое требует хорошей подготовки. Россия велика. Как организовать бунт сразу на всех ее гигантских территориях, зараженных плесенью коррупции, продажностью власти, бездействием ментов, дружелюбно настроенных лишь к денежным знакам, но не к своим соотечественникам?

Я уже неделю наблюдаю бурление говн по поводу событий в Сагре, слушаю, как воспитывают Евгения Ройзмана на «Эхе Москвы», как его придирчиво вопрошают, почему он называет вооруженную банду, приехавшую громить Сагру, «азербайджанской» и не было ли в той банде «славянских лиц»?

Кажется, что более всего наша либеральная общественность беспокоится по поводу «разжигания», а не по поводу того, что очередного крепкого мужика, который спас свою семью и деревню от налета, посадят в тюрьму.

Так прямо углубленно ведущие «Эха» расспрашивают всех, кто приходит к ним на программу «Особое мнение», хорошо ли, что в русских проснулась тяга к самосуду? Не лучше ли было сложить ручки и ножки и ждать, когда подъедет милиция – надо думать, уже затем, чтобы описать трупы?

Нет, не лучше, скажу я вслед за Прохановым. Не буду даже припоминать, как ваш толстенький Гайдар в 1993-ем году визжал у здания Моссовета на улице Горького, «разбирайте оружие! Идет на Останкино!» Что это было? А ведь на него никто не нападал. Бурзуазия взялась за оружие, чтобы защитить свою власть и собственность. И она победила. Она создала такое государство, какое мы сегодня видим.

Сегодня власть не дает зарегистрировать ни одну партию, которая бы вещала от имени народа. КПРФ сдохла, а другие левые партии придерживают, потому что при всех недостатках левых, они ближе к народу, чем Прохоров. Народ надобно держать в рабстве и бесправии.

Не можете защитить народ – дайте ему возможность самозащиты. Дайте ему возможность дать отпор убийцам и насильникам.

Все разговоры о том, почему азербайджанцы, которые приехали с оружием проучить деревню, ни в кого не попали, имеют очень простой ответ: они сроду не учились военному делу. Это торговцы, шашлычники, не воины. Не попали не потому, что добрые, а потому что безрукие.

В государстве, которое не может защитить простого гражданина, должен быть закон, который позволяет не судить за убийство в качестве самозащиты. Это логическое завершение цепочки отступлений государства от своих обязанностей.

Не можете – тогда отвернитесь и скажите: разбирайтесь сами! И люди разберутся.

Я того казака Лешу, который попал за решетку за то, что не дал посадить на иглу школьников в центре Новочеркасска, век не забуду. Это был один из самых горьких моих журналистских уроков, который мне подсказал: здесь нет и не будет государства, здесь нет и не будет справедливости!

Многие публицисты обратили внимание на никчемность и убожество проводимой реформы МВД. Сверху снимают генералов, а снизу царит все та же вертикаль крышевания бизнесов, причем самых неприличных, и страха перед честным гражданином.

Посмотрите: все действия милиции и оперативно-розыскной группы, которая, наконец, после скандала в Интернете, прибыла в Сагру (а ехать-то всего несколько километров) была направлена на то, чтобы доказать, что «конфликт произошел из-за лесопилки» и что «никаким наркотрафиком цыган не занимался». Это, дескать, спор хозяйствующих субъектов. Точно такая же логика власти была в Кондопоге.

А давайте посмотрим на ситуация с другой стороны: цыган Красноперов завел в деревне нелегальный бизнес, его работники стали воровать имущество у коренных жителей этого села. Жителям это не понравилось. Разве сельская община, (пусть она и не оформлена на бумаге, потому что больше всего на свете российская власть боится зачатков местного самоуправления) не может изгнать такого жителя, который нарушает законы общежития? Ведь до появления Красноперова в этой деревне, люди тут не закрывали двери в свои дома. Даже ночью. А тут пришлось обзаводиться железными дверями и камерами видеонаблюдения.

В США в пятидесятых годах тоже был разгул бандитизма, наркотрафика, но это как-то удалось победить. И прежде всего тем, что община имеет право избавиться от грязных элементов. Стукачество процветает в США на всех уровнях социума. И попробуй полицейский не среагировать на жалобу жителя! Его сразу уволят из полиции с волчьим билетом.

Дальше начинается вообще комедия! В дискуссию включается азербайджанский консул в Екатеринбурге! Он сообщает, что страшно недоволен тем, что активный глава фонда «Город без наркотиков» Евгений Ройзман называл вооруженную банду «азербайджанской».

А с какой стати азербайджанский консул вообще лезет не в свое дело? Если эти азербайджанцы, которые с оружием в руках напали на село Сагра, являются гражданами РФ (а они все таковыми являются, иначе бы не открыли они в Екатеринбурге свои шашлычные), то его дело – молчать в тряпочку.

Если эти бандиты имеют на руках азербайджанские паспорта, то надо их посадить, а потом занести во все компьютеры как невъездных, совершивших преступление на территории иностранного государства. Мы видим, что другие государства постсоветского пространства широко пользуются своим правом – запрещать въезд иностранцам, которые нарушают законы страны.

Частота повторения подобных сценариев развития событий демонстрирует, что меры, принимаемые после них, не представляют из себя ничего страшного для нарушителей порядка. Они знают: можно откупиться! Они знают: все пойдет, как раньше. Иначе они не лезли бы в эту страну такими толпами. Иначе сидели бы они у себя дома, где пуля быстрее летит, чем в России.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 1429 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173