Андрей Епифанцев: Ошибки оппозиции

Хочу выразить свою озабоченность ситуацией, сложившейся вокруг протестного белоленточного движения. В первую очередь это относится к некоей безосновательной эйфории, которая начинает разворачиваться вокруг него. В определенных слоях общества целенаправленно раскручиваются идеи о том, что протестное движение достигло небывалого уровня, что власть услышала народ и пошла на уступки, что даже если на предстоящих выборах президента Владимир Путин и переназначит себя, то он все равно будет вынужден пойти на реформы, которые рано или поздно приведут к демонтажу выстроенной им вертикали власти и построению нового подлинно демократического общества.

Заслуги двух Болотных и Сахарова действительно сложно переоценить. В последнее время я сам стал верить в то, что у нас, наконец, появился шанс на демократическое государство и на гражданское общество. Вместе с тем, я глубоко озабочен нарастанием в протестном движении кризисных явлений, которые при определенных обстоятельствах вполне способны привести его к угасанию и к бесславному концу. Эти явления очевидны, тревожны и опасны. Некоторые из них уже начинают обсуждаться в экспертной среде, но, к сожалению, не внутри самой оппозиционной лидерской прослойки. Лично мне вдвойне непонятно и обидно то, что российское протестное движение уверенно вышло на орбиту тупого повторения ошибок, которых до него уже наделал целый ряд протестных движений и кому они уже стоили победы в политической борьбе.

Постараюсь сформулировать наиболее опасные на мой взгляд тенденции.

Монополизация протеста либералами. К огромному сожалению, в сознании народа довольно стихийно возникшее российское массовое протестное движение оказалось возглавлено либералами, которые, по мнению значительного, если не подавляющего, количества людей отодвинули в сторону представителей других движений, практически монополизировав право руководить митингами и выступать от лица несогласных.

Строго говоря, утверждение о тотальном либеральном лидерстве на митингах не совсем верно, т.к. и в выработке решений, и в выступлениях принимают участие не только люди, стойко ассоциирующиеся в народе со сторонниками либеральных взглядов, но и левые, и националисты, и, наверное, кто-то еще. Но, тем не менее, в общественном восприятии митинги и протестное движение приобретают окраску либеральных тусовок, что крайне плохо и крайне опасно.

Я совершенно не хочу обвинять наших либералов в попытке узурпировать протест. Можно назвать, несколько причин такого «обмана зрения»: необъяснимый перехват Немцовым инициативы по месту проведения митинга во время первой Болотной, непропорционально большое представительство либералов в руководстве протестным движением по сравнению с долей населения России, их поддерживающей, популярность либералов у сотрудников СМИ, которые часто обращаются именно к ним и т.д.

Какими бы ни были причины происходящего, нужно признать, что основная масса людей выходит на митинги не ради красноречия Немцова или пиара Яшина и не для установления торжества дискредитированных в нашем обществе либеральных ценностей, а совершенно по другим соображениям. В этих условиях видимое «засилье» либералов в руководстве протестного движения неминуемо отталкивает немалую часть протестной массы, которая начинает воспринимать все происходящее как либеральную тусовку. У огромной части людей нет желания присоединяться к подобной тусовке и, более того, эти люди не согласны с установлением в России либерального будущего по рецептам Немцова и Касьянова.

Естественно, власти тут же оценили эту слабую сторону несогласных и начали усиленно давить на эту точку, стараясь вбить клин между выходящей на площади основной массой народа, которая, по их мнению, преследует понятные и достойные цели и либеральной частью элиты, возглавившей движение, которая, как это пытается выставить кремлевская пропаганда, является провальными управленцами, руководимыми Западом, стремящимися вернуться во власть.

Эта пропаганда не верна по сути, но довольно успешна – она действительно не дает присоединиться к Болотной и Поклонной немалой части людей, которые согласны с кремлевским определением либералов, а значит, гиперактивность и гиперпубличность наших либеральных деятелей на самом деле наносит только вред.

Но претензии можно выдвинуть не только к либералам. В качестве отдельной причины происходящего стоит назвать необъяснимо-глупый отказ некоторых знаковых лидеров других движений от участия в одних акциях с либералами. Да, мы все знаем, что уровень поддержки либеральных взглядов в нашем обществе очень мал и, на мой взгляд, не превышает 3-5%. Да, мы знаем, что либеральную оппозицию не переваривает подавляющее большинство россиян. Но некоторые из известных политических фигур, увидев выступающих либералов, повели себя, как минимум, инфантильно, заявив, что не хотят компрометировать себя и поэтому не будут действовать вместе с этими людьми. Так, неожиданно разочаровал своих сторонников Михаил Делягин, заявивший, что не будет стоять на одной сцене с Борисом Немцовым. Иначе как политическим инфантилизмом это назвать трудно.

Это неправильно, тупиково и губительно! Сейчас пришло время объединяться. Объединяться ЗА будет очень трудно – практически невозможно. Поэтому нужно объединяться ПРОТИВ – против нечестных выборов, против фальсификации, против коррумпированной и неэффективной власти. Против Путина, наконец! И в этом отношении гораздо большего уважения заслуживает позиция Владимира Тора, согласившегося выступать вместе с ненавистным ему Кудриным, чем любимого мною Делягина, отказавшегося выступать с Немцовым.

Понятно, что кое-кому хочется заняться самопиаром, но в таких условиях и под такими знаменами провести объединение широких слоев общества не получится. Либералам нужно осознать, что их любование перед камерами дорого обходится протестному движению и в более длинной перспективе может способствовать его затуханию. Сделать это не так трудно. В конце концов, у нас даже Путин находит в себе мужество понять, что его лицо больше никого не привлекает и убирает его с билбордов. Поймут ли либералы, что им нужно немного отойти в тень и убрать свое лицо?

Во все времена и у всех народов традиционной, «излюбленной» ошибкой оппозиционеров являлось деление протеста на части и те оппонирующие власти движения, которые это не осознавали, как правило, проигрывали – будь это Спартак, у которого его соратник Крикс увел значительную часть войска, или современная грузинская оппозиция, разорвавшая свой протест между немалым количеством партий и лидеров.

Но существуют и положительные примеры, совершенно точно соответствующие нашему дню. Вспомним, бархатную революцию в Чехословакии и событие ей предшествовавшее – студенческий митинг 17 ноября 1988 года. Тогда диссиденты из окружения Вацлава Гавела по доброй воле отказались выйти на него. Своим поступком они хотели лишить коммунистическую власть возможности сказать народу, что выступления организованы противниками коммунизма, оплачиваемыми из-за рубежа. Итогом стало то, что студенческая манифестация собрало огромное для Чехословакии количество участников – 40 тыс человек, была разогнана властями и через два дня на улицы вышло уже 200 тыс граждан, что стало предвестником конца режима.

Готовы наши несогласные повторить это?

Еще одной ошибкой оппозиции, которая, на мой взгляд, совершенно очевидна, является отсутствие даже не столько единого лидера, сколько единых планов.

С отсутствием лидера еще как-то можно смириться – такова практика всех последних Интернет-революций, это позволяет работать на демократических началах, «безлидерное» движение тяжелее обезглавить и т.д. Допустим! Тем более что для объединения ПРОТИВ наличие единого кандидата от разных сил не обязательно.

Иная ситуация складывается с отсутствием общего плана. Куда оппозиция ведет народ? Одним из главных лозунгов Болотных и Сахарова является «Путин должен уйти!» Но кто тогда должен прийти? Что должно прийти? На каких принципах будет строиться новое общество?

Отсутствие единой программы действий, отсутствие общего видения – это явная предпосылка к сворачиванию протеста. Именно эту ошибку с завидной постоянностью делали многие и многие проигравшие оппозиционеры. В качестве наиболее современных примеров можно привести украинскую оппозицию, у которой наличие политического курса заменяется попыткой грубо очернить оппонента, после чего занять его место и грузинскую оппозицию – выступления 2007 и 2009 годов, – когда все оппонирующие Саакашвили лидеры либо вообще не понимали что делать после взятия власти в свои руки, либо их сценарии не совпадали. Тогда они так и не смогли осознать, что лозунг «Миша, уходи!» может быть не целью народного протеста, а только средством достижения этой цели.

Я вполне допускаю, что политическая практика последних десяти лет приводит к тому, что совершенно объективным образом на многие вопросы сейчас ответить нельзя. Хорошо! Тогда давайте нарисуем картину не того, что будет, а того, какие процессы должны произойти и обозначим определенные реперные точки.

Например: Президент и Дума остаются, но их права урезаются, разрешается создание партий и партийных коалиций, через полгода проходят перевыборы в Думу, параллельно с этим идет народная дискуссия по поводу типа правления в России – парламентского или президентского. В течении трех месяцев после выборов Думы проводится всенародный референдум по типу правления и уже после этого происходят выборы президента.

Все! Даже этого будет уже достаточно. Что-то из вышеописанного уже звучало с трибуны, нужно лишь окончательно договориться об этом и отчетливо проартикулировать это народу.

Людям нужно задать направление движения. Кто-то из великих сказал: «Если не знаешь куда идти, то придешь обязательно в никуда». Давайте не будем набивать шишки на одних и тех же ошибках.

Далее. Складывается впечатление, что власти удалось заставить лидеров несогласных играть на своем поле и по своим правилам. Если это так – то это огромная и непростительная ошибка! За последние 12 лет власть переписала все законы и монополизировала административный аппарат таким образом, что все это теперь работает не на народ, а на несменяемость самой власти. В этих условиях идти на поводу у Кремля, призывающего работать исключительно в правовом поле это все равно, что организовывать бой до зубов вооруженного громилы-преступника против маленького мальчика-тошнотика, которого этот самый преступник не только лишил всех колющих и режущих предметов, но и долго не кормил.

Нам всем надо, наконец, понять абсолютное правило путинской России: Кто играет по правилам – тот проигрывает. Выиграть можно лишь если играть против всех правил или если писать правила самому!

Путина нельзя заставить уйти, играя на контролируемом им поле!

Глядя на представителей нашей власти, я могу понять то, что власть присвоила самой себе право устанавливать порядки игры для всего гражданского общества и теперь требует соблюдать их даже когда это общество пытается ей противостоять. Но невозможно объяснить, что лидеры оппозиции идут на поводу у такой власти, делают все или почти все, что от них требуют непонятные чиновники мэрии третьей руки и стремглав бегут в Кремль как только им оттуда свистнут.

Абсолютным императивом двух Болотных и Сахарова было требование честных перевыборов в Государственную Думу. Пока Кремль не согласится выполнить это требование с ним можно говорить только об этом, а если этот период затянется, то нужно не менять лозунги и не втягиваться в бесцельные переговоры, а обострять формы протеста. Переговоры не могут быть самоцелью! Все встречи с представителями власти, происходящие на фоне отказа Кремля от выполнения требований митингующих, на фоне организации массовых имитаций поддержки Путина и закручивания гаек в СМИ воспринимаются в народе как соглашательство и попытки лидеров оппозиции на волне народного протеста решить свои собственные карьерные и узкопартийные вопросы.

Это очень опасно! Опасно как для движения, так и для соглашателей. Если подобная практика будет продолжаться, то исходов из нее будет только два: а) народ выберет новых лидеров или б) протестное движение затухнет и тогда молох репрессий Кремля обрушится на оставшихся без поддержки народа вчерашних переговорщиков и любителей играть по правилам с политическими шулерами.

Примером того, что вероятность подобного исхода близка к абсолюту является судьба несостоявшегося президента Южной Осетии Аллы Джиоевой, выигравшей выборы в этой республике в 2011 году. Джиоева было невыгодна администрации президента РФ, но пока она имела широкую поддержку народа, ее не трогали, с ней вели переговоры и даже что-то предлагали. Как только во многом по ее собственной вине А. Джиоева лишилась поддержки масс – ее схватили в собственном доме и весь диалог моментально прекратился. Для Кремля российские оппозиционеры гораздо более опасны и поэтому с ними поступят значительно жестче.

Ситуация осложняется еще тем, что наше протестное движение явно вырождается в митинговщину. Складывается впечатление, что весь протестный настрой людей лидеры несогласных могут и хотят воплотить исключительно в бесконечные и бесцельные митинги в стиле «Пришли-Покричали-и-Ушли».

Поймите меня правильно, митинги – это неплохо, но они хороши лишь вначале, когда нужно заявить о себе как о серьезной силе и понять готова ли власть исполнить требования народа без перехода к другим методам воздействия на нее. В демократических государствах можно добиться от правительства выполнения своих условий только посредством митингов, т.к. правящая элита ясно осознает, что при наличии действующего механизма выборов она остается у власти только до следующего голосования, т.к. люди, возмущенные настолько, что уже выходят на улицы, за нее не проголосуют.

В авторитарной и чиновничьей системе, подобной нашей, никаких реальных преобразований исключительно митингами добиться нельзя! За последние 12 лет у нас в стране создана дьявольская система, когда власть никак не зависит от народа, им не избирается, не контролируется и ему не подотчетна. В таких условиях можно митинговать до бесконечности, но имея административные рычаги и контролируя СМИ, партия власти все равно будет одерживать на выборах «чистые победы». Как вы хотите обеспечить выполнение своих условий только митингами?

Конечно, не вызывает сомнений то, что мирный путь разрешения ситуации – лучше, чем путь немирный. Но в наших условиях он практически нереален, т.к. счастливая жизнь простых граждан будет означать несчастную жизнь для многих конкретных представителей власти. Тех самых, которые не только лишатся привилегий, неподсудности, доступа к бюджетным деньгам и прочих «вкусняшек», но и для многих из которых «изгнание из административного рая» будет означать конкретные антикоррупционные расследования, потерю многомиллионной собственности и… да… конечно же – тюрьму.

Всевластие и привилегии не меняют просто так на позор, нищету и тюремную камеру! Возникает вопрос – если элита не соглашается на требования народа, а бесполезными митингами это противоречие не решишь, то что дальше?

Одна из частых ошибок оппозиции – необоснованная надежда на эффективность согласованных с властью массовых уличных выступлений против нее же. И в Белоруссии, и в Грузии считали, что если вывести на площадь 50-100 тысяч человек, то Лукашенко и Саакашвили тут же отдадут власть оппонентам. Огромное заблуждение! Еще более важным, чем вывод людей на улицы является разумное распоряжение энергией массового протеста и способность идти на различные меры для того, чтобы добиться победы. Власть, как известно, не отдают, ее берут и для России это утверждение еще более актуально, чем для Белоруссии и Грузии!

Если власть, как сейчас, упорствует в своем несогласии идти на требования митингующих, необходимо эскалировать уровень конфликта. В сложных противостояниях победа всегда достается тому, кто оказывается готов к такому обострению ситуации, к которому не готова другая сторона. При этом, практика показывает, что совсем не обязательно будет необходимо пойти на подобное обострение, но готовность к нему обязательно нужно демонстрировать.

Мы прекрасно видим, что наша власть готова жестоко карать протестующих одиночек, но восставших масс она боится. Сто тысяч человек, выходивших на Болотную и на Сахарова – это десять дивизий. В дипломатии есть понятие «переговорная позиция». Десять дивизий – это очень сильная переговорная позиция, ее нужно уметь реализовывать! Противостоять десяти дивизиям на улицах Москвы Кремль сейчас не может, оппозиции нужно только решиться развернуть протестную энергию масс в нужное русло.

Отказ от этого будет означать неумение или боязнь лидеров реализовать гражданский протест и, по сути, обман надежд людей, вышедших на улицу. В этом случае оппозиционные лидеры вольно или невольно станут частью механизма стравливания пара народного возмущения и уличной активности, а значит, будут работать на Кремль, а не на народ.

Существуют три сценария развития ситуации. Два из них полярно противоположны:

А) Оппозиция решится на обострение ситуации и тогда власть жуликов и воров падет. Вероятность этого практически абсолютна. Одним из открытий последних шести месяцев стало осознание того, что казавшаяся ранее незыблемой путинская вертикаль на самом деле слаба и держится только пока ее никто сильно не толкнул. Помните, у Ленина: «Стена, да гнилая, ткни и развалится».

Пусть никого не вводят заблуждение десятки тысяч людей, согнанных на запутинские митинги на Поклонной площади и в Лужниках. Это типичная чиновничья имитационная реакция, в рамках которой легко отчитаться за проведение митинга, но невозможно организовать реальную, искреннюю поддержку дискредитировавшему себя лидеру. Власть, опорой которой является не народ, а чиновники, по-другому просто не умеет! Эти митинги несут обратную реакцию, т.к. показывают нейтрально настроенному электорату, что провластные настроения у нас могут проявляться только из под палки. И если прийти на митинг людей еще можно заставить, то голосовать после этого митинга они уже будут сами и что-то мне подсказывает, что это голосование будет не в пользу тех, кто выгонял их на мороз.

История дает нам совершенно точный пример того, что попытки властей поддержать свои позиции подобными имитационными методами обречены. Вспомним падение Чаушеску. 21 декабря 1989 года в Бухаресте прошел многотысячный «массовый и всенародный» митинг в поддержку Николае Чаушеску, на следующий день вечером он бежал и уже 25 декабря Чаушеску был расстрелян…

У Владимира Путина нет ни возможностей, ни средств, ни шансов активно противостоять массовому народному возмущению, принявшему острые формы. Сто тысяч человек и более нельзя разогнать милицейскими дубинками, а если он отдаст команду стрелять или поливать людей из водометов на 24-градусном морозе, то уже на следующий день у нас в стране произойдет революция, а в глазах Запада он превратится в нового Саддама Хуссейна или Муамарра Каддафи. Если нечто подобное случится, то ближайшее окружение Путина принесет его голову на подносе ибо для них самих это будет означать перекрытие пути на Запад, а именно там они хранят все самое дорогое и именно туда они надеются убежать, когда в России «бабахнет».

Даже если бы Владимир Путин имел настолько самоубийственные настроения, он все равно не смог бы это сделать потому, что МВД и ОМОН, в которых также силен антивластный настрой, отказались бы выполнить этот приказ.

Повторяю, грамотное и своевременное обострение ситуации в нынешних условиях приведет к однозначной и довольно быстрой победе.

Вариант Б) Углубление накопившихся ошибок, следование в провластном курсе, спускание пара, растаскивание протеста, решимость только на согласованные с властью акции и отказ власти от исполнения требований улицы приведет к угасанию волны народного возмущения. Чем это закончится тоже ясно – в подобных обстоятельствах в России всегда наступал период реакции – так было и после Степана Разина, и после Сенатской площади, и после 1905 года. Так будет и сейчас. Подобный исход станет триумфом Путина, Кадырова, Суркова и Жемчужного прапорщика Вадима Бойко.

Существует и третий сценарий, который мне кажется тоже очень вероятным. Он состоит в следующем: Путин переназначает себя на «выборах», обострение ситуации не настолько велико, чтобы сбросить власть, но достаточно для того, чтобы Владимир Путин был вынужден вести реформы, на которых настаивает улица. Если протест будет слаб, но потенциально все еще опасен, то власть будет вести имитационные и пустые реформы, которые по факту никак не смогут изменить нынешнее состояние. Если протест будет силен и будет находиться на грани народного взрыва, то при всем своем нежелании Владимир Путин действительно будет вести глубокие общественные реформы, которые уже в среднесрочном периоде приведут к потере власти.

По сути, это будет вариант мирной трансформации власти и иного из этого сценария быть не может. Вся путинская вертикаль власти – это комплексная и замкнутая система, которая может работать только в условиях наличия всех механизмов ее составляющих. Убери один винтик – упадет всё. Выборность губернаторов, наряду с парламентской реформой, с наличием свободного телеканала будет означать развал вертикали. История России дает примеры того, что когда в авторитарной системе власть начинала пытаться стравить воздух недовольства реформами сверху, то обязательно теряла контроль за происходящим и реформы начинали развиваться по своей логике – вспомните как первые профсоюзы в России создавал полковник царской охранки Зубатов и как М.Горбачев вводил перестройку при сохранении руководящей роли КПСС и т.д.

Уже в горизонте два-три года все это приведет к потере административных рычагов, к невозможности манипулировать мнением народа, к отторжению Путина со стороны его собственной элиты и, конечно, к еще большей дискредитации власти в глазах народа. Тогда освистывание гаранта будет самым малым, с чем ему придется столкнуться.

Как в этом случае Владимир Пути надеется сохранить власть до конца президентского срока я не очень понимаю. Думаю, что ВВП это осознает и стремится переназначить себя президентом только с тем, чтобы получить то, чего оказался лишен старик Батурин после ссоры с Д.Медведевым – возможности длинного и мягкого выхода для себя и своего круга.

Для меня лично такой вариант трансформации власти был бы приемлем, однако, и он тоже напрямую зависит от градуса общественного протеста, который должен быть настолько силен, чтобы нашей коррумпированной и неэффективной власти приходилось лавировать между двумя из зол, каждое из которых худшее.

Практика показывает, что только в этом случае путинская вертикаль готова начать сдавать свои позиции и прислушиваться к мнению народа. Ошибки же оппозиции ставят под угрозу переход даже к этому сценарию. Если «Белая Лента» не найдет в себе силы исправить эти ошибки, то ее политический капитал исчезнет также быстро как и появился. Если сейчас Владимир Путин поставлен перед выбором товарища Саахова – либо под венец, либо к прокурору – то тогда перед этим выбором будет стоять не только лидеры оппозиции, растранжирившие народное доверие, но и все несогласные.

Не хотелось бы.

 
Статья прочитана 680 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173