Раис Сулейманов: Итоги переписи-2010 и этнолингвистический конфликт в Татарстане

Федеральная служба государственной статистики «Росстат» опубликовала окончательные итоги Всероссийской переписи населения 2010 года, из которых ясно, что в России сегодня проживает 142, 86 млн. человек, что на почти три миллиона людей меньше, чем было 9 лет назад (по переписи 2002 года в стране проживало 145,17 млн. чел.). При этом произошло снижение численности проживающих в России этносов: так, русских в стране 111,02 млн. человек (в 2002 г. – 115,89 млн. чел.), татарами записались 5,31 млн. чел. (в 2002 г. – 5,55 млн. чел.), башкир стало 1, 58 млн. чел. (в 2002 г. – 1, 67 млн. чел.), а чувашей – 1,44 млн. чел. (в 2002 г. – 1,64 млн. чел.). При этом если численность народов Центральной России уменьшилась, то у кавказских народов, независимо от вероисповедания, явно заметен прирост населения: чеченцы – 1, 43 млн. чел. (в 2002 г. – 1, 36 млн. чел.), армяне – 1,18 млн. чел. (в 2002 г. – 1, 13 млн. чел.).

Несмотря на сокращение численности восточно-европейских народов России, они не изменили свои позиции в иерархии пропорции от всей части населения: русские по-прежнему самый большой по численности этнос в России (80,90% россиян считают себя русскими), второе место сохранили и татары (3,87% от всего населения).

В Татарстане по итогам переписи 2010 года проживает 3 млн. 786 тыс. 488 человек, из них татар – 2 млн.12 тыс.571 чел. (53,2%), русских – 1 млн. 501 тыс. 369 чел. (39,7%), чуваш – 116 тыс. 252 чел (3,1%), удмуртов – 23 тыс. 454 чел (0,6%), кряшен – 29 тыс. 962 чел (0,8%), башкир – 13 тыс. 726 чел (0,4%), булгар – 484 чел., азербайджанцев – 9 тыс. 527 чел. (0,3%).

Большего всего удивления вызывает численность кряшен: столь низкий результат был явно достигнут «стараниями» чиновников Татарстана, заставлявшими записываться татарами кряшен, точно также, как в Башкортостане татар принуждали записываться башкирами для улучшения политической статистики: это будет давать больше легитимности существующей в национальных регионах этнократии. Цифры по кряшанам особенно контрастируют со словами председателя Госсовета Татарстана Фарид Мухаметшин, а по совместительству являющегося еще и главой Ассамблеи народов Татарстана, сказанными им в 2009 году на кряшенском празднике «Питрау» («Петров день»): «В Татарстане проживает порядка двухсот тысяч кряшен». Видно, за один год их численность сократилась почти в девять раз.

В Казанском Кремле по-прежнему заявляют, что кряшены – это часть татар, при этом при любом случае подчеркивается, что ислам – это основа татарской культуры, а татарин – это значит мусульманин. То, что для кряшен традиционным является православие, чиновниками Татарстана в расчет не принимается, поскольку если заявлять, что кряшены – это часть татар, то тогда надо признать, что и православие – это часть татарской культуры, а на такое даже самые толерантные татарские чиновники не решатся. Трудно себе представить ситуацию, когда Ринат Закиров, председатель Всемирного конгресса татар, скажет публично, что православие – это тоже традиционная для татар религия, и ее надо поддерживать и развивать: 5 кряшенских церквей на весь Татарстан явно недостаточно для религиозных нужд кряшен, которых уж очевидно, что не 30 тысяч в республике.

Всего кряшен в России 34 тысячи 822 человека (для сравнения по переписи 1926 года кряшен было 120, 7 тыс. человек).

Но самый главный итог прошедшей в 2010 году переписи, на который особенно стоит обратить внимание в свете прошедших в 2011 году общественно-политический событий в Татарстане, это статистика по владению языками. Из 5 млн. 301 тыс. 649 татарина только 4 млн. 280 тыс. 718 человек указали, что владеют татарским языком. То есть 1 млн. 20 тыс. 931 татарина не владеют татарским языком (19,2% от всех татар). Получается, что пятая часть татарского народа не говорит и не понимает татарского языка. Столь плачевные цифры еще более делают удручающей ситуацию в Татарстане, где в 2011 году этнолингвистический конфликт перешел в уличную фазу протеста. Вышедшие в отчаянии на улицы русские родители с требованием предоставить их детям изучать русский язык и русскую литературу в том же объеме часов, что их изучают в школах Москвы, Новосибирска, Ульяновска, Костромы, Калининграда и Владивостока, т.е. как по всей России, и дать изучать татарский язык добровольно, а не принудительно, по-прежнему не замечаются региональными чиновниками. Чего стоит только созданный недавно «ручной» Родительский комитет при Минобре Татарстана, где совершенно неудивительно нет ни одного из тех родителей, что вышли на митинги и пикеты за право своих детей изучать русский язык в том же объеме, что их изучают дети по всей стране.

Двадцатилетний эксперимент по принудительному обучению татарскому языку русских детей, проводимый Казанским Кремлем, провалился. Власти Татарстана не смогли вырастить поколение русских, которые бы хорошо знали татарский язык. Более того, знания русского языка резко упали, потому что количество часов в школьном расписании, выделяемых на татарский язык, происходило за счет сокращения часов на русский язык и русскую литературу. Тратя вхолостую гигантские бюджетные средства на принудительное обучение русских и русскоговорящих детей татарскому языку и татарской литературе, ретивые чиновники Татарстана не заметили, что татарская молодежь забыла свой национальный язык. Пятая часть татарского народа, для которой татарский язык не является даже разговорным на уровне бытового общения по итогам переписи, – это ведь не только татары, что живут за пределами Татарстана. Сюда входит и значительное число тех татар, кто живет, учится и работает в республике. Расходуя огромные финансовые и административные ресурсы на то, чтобы сохранить обязательно-принудительную систему обучения татарскому языку для всех, при том, что это не приводит ни к какому положительному результату (за 10 лет обучения в школе по-татарски русские дети так и не говорят), а наоборот, ведет к отрицательным показателям по знаниям русского языка и литературы из-за того, что объемы на преподавания этих предметов значительно ниже, чем по всей стране, этнократическая элита Татарстана сегодня может констатировать, что, с одной стороны, образовательная политика в регионе привела к снижению грамотности русской молодежи в области русского языка, а с другой стороны, к снижению знания собственно татарами татарского языка, продемонстрировав полностью и свою политическую недальновидность, и социально-экономическую нецелесообразность. Голословные заявления министра образования и науки Татарстана Альберта Гильмутдинова, что в республике высокие результаты по итогам ЕГЭ по русскому языку, вызывают улыбку у любого критически мыслящего наблюдателя: в прошлом году был скандал в Мамадышском районе Татарстана, где учителя за своих учеников решали задания по ЕГЭ по русскому языку, т.е. всем стало ясно, откуда в республике такие «хорошие» показатели успеваемости. Здесь уместно напомнить, что и Чечня, и Ингушетия, и Дагестан тоже имеют высокие результаты ЕГЭ по русскому языку, порой выше, чем в областях Центральной России. В итоге этнолингвистический конфликт в Татарстане, спровоцированный исключительно непродуманными действиями местных чиновников от образования, депутатов из Комитета по образованию, науки и национальным вопросам республиканского парламента и солидарных с ними татарских национал-сепаратистов, делающих все, чтобы сохранить обязательно-принудительное обучение русских детей татарскому языку и татарской литературе (о том, что в учебники по татарской литературе включают сочинения откровенных пантюркистов и русофобов, уже неоднократно говорили эксперты; и по таким учебникам учат русских детей!), дал только отрицательный эффект: русские дети испытывают неприятие к этим предметам, их родители уже устали ходить к своим соседям-татарам по подъезду с просьбой помочь сделать домашнее задание по татарскому языку, а сами татарские дети, на более качественное обучение национальному языку которых можно было бы потратить сэкономленные бюджетные средства, не знают его, и результаты переписи только это демонстрируют.

Из 5 млн.310 тысяч 649 татар России в городах проживают 3 млн. 596 тыс. 405 чел., в сельской местности – 1 млн. 714 тыс. 244 человека, т.е. 67, 7% татар – горожане. Будучи во втором десятилетии ХХI века в массе своей урбанизированным этносом, татары могут окончательно забыть свой национальный язык, если не принять реальные действия по его сохранению. И сейчас Рустаму Минниханову, который явно стремится быть не только главой Татарстана, но и лидером всех татар, нужно силы и средства направить не на сохранение принудительного преподавания русским детям татарского языка, а на обучение татар татарскому языку, освободив от этой обязанности всех остальных. И тогда можно будет сэкономленные ресурсы направить на обучение татарской молодежи родному языку. Ведь если все сохранить так, как есть, то в 2018 году, когда должна пройти следующая перепись (Всероссийская перепись населения проводится согласно законодательству раз в 8 лет), будет уже не пятая часть татар, незнающих своего национального языка, а половина. Но только тогда нынешнему или новому главе Татарстана, воспринимаемого в качестве национального лидера татарского народа, на очередном съезде Всемирного конгресса татар придется обращаться к многочисленным делегатам на русском языке, а не на татарском, просто потому, что язык Габдуллы Тукая они не поймут.

 
Статья прочитана 1563 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173