Юрий Нерсесов: Фоменко изборского разлива

Пять месяцев назад интеллигенты-путинославцы «красного» и «белого» толка объединились в «Изборский клуб» созданный с целью воспитания президента в патриотическом духе. Вступление в этот сыграло жестокую шутку с гуру карликовой коммунистической секты Сергеем Черняховским. Если раньше он излагал свои взгляды, хотя и строго в рамках марксистско-ленинской (в своем понимании) парадигмы, но хотя бы для виду стараясь придерживаться фактов, то есть начал лихо перекраивать реальность с ловкостью тасующего колоду карточного шулера, при этом опровергая сам себя. Посмотрите, какой класс мухлежа показывает гуру, после того, как я подверг сомнению, его тезис о том, что русские проиграли Наполеону все свои сражения, и перечислил сражения выигранные.

По его мнению, я «не согласен с оценкой битвы на Березине на том основании, что французы, сорвав планы царской армии по их уничтожению, прорвались – но ценой огромных потерь»

Любопытный нюанс: в советских исторических работах посвященных войнам России словосочетание «царская армия» использовалось почти исключительно в довоенный период, чтобы подчеркнуть негативное отношение и противопоставить реакционную «царскую» армию прогрессивной красной. После 1945 года историки писали, как правило, о русской или российской армии, оставив прилагательное «царский» для негативной характеристики силовых структур охотящихся на революционеров («царские жандармы»). Здесь же налицо именно стилистика гремевшей в 20-30-х гг. исторической школы Покровского с ее ортодоксально классовым подходом и огульным обличением всех добольшевистских режимов России.

Такие взгляды имеют право на существование, и есть немало добросовестных работ, где описывается именно «царская армия» (Например «Русско-японская война» Николая Левицкого). Но когда претензии на ортодоксальный марксизм, сочетаются с путинославием и членством в клубе, зовущем к примирению «красных» и «белых», то автор производит впечатление либо жулика, либо шизофреника.

Однако вернемся на берега Березины. Черняховский считает, что если русские войска не смогли полностью уничтожить армию Наполеона и ее остатки прорвались, то это не победа. Но с каких пор победой стало считаться только поголовное уничтожение противника? Через два с лишним столетия после битвы на Березине, советские войска – 28 января 1944 года окружили в Корсунь-Шевченковском котле крупную группировку противника, остатки которой смогли к 17 февраля вырваться из окружения. Советские историки писали, что из 80 тысяч попавших в окружение свыше 70 тысяч погибло или попало в плен. В немецких документах фигурируют соответственно 60 тысяч окруженных, 20 тысяч убитых и пленных, и более 10 тысяч раненных, многие из которых умерли в госпиталях, но факт тяжелейшего поражения германской армии не оспаривается никем. Тогда с какого перепугу считать поражением сражение, которое обойдясь Наполеону в 30 тысяч убитыми, раненными и пленными, оставило его с 10 тысяч боеспособных солдат и толпами бегущих оборванцев?

Цитируемый Черняховским советский историк Альберт Манфред справедливо использует термин «катастрофа французской армии под Березиной», однако, по мнению марксистско-ленинской профессуры, это никакая не победа. Вот подними фельдмаршал красное знамя и устрой в 1812 году пролетарскую революцию – ни один толкователь святых классиков не посмел бы усомниться в его виктории! Но смотрим дальше:

«Он (то есть я – Ю. Н.) утверждает, что «любой владеющий компьютером школьник, может узнать о ее победах под Клястицами 18-20 июля, Тарутиным 6 октября, Вязьмой 18-20 октября и Полоцком 22 октября, а также о боях под Кобрином 27 июля и Ляхово 9 ноября, завершившихся окружением и капитуляцией вражеских частей». Владеющий компьютером школьник может узнать и многие другое – про конец света, про то, что Путин – правнук Николая Второго, а Ленин – правнук немецкой волшебницы – и так далее. Просто желательно пользоваться и иными источниками информации – даже если ты не историк. А не кораблестроитель.

Но и владеющий компьютером школьник может узнать, например, как под Клястицами был расстрелян французской артиллерией пытавшийся атаковать отряд генерала Кульнева, а Витгенштейн не сумел прорваться в тылы армии Наполеона для рассечения путей его снабжения».

Меня опять подвела привычка слишком хорошо думать о людях, для которых уровень владеющего компьютером школьника слишком высок. Выдернув из победы под Клястицами один эпизод, он смешал его с двумя другими сражениями и объявил полученное поражением. Открытие достойное создателя «Новой хронологии» прохвоста Фоменко.

На самом деле, командующему 1-м армейским корпусом Петру Витгенштейну к началу сражения у Клястиц было сильно не до прорыва во вражеский тыл. Против Витгенштейна на петербургском направлении от Митавы до Полоцка двигались два вражеских корпуса – Жака Макдональда и Никола Удино, и он решил воспользоваться их разбросанностью. В ходе боя 18-19 июля корпус Удино был сбит с позиций и отступил, затем преследующий его отряд Кульнева зарвался и 20-го разбит у деревни Боярщина, однако сражение на этом не закончилось и в тот же день Витгенштейн в свою очередь разбил у деревни Головчицы дивизию генерала Вердье. Потеряв 6 тысяч человек (против 4 тысяч русских) противник отступил за реку Дриссу и Наполеону пришлось ослабить свою главную армию, направив к Полоцку дополнительный корпус Гувиона Сен-Сира.

Операцию с целью выхода на коммуникации Наполеона Витгенштейн предпринял только три месяца спустя. В сражении под Полоцком 18-20 октября Сен-Сир потерпел поражение и отступил к Лепелю, обе армии потеряли по 8 тысяч человек, но в ходе преследования русские захватили еще 3 тысячи пленных и перерезали главной армии противника пути отхода у Березины. Гений Наполеона и возможно нарочитая медлительность Кутузова, желавшего сохранить наполеоновскую Францию, как противовес Великобритании, помогли остаткам его армии прорваться, но факта побед Витгенштейна 18-20 июля и 18-20 октября это не отменяет.

Если считать Бородинскую битву, в ходе которой Наполеон вытеснил Кутузова с занимаемых позиций и вынудил отступить, победой Франции, то Клястицы и Полоцк по тем же основаниям однозначные победы России. Как и сражения под Кобрином и Ляхово, которые изборские мудрецы игнорируют, поскольку обозвать поражением окружение и уничтожение противника невозможно в принципе. Как и победы русской армии под Кенигсвартом 7 мая 1813 года, при Фер-Шампенаузе 25 марта 1814 года и взятие Парижа преимущественно русскими войсками 30 марта 1814 года.

«Как при Тарутино 36-ти тысячная армия Кутузова, обрушившись на спящий 20-ти тысячный лагерь корпуса Мюрата, не смогла его разгромить. Причем корпус Мюрата в тарутинском лагере стоял две недели, не нападая на русскую армию и ожидая ответа на предложения о мире и не готовясь к сражению. Вместо ответа – он получил атаку кавалерии – но в результате остановил продвижение русских колонн артиллерийским огнем и ушел избежав поражения»

Перевожу с покровско-изборского диалекта на русский язык: русская армия 18 октября 1812 года атаковала Мюрата и отбросила его (маршал к сражению готовился, но наступление было отложено на день, что позволило достигнуть внезапности). Ввиду ошибок командования атака развивалась медленно, в бою участвовало лишь треть армии, что и позволило противнику отступить в порядке. Тем не менее, поле битвы осталось за русскими, потерявшими 1,2 тысячи человек, тогда как Мюрат потерял 4 тысячи, в том числе половину пленными и 36 орудий. Чтобы назвать это поражением надо очень сильно не любить «царскую армию» и эта нелюбовь сочиться у изборского марксиста из всех щелей.

 

«Еще можно узнать, как под Вязьмой корпус Милорадовича, пытаясь не дать переправиться арьергарду армии Наполеона через реку Вязьма для соединения с основными силами – не сумел этого сделать, хотя даже не все оставшиеся корпуса приняли участие в отражении его атаки – а Ней, прикрывая отход перешел через реку и взорвал мост, не дав себя преследовать».

 

Опять перевожу на русский: Под Вязьмой 22 октября 1812 года 24-тысячный авангард Михаила Милорадовича атаковал 37-тысячный арьергард Наполеона, из которого в бою участвовало примерно две трети. Отрезать и уничтожить превосходящие силы противника во главе с блестящими военачальниками – Луи-Никола Даву и Мишелем Неем Милорадович не смог, но потрепал их изрядно. В ходе сражения и преследования от Вязьмы до Дорогобужа неприятель потерял 8 тысяч человек, из которых половину пленными и 8 орудий, а русские менее 2 тысяч, но по Черняховскому это все равно не русская победа! Зато когда 50 тысяч солдат Наполеона 16-17 августа безуспешно пытаются выбить из Смоленска 35 тысяч русских, а те, обеспечив отход главных сил, в ночь с 17-го на 18-е отходят, перейдя через Днепр и взорвав за собой мост – это блестящая победа французского императора!

После Вязьмы последовало сражение под Красным, в описание которого изборский путинофил запихал эпизод про Березину, и которое Альберт Манфред охарактеризовал как «жестокое поражение» наполеоновской армии. Даже наш обличитель кровавого царизма, кажется, понял: назвать потерю 30 тысяч человек и большей частью артиллерии с последующим беспорядочным отступлением, победой Франции никак нельзя. Поэтому он перескакивает сразу к Ватерлоо, ссылаясь на того самого Альберта Захаровича, мнение которого относительно побед русской армии демонстративно игнорирует, а в данном случае нагло искажает. Сравним две цитаты: Манфреда:

«Перешедшие в контрнаступление англичане и пруссаки преследовали и добивали разбегавшуюся французскую армию. Разгром был полным. Только старая гвардия под командованием Камбронна, построившись в каре, в строгом порядке, спокойно, как всесокрушающий таран, прокладывала себе дорогу сквозь неприятельские ряды… И сквозь бушующее море огня, грохот орудий, стоны раненых, под убийственным огнем противника старая гвардия все тем же мерным, неторопливым шагом, ровными рядами каре прошла через расступавшиеся перед нею линии вражеских войск»

…и Черняховского:

 

«Потом, через три года, на поле Ватерлоо, гвардейцы Наполеона так же, со штыками наперевес и под барабанную дробь, под градом шрапнели пройдут, сохраняя строй, сквозь центр английской армии и уйдут с поля своего последнего сражения, не отступая под ударами втрое превосходящего их противника, а прокладывая путь сквозь его ряды»

На первый взгляд очень похоже, но первая цитата принадлежит ученому, а вторая – прохиндею.

Заглянув в фундаментальный труд Олега Соколова «Армия Наполеона», любой желающий может прочесть на страницах 448-449, что императорская гвардия делилась на Старую, Среднюю и Молодую. В битве при Ватерлоо пехота Старой гвардии имела 8 батальонов, а Средней и Молодой гвардий – 14. К финалу сражения 2 батальона Старой и 8 батальонов Молодой гвардии были почти полностью уничтожены в деревне Плансенуа, которую отважно обороняли от многократно превосходящих сил пруссаков, и потому пройти сквозь британский центр никак не могли. В решающую атаку на англичан пошли 6 батальонов Средней гвардии, потерпев сокрушительное поражение.

«Все было кончено. – Пишет Соколов на странице 474. – Атака Средней Гвардии длилась 20 минут. Оставив на плато горы трупов, гвардия отступала». После чего ее остатки начали отходить с поля боя вместе с находившимися в резерве 6 батальонами Старой Гвардии, прорываясь через окружившие их каре, части противника. Детально проследив судьбу каждого батальона, Соколов указывает, что три из них (1-й и 2-й батальоны 1-го гренадерского полка и 1-й батальон – 1-го егерского полка) сумели прорваться, сохранив строй, а из остальных спаслись лишь отдельные группы.

Описанию Манфреда исследование Соколова и ранее упомянутая мною работа Эдит Саундерс «Сто дней Наполеона» не противоречит, но что делает с ним Черняховский? Он жульнически заменяет в цитируемом тексте «старая гвардия», на просто «гвардия», и добавляет туда «не отступая» и «сквозь центр английской армии». В результате героическое отступление Старой гвардии, превращается в победоносное наступление всей гвардии, которая прорывается через центр неприятеля! Ну, а цель этого кривляния, в обосновании финального бреда: «Просто этих солдат, 20 лет громивших все армии Европы, в принципе нельзя было разбить на поле боя. Дело не в том, что они были солдатами Великой армии, а в том, что они были солдатами Великой Революции».

В воспаленных мозгах марксистско-ленинских философов «солдат Великой Революции» победить в принципе нельзя, но в нашей реальности их, как видите, побеждали. Так же как и других солдат Великой Французской революции неоднократно побеждал помещик Александр Суворов и его набранная из крепостных армия… Неудивительно, что выслушивая подобные советы, Путин и сам все чаще порет феерическую чушь в области истории.

 
Статья прочитана 555 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173