Юрий Нерсесов: Голландский блицкриг Бенкендорфа

Возглавив российскую политическую полицию, Особый жандармский корпус, генерал от кавалерии Александр Бенкендорф обеспечил себе дурную репутацию едва ли не у всех российских историков, писателей и кинематографистов. Хотя никаких реальных зверств за бенкендорфовскими жандармами не числилось и, хотя ряд участников восстания декабристов впоследствии благодарили его за доброе отношение, творческая интеллигенция недолюбливает Александра Христофоровича до сих пор. Ведущими историками Российской империи его воинские заслуги замалчивались. В Советском Союзе о Бенкендорфе говорили исключительно как о мучителе Пушкина, едва ли не лично направившем на него пистолет Дантеса. Наконец в наши демократические времена телезрителей порадовали сериалом «Сатисфакция», в котором шеф «голубых мундиров» вообще не служил в армии, а только вгоняет в гроб благородных русских аристократов интригами и пытками.

Кинохалтурщики упустили замечательный материал: реальный боевой путь Бенкендорфа и сейчас читается, как приключенческий роман. Первое воинское звание — прапорщика — Саша получил в 16 лет. В 1803 году отправился добровольцем служить на Кавказ, где вскоре началась война с Персией. Отличившись при взятии Гянджи, был награжден орденами Святой Анны и Святого Владимира IV степени.

Получил Анну II степени за участие в кровопролитнейшей битве при Прейсиш-Эйлау, где русская армия смогла отбить атаку самого Наполеона. Почти сразу же после мира с Францией — отъезд на турецкую войну и Георгий IV степени за атаку во главе Чугуевского уланского полка под Рущуком.

После ее окончания — снова война с Наполеоном, где имя командира партизанского отряда Бенкендорфа звучит не менее славно, чем имена Давыдова, Сеславина и Фигнера, захват почти 17 с лишним тысяч пленных, включая трех генералов, и 30 орудий.

За эти подвиги, а также сражения под Велижем, Темпльбергом, Лейпцигом, Люнебургом, Краоном и Лаоном, с последующим стремительным рейдом по Голландии, Бельгии и Франции, молодой офицер награжден российскими орденами Святой Анны I степени и Святого Георгия III степени, прусскими орденами Черного и Красного орлов и австрийским — Святого Стефана.

За голландскую кампанию российский император, король Нидерландов и британский принц-регент вручили генералмайору Бенкендорфу золотые шпаги за храбрость, а между боями и любовными похождениями он успел выполнить несколько деликатных поручений в Париже и сформировать на острове Корфу отряды албанских, греческих и черногорских добровольцев для высадки в Италии… Описанное в переизданных в 2001 году издательством «Языки славянской культуры» «Записках» Бенкендорфа освобождение Голландии стало вершиной его военной и дипломатической деятельности. Опередив готовящиеся к высадке британские войска и вручив голландскую корону изгнанному французами принцу Виллему Оранскому, Россия приобретала важного союзника в центре Европы. Союз предполагалось скрепить браком сына Виллема с младшей сестрой российского императора Александра I, великой княгиней Анной Павловной (руки которой неудачно добивался сам Наполеон).

Этот союз гарантировался как заинтересованностью Нидерландов в торгово-экономическом сотрудничестве, так и отсутствием поводов для конфликтов между обоими государствами. Петербург не угрожал вторжением, подобно Парижу, и, в отличие от Лондона, не претендовал на голландские колонии.

Освобождение Голландии готовилось в глубокой тайне от союзников и, прежде всего, от англичан, которые стремились высадиться здесь первыми. Официально Бенкендорф получил приказ овладеть крепостью Девентер и, закрепившись на реке Изель, вместе с прусским корпусом генерала Фридриха Бюлова прикрыть с севера главные силы союзной армии, готовящейся к вторжению во Францию. Никто не мог предположить, что русский отряд осмелится двинуться вглубь Нидерландов. В распоряжении его командира имелись лишь два батальона Тульского пехотного полка, Павлоградский гусарский полк, 2-й егерский батальон и 5 казачьих полков — всего 4819 человек с 10 пушками, которым противостояли вчетверо большие силы противника, располагающие сотнями орудий в многочисленных крепостях и прикрытые реками и каналами. Дополнительно безопасность нидерландских провинций обеспечивали прикрывающий их с моря флот и дамбы, открыв которые обороняющиеся могли легко затопить территорию, занятую противником.

Опыт предыдущих голландских кампаний показывал, что Наполеону нечего опасаться. Попытки англичан отбить Голландию в 1799 году (вместе с русским вспомогательным корпусом) и 1809 году (самостоятельно) бесславно провалились.

Но будущий верховный жандарм считал иначе. Планируя операцию, Бенкендорф сделал ставку на неожиданность, подвижность своего отряда и антифранцузские настроения голландцев, многие из которых были готовы восстать против оккупантов при первой же возможности. Дело в том, что превращение Нидерландов во французского вассала привело к запрету на торговые отношения с Англией и втягивание в войну против нее. В ответ англичане захватили Капскую колонию, Суринам и другие заокеанские владения Нидерландов. Война опустошила карманы голландских купцов и ремесленников, а 9 июля 1810 года Наполеон лишил их родину даже тени независимости. Убедившись, что его младший брат Луи, поставленный во главе страны, сквозь пальцы смотрит на контрабандную торговлю, император ликвидировал Голландское королевство и присоединил его к Франции.

Потеря сначала бизнеса, а потом и остатков независимости сделала Наполеона злейшим врагом голландцев, а огромные потери в русском походе и последующих боях подорвали боеспособность голландских контингентов императорской армии.

Опытному разведчику и партизану не составило труда оценить ситуацию, и он еще до начала операции договорился о взаимодействии со сторонниками принца Оранского.

Операция началась 2 ноября 1813 года.

После демонстративной атаки на Девентер Бенкендорф обошел крепость и тремя колоннами двинулся вглубь Нидерландов. Стремительные гусарские эскадроны и казачьи сотни громили вражеские отряды, перерезали коммуникации, захватывали обозы и, появляясь в нескольких местах сразу, создали впечатление вторжения огромной армии. Не представляя, где наносится главный удар, противник был полностью дезорганизован, предвосхитив судьбу голландских дивизий, парализованных рейдами немецких танков и парашютистов в мае 1940 года.

Тем временем две сотни казаков во главе с майором Марклаем проскочили в столицу Голландии Амстердам, подняв горожан на восстание против оккупантов. Одновременно русская пехота погрузилась на мелкие рыболовные и торговые суда и, пока французы ожидали ее на суше, высадилась в амстердамском порту. Наполеоновская флотилия бездействовала, экипажи ее кораблей наполовину состояли из голландцев, и командовал ими голландский адмирал Вергюэль. После тайных переговоров с русским командованием Вергюэль не только не помешал десанту, но и сдал важную крепость Гельдерн. Вслед за ней капитулировали прикрывающие Амстердам с суши крепости Гальвиг и Мюнден. Появление русского десанта на улицах столицы деморализовало их гарнизоны.

По неполным данным, французы потеряли только пленными около 2000 человек и до 200 орудий. В руки русских войск и голландских повстанцев перешли Роттердам, Гаага и почти все прочие крупные города страны, кроме Антверпена, куда командующий наполеоновскими войсками в Нидерландах Жан Жозеф Молитор стянул основные силы своей армии. У него по-прежнему был огромный перевес, но и к Бенкендорфу присоединился прусский корпус Бюлова, взявший штурмом крепость Арнгейм, а 30 ноября в порту Схевенинген торжественно высадился принц Виллем, которого немедленно провозгласили главой государства.

Взбешенный потерей Нидерландов Наполеон отдал приказ выбить оттуда русский отряд. На помощь Молитору подошла усиленная кавалерией и артиллерией дивизия Молодой гвардии во главе с опытнейшим генералом Франсуа Роге — 7 тысяч солдат с 30 пушками. Годом раньше именно под командованием Роге голландские части понесли огромные потери в битве под Красным, а теперь ему предстояло выбить передовой отряд русских из расположенной вблизи южной границы Нидерландов крепости Бреда. Во время Тридцатилетней войны одному из крупнейших полководцев Испании Амброзио Спиноле лишь после десятимесячной осады удалось добиться сдачи Бреды — это увековечил в одноименной картине прославленный художник Диего Веласкес, — но Роге не сомневался в успехе. Старая крепость была давно разоружена, а захвативший ее русский передовой отряд насчитывал меньше тысячи солдат с 4 орудиями. Битва за Бреду длилась с 7 по 10 декабря.

Не имея свободных русских войск, Бенкендорф сумел направить на помощь авангарду батальон голландских повстанцев, прусский кавалерийский полк майора Петера фон Коломба, отряд добровольцев из числа освобожденных английских пленных и 8 трофейных пушек. Интернациональный гарнизон отбил все атаки, и наполеоновские гвардейцы отступили.

Бенкендорф освободил Нидерланды за 40 дней, потеряв всего 460 человек убитыми и ранеными. Французы смогли удержать лишь несколько крепостей, с которыми, после присоединения русского отряда к главным силам союзной армии, должен был разделаться высадившийся в Нидерландах британский экспедиционный корпус генерала Томаса Грэхема.

Но гордых островитян ждал обидный конфуз.

Сильно укрепленный Антверпен Грэхем так и не решился атаковать, и город сдался лишь после капитуляции Франции.

Продержалась до окончания войны и маленькая крепость Берген-оп-Зом. Значительную часть его гарнизона составляли французские таможенники — как правило, бывалые солдаты, по суровости сравнимые лишь с Верещагиным из «Белого солнца пустыни», но, в отличие от него, мзду бравшие и отдавать ее жадным англичанам не собиравшиеся. Штурм 8 марта 1814 года завершился сокрушительным разгромом: из 3950 участвовавших в нем британских солдат свыше тысячи погибло, 2077 попало в плен, а остальные разбежались, побросав оружие.

Позорный провал под Берген-оп-Зомом не способствовал росту авторитета англичан, и получивший из русских рук корону Нидерландов (включавших, кроме нынешней Голландии, Бельгию и Люксембург) Виллем I ориентировался на освободителей своей страны. Наследник престола, будущий король Виллем II женился на Анне Павловне, торжественную оду на их свадьбу написал совсем молодой, но уже приобретающий популярность Пушкин. Нидерланды предоставили России крупные займы и стали одним из ее важнейших торговых партнеров. Подобный курс вызвал неудовольствие Лондона и Парижа, имевших к Нидерландам свои претензии. Великобритания конкурировала с ними в морской торговле, а Франция была заинтересована иметь у своих границ несколько мелких государств, а не одно большое, да еще и пророссийски настроенное. Потому совсем неудивительно, что начавшееся в 1830 году выступление бельгийцев против власти Оранского дома было поддержано французскими войсками.

Николай I, узнав о бельгийской революции, был готов двинуть на помощь Виллему I 60-тысячную армию, но англофранцузское противодействие и начавшееся восстание в Польше сорвали его планы. Бельгия отделилась от Нидерландов, а в 1848 году Виллем II был вынужден дать стране новую конституцию, превратившую монарха в декоративную фигуру.

Но это случилось уже в другую эпоху, а в истории наполеоновских войн операции отряда Бенкендорфа стали блестящим примером сочетания средств войны и тайной дипломатии ради достижения больших успехов малой кровью.

 
Статья прочитана 595 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173