Елена Чудинова: Закон Василисы

На днях, на ток-шоу, посвященному общественному требованию ввода визового режима со странами Средней Азии, уже прозванному «Законом Василисы Галицыной», я не сумела добиться от моих оппонентов ответа на один достаточно простой вопрос. Вы все время утверждаете, что без ввоза среднеазиатов остановится наша экономика, сказала я. Изверг, растерзавший маленькую Василису, работал, как мы узнали, рекламным агентом. К какой категории «незаменимых тружеников» я должна его приравнять: к дворникам или к физикам-ядерщикам? Рекламный агент – это низкооплачиваемая тяжелая работа, на которую «не желают идти русские»? Или же рекламный агент – это сверхсложная редкая профессия, ради которой естественно и нормально «ввозить мозги»?

Нас обманывают, обманывают довольно нагло. Я давно уже наблюдаю, к примеру, захват бизнеса с маршрутными такси. Соотечественника в них за рулем – не увидишь. А наши «бомбилы» между тем жалуются, что выживать все сложнее. Многие из них с удовольствием пересели бы на маршрутки. Оно и стабильнее, и прибыльнее, не говоря уже о таком факторе, как износ собственного автомобиля. Да кто ж их позовет? Кто им позволит?

По весне я любуюсь на явление, блестяще описанное Д.Завольским в статье «Шайтан-косилка»: на бессмысленную и вредную для городской экологии стрижку среднеазиатами травы в наших дворах.

Большая часть работ для мигрантов просто придумывается, берется с потолка.

Миллионы людей из Средней Азии ввозятся в страну просто так. Без малейшей на то необходимости. Они могут при этом быть наркоманами и наркоторговцами, они могут обладать букетами неведомых нам диковинных заболеваний. Это никем не проверяется и никого не тревожит. Такова реальность, лишний раз подтвержденная страшным делом Василисы Галициной.

Разговоры о том, что труд штрейкбрехеров никогда не решал экономических проблем, о том, что единичные граждане строители наживаются, а основное население страдает при этом от увеличения преступности – это наше прекрасное вчера. Часть мигрантов, действительно, во всяческий ущерб нам продолжает обогащать строителей. Но часть (сколь большая?) не имеет даже этого зыбкого обоснования для своего присутствия.

Смерть девочки порождает и другие вопросы. К примеру – чем, собственно, занята сейчас узбекская диаспора? Рвет ли она рубаху на груди, кричит ли о том, что изверг «не имеет ни национальности, ни религии»? Да как-то не особенно, один раз что-то невнятно бормотнула в Татарстане. А еще лет пять назад – крик бы стоял невообразимый. Теперь их уже, спасибо властям за миграционную политику, слишком много, чтобы тратить время на крокодиловы слезы. Дворник в Москве сломал челюсть мальчику – за брошенный снежок. Понимаем мы или нет, что пять лет назад дворник поаккуратнее обращался бы с лопатой? Они чувствуют себя силой. И дворника отмазали – ему повезло. Убийце и маньяку не повезло, отмазывать маньяка уж слишком накладно – пока. Подождите, я, кажется, сказала, маньяка?

Наши психиатры длят высоконаучные споры, излечима ли в принципе педофилия? Но все они, вне сомнения, сходятся на том, что педофилия является отклонением от нормы, патологией. Но это в нашем мире, мире христианского генезиса.

Не столь давно интернет обошла очередная история об арабской девочке, умершей от травм и кровопотери в законную брачную ночь. Никто, конечно, не понес наказания. Тоже недавно я смотрела через интернет телепередачу, в которой малолетняя арабская «жена» при поддержке правозащитницы требовала развода. В Узбекистане интернета поменьше – к несчастью для маленьких «жен». Есть на свете места, где педофилия является просто «вариантом нормы». На беду нашему населению изрядная часть населения этих мест переселяется в Россию. И ведь коль скоро наш нормативный код не совпадает, заезжие педофилы просто-таки вынуждены убивать, расчленять и прятать тела жертв. Пока еще вынуждены прятать.

У меня никаких сомнений, что этого самого Ташбаева экспертиза признает вменяемым. Он просто вел себя так, как ведут себя оккупанты во время захвата городов.

Что из того, что характер ведения захватнической войны изменился, мутировал под условия XXI века? Война идет, на территорию страны ежегодно вторгаются миллионы враждебных иноверцев. Без штурмов и осад – предатели сами отворяют им городские ворота. Василиса – маленькая жертва этой войны. Если закон о визовом режиме не пройдет – то жертва никак не последняя. То есть – не последняя она в любом случае, даже если закон будет принят завтра, а послезавтра начнутся массовые депортации. Это также надлежит осознать. Вопрос о том, будут ли жертвы – это тоже наше прекрасное вчера. Наше сегодня – как много их будет?

Еще одна ложь разоблачает себя сама. Сколько раз мы слышали «падает демография, надо больше рожать»? Нарожаете, мол, побольше, так и узбеков не повезем. Семья Галицыных – многодетная. В ней было семеро детей. Теперь – шестеро. Никому на самом деле не интересно, чтобы русские, в той реальности, что создается ныне, рожали много. В случае чего – их сами условия бытия немножко «сократят».

Принятие «закона Василисы Галициной» – требование национальной безопасности. Мы должны, мы обязаны сделать все, чтобы он был принят.

 
Статья прочитана 991 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Комментарии к записи "Елена Чудинова: Закон Василисы"

Посмотреть последние комментарии
  1. Мы просто обязаны принять против мигрантов,даже еще более жесткие законы,чем закон о миграции.

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173