Россиянам нет равных: “Секс на пляже” ведрами и ужин за 7 тыс. евро

Корреспондент Paris Match Роз-Лор Бендавид посетила пляж Никки-Бич в Пампелоне – “русский анклав вокруг зеленоватого бассейна”. “Здесь не нужны переводчики. Здесь не говорят, здесь считают. Вернее, не считают”,- пишет журналистка. На Никки-Бич в моде “Секс на пляже”, утверждает журналистка: в ответ на каждый заказ, сделанный царствующими здесь 40-летними россиянами, официанты ведрами несут коктейль слишком белокурым или слишком черноволосым дамам, безостановочно поглощающим его на солнцепеке.

“Они внимательно рассматривают меня. Наконец Антон – здоровенный амбал ростом 1,92, лысый, бритый и накачанный – решается высказать то, что у всех на уме: “У тебя что, денег нет?” Я не знаю, что ответить. Он продолжает: “Почему ты не на каблуках? Тебе не на что их купить?” Я отвечаю, что не ношу каблуки, когда хожу по песку. Не понимаю почему, но этот ответ вызывает взрыв хохота. Он обнимает меня и представляет своей компании. Я всех очень развеселила. Самый молодой из них, Даниил, бегло говорящий по-французски, называет меня “босоножкой”. Следует настоящий допрос, из которого меня больше всего поражает вопрос: “Почему ты не красишься в блондинку?” – рассказывает журналистка. – Эти люди не производят впечатление чрезвычайно занятых, однако они постоянно просят официанта поторопиться, то есть выполнять их заказы в первую очередь, – и официанты любезны как никогда. А все дело в том, что каждый раз им в руку вкладывают банкноту в 200 евро”.

Антон рассказывает журналистке свою историю: он родился в Москве, рос без копейки, зато теперь три его сестры и два брата живут “как принцы”. Он сделал состояние на дорожном строительстве. Правда, из-за кризиса пришлось затянуть ремень, говорит он: “Раньше мы ездили целой делегацией, мы могли оставлять огромные чаевые. Благодаря этому о нас помнят”. У Антона один бог – деньги, и каждое лето он совершает паломничество к Средиземному морю, следуя одним и тем же маршрутом: арендуя 60-метровую яхту, он со своей компанией держит курс на Сардинию, потом на Сен-Тропе, а затем на Ибицу или в Грецию, и там они “зажигают”. Он рассказывает журналистке, что вчера оставил в одном ночном клубе 110 тыс. евро, а затем велит, чтобы она упомянула вдвое меньше, так как “Владимир Путин попросил сограждан вести себя скромнее при посещении Франции”. “Но это всего на год, – утешает Антон. – А так мы делаем что хотим”. Заплатив 7350 евро в баре и 2700 евро за обед, в 23:00 компания встречается за ужином в ресторане. С ними – три женщины, с которыми они познакомились полчаса назад. Одна из них уже гордо размахивает сумочкой из черной крокодиловой кожи от Hermès, которую “Тонтон” – она не в состоянии запомнить имя Антон – купил ей за “3100 евро, это два месяца работы, обычно их надо заказывать за пять месяцев!”

“Ему не нравятся мои каблуки. Он считает, что они безвкусны, потому что подошва не красная. В этом сезоне русские предпочитают красный цвет от Кристиана Лубутена. В обуви они видят не ступни и даже не ноги, а только цену. К тому же эти господа ведут себя так, будто женщин просто нет рядом, до тех пор, пока “Тонтон” не вспоминает, что после ужина здесь принято танцевать на столе. Тогда Антон подает знак телохранителям, и они водружают девушек на стол”. Заплатив за ужин “от 4 до 7 тысяч евро”, компания отправляется в клуб Caves du Roy. “Сюда приходят не пить или развлекаться, а защищать престиж своей страны, угощая всех присутствующих шампанским, – пишет издание. – Сегодня дела у России плохи: ее серьезно опережает Малайзия. К 2:30 ночи становится ясно: Малайзия обошла Бразилию и Дубай, истратив за несколько часов 450 тысяч евро. В прошлом году они уже играли в “кто больше потратит” с Пэрис Хилтон, и вырвали победу, подарив ей 9-литровую бутылку Perrier-Jouët Belle Epoque 1999 за 100 тысяч евро. Но в этом году на биржах обвал, рейтинг США снижен, и никто пока не заказал эту бутылку. Но в клубе не отчаиваются. Обычно такие покупки совершают в августе”.

Расстроенные россияне покидают казино, округлив счет в 87 тысяч евро до 90 тысяч. Они мрачно прощаются, как герои вестернов, будто говоря: “Я вернусь”. Садясь в машину, Антон обещает по возвращении устроить шопинг. “Война продолжается”, – резюмирует Роз-Лор Бендави.

 
Статья прочитана 1131 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173