Сергей Жаворонков: Зимние цветы интернет-демократии

То, чего так долго боялась трибуна протестных митингов и на что так надеялась власть, свершилось: народ ходить на митинги перестал. Можно говорить что угодно: что 15 декабря на Лубянке была не тысяча человек, а пять, что был мороз, что акция была несанкционированной, но факт остается фактом – от былой численности протестных акций не осталось и воспоминаний, которые еще приходили в голову на сентябрьском митинге. Численность этого митинга, очевидно, из другой эпохи – до декабря 2011 года. Пусть даже было пять – ну и что, такие митинги проводились и в 2007, и в 2011 году. Пусть был мороз – но лютый мороз не помешал второму по численности после митинга 24 декабря на проспекте Сахарова шествию и митингу 4 февраля (да и 24 декабря, скажем прямо, была сильно минусовая температура).

Что касается несанкционированной акции, то это был, очевидно, выбор организаторов. Будем честны – в нашей стране при авторитарном режиме, естественно, никто не предложит для протестного митинга Васильевский спуск. Не надо внутри себя, в оппозиционной аудитории, рассказывать про статью 31 Конституции России, про нелегитимный режим, про мораль, про горящее сердце в груди и прочую лабуду. Власти предложили организаторам вполне нормальное место – тот же проспект Сахарова, с которого все начиналось. Бывало, что оппозиционеров загоняли в Люблино, как организаторов Русского марша, а бывало – как им же в 2008-м году, отказывали в каком-либо митинге где угодно (кстати, сравните численность того несанкционированного РМ с акцией 15 декабря 2012 г.). Да, когда численности заведомо мало, нет денег, нет медийных ресурсов, можно обсуждать идеи из серии «Стратегия-31», превратившуюся в своего рода юридический флеш-моб, не впечатляющий численностью, но болезненный для властей на правозащитном и международном фронте по нелепости причин в многолетнем отказе акции.

Ну можно, конечно, поступить как сайт «grani.ru», и просто написать что было 10 тысяч человек. Можно написать что было и 20. Можно объяснять, что численность вообще не важна – такие комментарии уже звучат из уст всякой богемы. Однако они уже никого не обманут.

Однако, нынешняя статья немного о другом. Она не о плюсах и минусах санкционированных и несанкционированных акций. Она о явлении, ставшем формальной причиной того, что организаторы отказались от предложений мэрии. Были, конечно, не только они, но поверим организаторам для простоты на слово, тем более, что многие из них сами честно верили в то, что делали, а другие были связаны коалиционными обязательствами перед своими коллегами из «КС оппозиции» и были вынуждены подчиниться мнению большинства КС. Формальные причины, эти, как известно, состояли в том, что 80% из проголосовавших на сайте «democratia.2.ru» почти 12 тысяч зарегистрированных интернет-пользователей сайта – т.е. тех, кто, напомним, проходил сложные процедуры с верификацией, фотографиями с паспортом и т.п., это не какие-то простые боты – если владельцы сайта нас не обманывают, проголосовали за то, чтобы настаивать на проведении акции.

Таким образом, более 9 тысяч человек в этот день должно было выйти на площади Москвы. У каждого из них, кроме того, есть друзья, знакомые. Есть, кроме того, незарегистрированная в интернете аудитория «Эха Москвы» и «Дождя», члены различных оппозиционных организаций. И где же эта гвардия? Давайте говорить откровенно – итоги этого голосования, которым нам предлагали молиться как гласу народному, бред и позор. Бред и позор не маленькая численность сама по себе, ее-то можно объяснить массой объективных и субъективных причин, а вот то, что какие-то – весьма многочисленные – клоуны с большим удовольствием проголосовали в Интернете за несанкционированную акцию, формат которой, было понятно ежу, снижает численность, а сами на эту акцию не пришли. Полюбуйтесь, интернет-демократы. Это ваш Vox Populi.

Ах да, кто-то заболел, кто-то в командировке, а кто-то вообще постоянно живет в Нью-Йорке. Так какого же черта вы голосовали за несанкционированную акцию, если сами идти на нее не собирались?

Вся эта петрушка с голосованием обнажила очевидную проблему, с которой сейчас столкнулась вся оппозиция – независимо от идеологического фланга, организации и прочим. В российской политике оказались утрачены минимальные представления о личной порядочности и обязательности. Обычно, когда пишут об этом, пишут о продажных вождях, закулисных сговорах и так далее. А вот дело, оказывается, не столько в этом.

Если на собрании оппозиционной организации – не подпольной! – подчеркиваю, собрать кворум является тяжелейшей проблемой, если можно без всяких проблем записываться, к примеру, в наблюдатели, а потом не приходить на участок, если можно голосовать в Интернете за несанкционированный митинг, а потом на него не приходить, если можно, будучи оппозиционером, ездить на шикарном джипе и ни копейки не тратить на оппозиционную деятельность, если наконец можно, считая себя «активистом», заниматься только и исключительно бессмысленной кухонной болтовней о плохом Путине (от того, что эта болтовня звучит часто не на кухне, а на собрании партии или митинге, ничего не меняется), значит, что-то у нас не так с оппозиционерами. И не с вождями только. Один печально известный «десантник», к примеру, перед 6 мая всех призывал к несанкционированной акции и обещал, что ее выйдут защищать десятки тысяч ветеранов ВДВ (!) – но, впрочем, не пришел никто, включая самого вруна. И ничего – не застрелился по-офицерски, по-прежнему рукопожатен, тусуется со всеми.

Навальный и другие долго нам втолковывали, что, мол, все проблемы в том, что нет настоящей интернет-демократии, а вследствие этого нет способа определить настоящего лидера и выяснить какие решения поддерживает большинство, пропитаться к ним чувством глубокого человеческого доверия и резко возбудиться в их поддержку. Партии фальшивые, численность нарисованная, настоящих выборов в стране по разным причинам (недопуск кандидатов, неравные условия кампании или подсчета голосов), нет, а люди их очень хотят: и вот только когда они честно кого-то изберут, они будут готовы нести обязательства перед такой структурой (лидерами) и им подчиняться. Да, все это вроде так. И люди, которые разделяют эти взгляды, тоже есть – думаю, у каждого оппозиционера есть знакомые близких к нему взглядов, которые не готовы вступать в определенную партию, но готовы «делать как все» – если все решили идти на митинг, то тоже идти, если все решили голосовать против «Единой России» – тоже голосовать против, если все решили скинуться на антикоррупционный проект Навального или кошелек Романовой по организации митинга – то тоже скинуться.

И я абсолютно уверен, что в выборах КС на сайте «democratia2.ru» проголосовало несколько десятков тысяч живых людей – сколько точно, уточнять не буду, не об этом статья. Но вот выбрали «интернет-демократию» и стали голосовать – уже не только за лидеров, но и за форматы акций (санкционированная или несанкционированная), и что? Или, как нам говорят, надо пробовать? Ну вот проголосовали раз, через годик или через месяц еще разок – так и победим, в отдаленном светлом будущем однажды изберем честных лидеров и придумаем формат многочисленной акции.

Нет, тут что-то не сходится. Ну вот не может доброе дерево давать такие плоды.

Да, многие готовы – и в этом для человека не особенно политизированного, есть смысл, так и возникают многие массовые движения, «делать как все». И еще будут готовы. Только им предложили делать не то. И народ проголосовал ногами. Или, если угодно, клавиатурой.

Так в чем же дело? Дело, конечно, не в Интернете. Интернет – это всего лишь инструмент, а не философский камень, превращающий металл в золото, и делающий из ниоткуда массовые митинги. Интернет – это как вилка и ложка, ими удобно есть, но если вы не заработали себе на обед, наличие вилки и ложки проблему еды не решит. Интернет не решит и объективных сложностей оппозиции. Таких как недостаток ресурсов. Вызванный этим дефицит или полное отсутствие на большей части территории России средств доставки. Ведь на телевизор не пускают, а выпуск газеты – самого главного агитационного инструмента в любой избирательной кампании оппозиционных кандидатов, поспрашивайте любого, кто имеет успешный опыт участия в выборах, стоит денег. Да любой стикер, листовка, плакат про хомяков чего-то да стоит. Раздробленность, атомизация общества (раздробленность оппозиции – это следствие раздробленности общества, а не наоборот). И самое главное, отсутствие политического лидерства. Интернет-выборы были бы прекрасны, если бы по их итогам все договорились, ну для простоты, подчиняться выбранному на них единоличному лидеру. Сейчас пока еще Навальному, впрочем, его отрыв от ближайших преследователей по рейтингу КС, мягко говоря, не велик, а многие потенциальные кандидаты не стали участвовать в выборах и агитировать своих сторонников именно потому, что на них выбирался КС из 45 человек с непонятными полномочиями, по тем же причинам многие не стали голосовать – ну не случайно явка на губернаторских или президентских выборах выше, чем на выборах законодательной ветви власти федерального или регионального уровня.

Спрос на политическое лидерство огромен. Об этом делают забавные оговорки даже всевозможные фантазеры о «горизонтальных безлидерных структурах», которые вдруг, призывают себе в помощь в своих конструкциях Махатму Ганди или Мартина Лютера Кинга – ярких политических лидеров. К этому апеллируют те, кто не хочет голосовать или голосует по принципу меньшего зла. Об этом знает любой, собиравший подписи или ходивший от двери к двери на выборах: спрашивают, а кто кандидат, хороший ли человек, не кинет ли, чем агитатор может это доказать. Кстати, в том числе именно поэтому у Путина на президентских выборах значительно выросло количество реальных сторонников – одно дело голосовать из духа противоречия против «Единой России», а другое дело реально себе представить президентом Зюганова или Жириновского.

И дело тут не в рабской сущности фашистского русского народа, который ждет фюрера. Русский народ как раз вполне рационален и понимает, к примеру, что государственное управление это вещь, которую доверить можно не каждому, что там нужны навыки. А если сделать над собой еще одно усилие, то выявится главный секрет, о котором в порыве справедливого гнева большинство оппозиционеров забыли. А именно, что не только для государственного управления, а вообще для политики нужны специальные знания. Совершенство в них оттачивается годами: кто-то читает умные книжки в университете (и это не самое лучшее, учитывая что мировой опыт или российская история имеют много расхождений с реальностью после декабря 2011 г.), а кто-то в практической политической работе: в партии, движении, газете, в офисе депутата или штабе кандидата. Никто не отказывает почтенному ученому Гельфанду в праве иметь свое мнение о лучшем кандидате в Президенты или в КС, оно наверняка будет многим интересно, но то, что Гельфанд может и должен определять место проведения массовой акции в Москве, это то же самое, как Навальный будет определять статистику последовательностей ДНК. Если вы не специалист в политике, и при этом не придурок, то вы не должны сами определять голосованием в Интернете, сколько к нему и каких именно плакатов напечатать и на какой площади его проводить. Кстати говоря, с митингом 15 декабря вышла чудовищная безвкусица – политическая акция почему-то состоялась в месте, имеющем вполне определенную и трагическую историю. Там, вокруг Соловецкого камня, водили хороводы, приплясывали, бегали с разноцветными шариками, а потом догадались их положить вместе с цветами на камень. Не специалист, даже, увы, не должен определять, кто должен выступать на митинге (! – да, да, этого очень хочется, но как раз самые успешные митинги – с широкой палитрой ораторов, а значит надо искать нужный набор авторитетных для разных идейных, а то и профессиональных сред людей, а не выбрать только «своих» или тем более набрать какой-то богемный сброд только потому, что про них ты слышал, а про лидеров левых, либералов или националистов нет, их в МК и глянцевых журналах не печатают). И уже тем более, брать Кремль штурмом или не брать – такие решения должны приниматься на месте, а кем – см. выше, лидером.

Да, никто не требует быть «винтиком системы» – во-первых, партий и организаций много, можно выбрать любую по вкусу. Во-вторых, акций тоже проводится много, если что-то не нравится, можно не участвовать. В-третьих, люди, бывает, меняют вероисповедание, а уж лидера-то, если он не справился, поменять можно тем более. Вышел из одной партии и вступил в другую, делов-то. Только не надо бредить про волшебную нигде в мире не виданную конструкцию, где все решения голосуют в Интернете.

А вот есть одна проблема, которую интернет не только может волшебным образом решить, но и усугубляет и масштабирует: это проблема сумасшедших, фриков – но не только. И проблему безответственных, бессовестных людей, вроде тех, кто голосует за несанкционированные акции, а потом на них не идет. В Интернете не надо отвечать за свои слова даже перед самым небольшим кругом друзей или соратников. А уж тем более – перед всеми. Там никто не проверит, перевел ли деньги на кошелек Романовой, поклеил ли хоть одну листовку, позвонил ли знакомым и вообще, был ли на митинге. Там можно смело бить клавиатуру, и писать про то, какой Путин плохой, а ты хороший. И это многими успешно делается – не в дополнение к реальной политической работе, а вместо нее. Ведь в сутках всего 24 часа, надо есть и спать, а многим еще и зарабатывать себе на жизнь, или, наоборот, отдыхать. Если много сражаться в интернет-сообществах, то какое тут время на подготовку к митингам. Есть отлично пофамильно известные смешные «интернет-бойцы», которых никто нигде не видел, а если видел, то пять лет назад. Но явление это глубже. Те, кто заглядывал в многочисленные оппозиционные интернет-сообщества, которые как грибы после дождя стали возникать в декабре 2011 года, поразится, как много всякого бреда там писалось. И ладно бы это были обычные споры о лидерах, о стратегии и тактике. Просто какая-то графомания. Обсуждается, к примеру, митинг. Ну например, 24 декабря 2011 года, когда казалось, что вот-вот, режим рухнет. Что обсуждал бы разумный человек: организационные вопросы, как помочь. Может быть, тактические – что надо, что не надо, где нас побьют, а где мы побьем. Может быть, личностные: кого, к примеру, выдвигать в Президенты, за кого голосовать. Но вот колоссальное количество народу вдруг начинает писать там всякую лирику. Один пишет: «Я свободный человек, потому надо идти на митинг». Другой отвечает: «Долой Путина». Третий продолжает: «У Путина нет шансов». Четвертый: «Режим достал!». Пятая какие-то свои стихи пишет на вольную тему. И так часами, сотни комментариев. Этим «почтенным» людям не приходило в голову, что лучше все то же самое было бы написать или напечатать на бумаге и раскидать хотя бы в почтовом ящике в своем подъезде. Раньше, в период политической апатии, мне казалось, что таким образом в оппозиционных сообществах гадят только фрики, сумасшедшие да специальные провокаторы. Но этих людей слишком много. Частью это обычные люди, просто дезориентированные, занявшиеся вместо дела хомячьим бегом в колесе. Частью – бессмысленная публика, ушедшая в виртуальную реальность от реальной, нашедшая новое место, где можно дешево и сердито привлечь виртуальное внимание. Ну вроде прыщавых подростков, вместо трудоустройства просиживающих сутки в онлайн-играх, управляя виртуальными героями типа эльфийских принцев. Или сетевых путинцев, которые, начитавшись Николая Старикова, тысячами заседали в интернет-сообществах «Каддафи-жив!», жонглируя недавно выученными словечками типа «Бани-Валид», «Мисурата», «племя каддафа», «боевые туареги» и тому подобными, и ни один не сподобился придти на помощь своему новому кумиру, с которым в итоге-таки рассчитались благодарные соотечественники.

Никакие креативные плакаты, белые ленточки и самоудовлетворение в Интернете режим не сменят. Надо заниматься делом. Вот прямо сейчас, этой осенью, жутко не хватало наблюдателей на выборах. Даже в Подмосковье. Прямо сейчас партиям не хватает членов избирательных комиссий, которые теперь назначаются на пять лет, а времени на это назначение – ближайшие несколько месяцев. Таких комиссий в России под 100 тысяч. Прямо сейчас не хватает денег на агитационную продукцию, да-да, печать обычной газеты на восемь полос – и то, при большом тираже – стоит рубль, чтобы понимать масштабы задачи (а еще лучше помножить ее на количество российских избирателей, оно превышает 100 млн. человек). Прямо сейчас не хватает волонтеров, кто ее будет распространять – причем не надо подвигов, ну вот хотя бы в своем подъезде. Да и вообще в партиях мало народу, для активной работы нужно больше. Нет кандидатов на муниципальных выборах, людям приходится выбирать из разновидностей «Единой России». Не потому, что их не зарегистрировали – они просто не выдвигаются. Прямо сейчас нужны деньги на политзаключенных, не все из них богаты. Этого всего не будет хватать и через год. И в 2016 году, и в 2017 – в следующем избирательном цикле. Верите только в массовые митинги – отлично, ходите на те, какие на ваш взгляд имеют шанс стать таковыми, на все сразу никто не требует. Хотите чего-то особенного, как модно говорить – «силовой вариант»?…Ну так давайте, только он не в интернете живет, этот вариант. Не нравится какое-то конкретное занятие – займитесь тем, что нравится. Не нравится одна организация – найдите другую или создайте собственную.

Хватит интернет-демократии, не позорьтесь. Дорого и невкусно.

 
Статья прочитана 1148 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173