«Демократы» испугались победы русской демократии

На наших изумлённых глазах так называемая (точнее, сама себя так называющая) Демократическая и Либеральная Интеллигенция задалась Вопросом, а что же это будет, если в России вдруг нечаянно победит ДЕМОКРАТИЯ?..

Вертикаль власти чекисткой хунты им казалась незыблемой, и прежде они на эту тему всерьёз никогда даже и не размышляли. А так себе, болтали всякую чепуху. И недавно испугались, что за углом их таки поджидает русская демократия! Как СТАШНО стало жить. С родными им Органами и чекистами как-то привычнее.

Естественно, у них первый вопрос, ПОГРОМЫ БУДУТ?.. Или же учёно формулируя, а что же это получится, если на честных и свободных выборах победят не совсем те (или совсем не те), кого Органы назначили Демократами?

В наших условиях проблема сводится к вопросу, готовы ли так называемые «либералы» и «демократы» отказаться от любимой 282 статьи и дозволить в России свободу мысли и слова. Гражданские права и свободы не только для себя любимых, а безусловно для ВСЕХ граждан.

В 90-е годы – личным телом по преимуществу обитая в чекистских синекурах – «либеральная» интеллигенция любила болтать на тему, что, де, русский народ не готов к свободе. Мол, исконный иждивенец и холуй власти, тысячелетний раб боится дарованной ему воли и сопряженной с ней личной ответственности за свою жизнь. И прочий наглый вздор потомственных советских приживал номенклатурных спецраспределителей, возомнивших себя «либералами».

А теперь-то и открылось, кто на деле боится демократии. Хе-хе. Пытается оправдать свой страх политических и гражданских свобод якобы опасением, что на честных и свободных выборах в России непременно победят какие-нибудь чудовищные нацисты.

У нас усиленно насаждается мнение, что безбрежная демократия чревата каким-нибудь деспотизмом, и поэтому демократию, для её же пользы, следует ограничивать. Ограничивать права и свободы сограждан каждый такой «демократ» предполагает в свою пользу, конечно.

Однако если внимательно вникнуть в исторически примеры, то очевидно, что именно ограничения (имитации) демократии приводят к появлению тоталитарных режимов. Февралисты в 1917 вовсе не были подлинными демократами, а лишь использовали демократически риторику. Напомню, что они не только путём военного заговора свергли монархию, но и разогнали Думу. А вместо нормальных демократических учреждений подсунули стране фиктивные «советы рабочих и пр.». Советскую систему в России установили отнюдь не большевики, но Керенский сотоварищи (собратья). Дальнейшая гражданская война в основном шла уже в этом заданном мартом 17-го года советском формате.

Для Германии 20-30-х также неверно представление, что там шла борьба демократических сил против рвущихся к власти нацистов. Главный внутринемецкий политический конфликт той эпохи – национал-социалисты против коммунистов. Обе стороны отличались авторитарным тоталитаризмом. Причем нацисты тогда обоснованно казались меньшим злом, поскольку коммунисты уже были повинны в массовых человекоубийствах по всему миру, особенно в России.

Закономерно возникает вопрос, как отличить формальное использование демократических механизмов, что ныне практикуется практически повсеместно, от реальной демократии? Критерий достаточно чёткий: безусловное право гражданина на свободу слова и мысли. Это право фундамент гражданского консенсуса. Каждая политическая сила должна отдавать себе отчет, что в случае поражения в борьбе за власть от полной и окончательной гибели её способны уберечь (и дать шанс на возрождение, исторический реванш) только демократические права и свободы.

Естественно, в рамках права на свободу слова и мысли гражданин имеет право и на отрицание этих свобод. На здоровье. Однако те, кто отрицает право на безусловную свободу слова и мысли, политически выводят себя за пределы демократии. Гражданских и демократических прав они не утрачивают, конечно. Просто существует общественное мнение, что эти люди являются противниками демократических прав и свобод своих сограждан, чего сограждане инстинктивно сильно не любят. При демократии такого массового понимания достаточно.

Актуальный пример, небезызвестный «правозащитник» Лев Пономарев. Убеждённый противник гражданских прав и свобод в России. Ритуально оправдывается спекуляциями о «русском фашизме». Заметьте, не кавказского или какого-нибудь исламского, для каковых опасений вроде куда больше фактических оснований. Именно русского. И это понятно, кавказцы и азиаты показали себя политической опорой путинского режима, а русские есть главная сила нефиктивного демократического движения в России. Естественно «правозащитники» от Органов требуют и будут требовать ограничений демократических прав и свобод для русских. Под предлогом угрозы мифического «фашизма», конечно, русского. Ну не чеченского же.

Л. Пономарев: «Я сознательный сторонник сохранения 282-й статьи Уголовного кодекса. Я считаю, что в России существует реальная угроза русского нацизма, фашизма. Это глубоко законспирированное подполье, они готовы стать новыми большевиками и в какой-то момент дестабилизации с оружием в руках прийти к власти. Как показывают исторические примеры, в России это совсем несложно сделать. Совсем небольшая группа людей, готовых стрелять и убивать, идеологически преданных своему делу, может это сделать».

И ныне под демагогическим предлогом борьбы против экстремизма товарищ настаивает на сохранении для чекисткой хунты законных возможностей преследования людей за их убеждения. И этого, мягко формулируя, странного персонажа подсовывают в лидеры движения за гражданские права в России.

Что касается русского национализма и демократии, то тут всё совсем просто. В России русский националист есть естественный, природный демократ. Русское национальное государство по определению государство демократическое. И кстати заметить, исторически любая демократия возникала как национальная и никак иначе.

Центральный тезис русского национализма: русский народ имеет свои национальные интересы и должен стать политической Нацией.

А как же нерусские этнические интересы внутри России? Либо этнически нерусские граждане солидаризируются с русскими национальными интересами, и тогда у них нет гражданских проблем в русском национальном государстве. Либо они национально враждебны русскому народу, и тогда проблемы у них будут. Должны быть. Но ведь это же справедливо, не так ли.

P.S. В рамках жанра азбучных истин добавлю ещё один тривиальный тезис.

Всякий, кто выступает против русского национализма, по существу является противником демократии в России. Это не значит, что демократ непременно обязан быть русским националистом. Хотя национализм широкое основание, допускает весьма обширный спектр политико-идеологических ориентаций. Однако тот, кто заявляет о преступной сущности русского национализма, требует его нелегальности и пр., такой персонаж однозначно враждебен демократии в России.

 
Статья прочитана 1386 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Комментарии к записи "«Демократы» испугались победы русской демократии"

Посмотреть последние комментарии
  1. Вроде бы и не плохо о русской демократии и её основании, но господа теоретики, оглянитесь вокруг, во всём мире либерализм и демократия трещат по швам вместе с их идеологией. Понятно, что автократия порядком достала Россию, да только вот подняться мы пытаемся на уже прогнившую ступеньку. И долго ли мы на ней удержимся? Один гениальный человек – Платон – предлагал очень хорошее решение, которого испугались демократы и объявили утопией. Последние двести лет идее этой посвятили свою жизнь лучшие умы цивилизации, называя её технократией, властью учёных.

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173