Михаил Бойко: Дело Даниила Константинова

В понедельник Мосгорсуд не удовлетворил кассационную жалобу на постановление о продлении Даниилу Константинову срока содержания до 4 июля 2012 года. Секретарь Гражданского союза, лидер «Лиги обороны Москвы» находится в Матросской Тишине с 22 марта. Константинов заявляет о политической подоплеке его дела и связывает арест со своим активным участием в декабрьских протестных акциях оппозиции.

По версии обвинения, 3 декабря – накануне парламентских выборов и в день рождения своей матери – около 20 часов вечера Даниил Константинов беседовал с приятелями у выхода из метро «Улица Академика Янгеля». Затем Константинов якобы зашел в тамбур подземного перехода и из внезапно вспыхнувшей личной неприязни плюнул на куртку незнакомого ему Алексея Темникова. Завязалась драка. На помощь Темникову пришел его друг Алексей Софронов. Константинов, по версии следствия, вытащил Темникова из тамбура подземного перехода на улицу и одним ударом ножа убил его. Нож прошел сквозь куртку, свитер, толстовку, майку, сломал ребро и вошел на глубину 19 см в область сердца Темникова – преступник явно убивал не в первый раз. А в это время предполагаемые сообщники убийцы ранили ножом в руку Алексея Софронова.

Даниил Константинов – выпускник юридического факультета Российского государственного социального университета, окончивший аспирантуру при этом же вузе, сын известного в начале 1990-х политика Ильи Константинова. Знакомые описывают Даниила как непьющего уравновешенного человека, претендующего на роль защитника русского народа. Итак, по версии следствия, страстный защитник русского народа, вместо того чтобы праздновать день рождения своей матери, без всякого мотива убивает случайно подвернувшегося русского парня.

После предполагаемого преступления 28-летний юрист не залег на дно, не спрятался в глубинке, а как ни в чем не бывало продолжил бурную оппозиционную деятельность. Уже через день после убийства, 5 декабря 2011 года, Константинов принял участие в оппозиционном митинге на Чистых прудах. С колонной недовольных граждан совершил прорыв полицейского оцепления и был задержан стражами правопорядка. По словам Константинова, в отделении внутренних дел его пытались склонить к сотрудничеству работники Центра противодействия экстремизму, а после категорического отказа угрожали судебным преследованием («в любом случае посадим»). Далее суд определил Даниилу 5 суток административного ареста. Следующие три с половиной месяца Константинов активно участвовал в оппозиционных акциях. Был секретарем одной из курий Гражданского совета (это координационный орган Гражданского движения, учрежденного участниками митингов «За честные выборы» 10 и 24 декабря 2011 года).

Странно много психологических натяжек. Иррациональность поведения, сверхчеловеческая выдержка и спокойная совесть. Слабо верится…

Интересные метаморфозы происходят с показаниями главного свидетеля. На допросе в ночь преступления Софронов утверждает, что не видел самого убийства, так как был под градом ударов, а «бритоголовый» вытащил Темникова за стеклянные двери тамбура подземного перехода. Нож был в руке сообщника «бритоголового», подоспевшего к тому на помощь. Софронов свидетельствует, что об убийстве Темникова узнал только от сотрудников полиции.

После вторичного опознания, что само по себе противоречит Уголовно-процессуальному кодексу, показания Софронова резко меняются. Теперь он детально описывает сцену убийства и говорит, будто нож был в руках «бритоголового», то есть, по версии следствия, Константинова (он облысел в 19 лет).

Но самое интересное, каким образом следствие вышло на предполагаемого убийцу. В постановлении о проведении обыска в квартире Даниила Константинова содержится следующее обоснование: «Свидетель Феоктистов Д.В. указал на Константинова Д.И. как на руководителя движения «Лига обороны России», занимающегося организацией митингов и пикетов на территории г. Москвы и нанимающего за денежные средства для своей безопасности на проводимых мероприятиях лиц, имеющих опыт в уличных столкновениях».

Очевидно, что свидетельские показания активиста оппозиционной организации «Новая сила» Дмитрия Феоктистова понадобились, чтобы отождествить оппозиционеров, имеющих опыт в уличных столкновениях, с уголовниками, имеющими опыт драк с применением холодного оружия и готовыми на убийство. Но из протокола допроса Феоктистова следует, что он ничего не слышал об убийстве Темникова и говорил о футбольных болельщиках, способных прорвать кордон полиции или ОМОНа. Навыки владения холодным оружием для этого не требуются. Более того, при столкновениях в ходе оппозиционных митингов в последние годы не зафиксировано ни одного случая применения холодного оружия.

Складывается впечатление, что преступление раскрывалось следующим оригинальным образом. Либо изначально искался оппозиционный лидер, на которого можно было бы «повесить» нераскрытое убийство. Либо, что более вероятно, три месяца искалось уголовное преступление, которое можно было бы «повесить» на Даниила Константинова, не угодившего сотрудникам Центра противодействия экстремизму.

Как установлено в ходе молекулярно-генетической экспертизы, на одежде, изъятой в ходе обыска в квартире Константинова, не обнаружено биологических следов ни Темникова, ни Софронова, а на одежде убитого не обнаружено следов слюны Константинова.

И последнее. Судом до сих пор не рассмотрено алиби Константинова, который, по версии защиты, в момент преступления отмечал день рождения матери в ресторане «Дайкон» в присутствии множества свидетелей. То есть находился в 20 км (по прямой) от места убийства.

 
Статья прочитана 1025 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173