Къабарчи Дзакаре: Группа повстанцев в общевойсковом бою

Многочисленные просьбы читателей вновь принуждают браться за перо. Людям хочется чего-нибудь «занимательного и настоящего».

Надо сказать, что мы с Вами, дорогой читатель обзорно ознакомились с различными аспектами революционной и повстанческой организационно-боевой деятельности в объёме даже несколько превышающем потребный обывателю для понимания политических процессов и посильного принятия решений. Дальнейшее раскрытие подробностей в значительной степени бессмысленно. Обывателю больше не нужно, а революционеру и повстанцу странно обучаться по интернету. Как написал по одной частной смежной теме, один весьма разбирающийся в ней человек: «для этого надо просто стать преступником», а не учится по интернету.

Поэтому в данной статье мы в чисто занимательно-познавательных целях ознакомимся с отдельным вопросом повстанческой деятельности, который в силу своей малораспространённости вряд ли может представлять иной интерес кроме развлечения.

Речь пойдёт о ведении повстанцами общевойскового боя. А также всевозможных подводящих упражнениях способствующих успешному применению описанных ранее «Трёх главных упражнений» к этой теме.

Как уже писалось ранее, основная боевая деятельность повстанцев – это фугасы и «военный налог» (неотъемлемое робингудство и прочее установление справедливости – это уже политика и пропаганда). Общевойсковой бой в повстанческой войне может возникать только в том случае, если противостоящие повстанцами силы безопасности крайне слабо подготовлены и организованы, трусливы или политически ограничены сочувствующими повстанцами руководителями государства. Ещё один столь же нечастый случай общевойсковых боевых действий в повстанческой практике – это случай когда обе стороны фактически являются повстанцами. Скажем, гражданская война, в которой одна или большее число сторон используют отдельные вооружения и части бывших правительственных вооружённых сил.

Всё, с чем мы здесь ознакомимся, представляет собой, что называется, «лучшие практики». Одинаково успешно применявшиеся и боевиками Ирландской республиканской армии, крайний раз бывших на тактико-строевых занятиях пять лет назад в скаутской организации, и муджахидами Афганской партии Ислама, только что из тренировочного лагеря оплаченного ЦРУ. «Все счастливые семьи похожи». Хотя иорданские и пакистанские инструкторы (признаваемые лучшими в арабском мире) считают описываемую тактику неким арабским ноу-хау, те, кто видел китайских и северокорейских инструкторов по партизанским действиям считают, что они учат примерно тому же. Скандинавские братья вообще говорят, что это тактика якобы проистекает из немецкого кавалерийского устава, успешно использовавшегося финнами для лыжных подразделений в ходе Зимних войн сороковых годов прошлого века.

Как бы то ни было, повстанцы, действовавшие описываемым образом, существенно изматывали противостоящие им части, а в наиболее успешных случаях и уничтожали.

Тактика описывается со стороны повстанческой группы, действующей в составе отряда вооружённого различными видами стрелкового и лёгкого артиллерийского вооружения, объединённого в группы по принципу общей наиболее удобной («типовой») дистанции применения. Повстанцы исламского вероисповедания иногда испытывают некоторые трудности при переходе к такой тактике, так как у них оружие является частной собственностью муджахидов и командиры как собственники тяжёлого вооружения не всегда способны оплатить приобретение, обслуживание и применение 5-6 единиц тяжёлого вооружения, применяемых в качестве отдельной группы. Концентрация же в одной группе лиц, способных купить тяжёлое оружие самостоятельно нежелательна, так как это ведёт к усилению и так остро ощущаемого расслоения муджахидов (подносчики, муджахиды, настоящие муджахиды). Для них более характерны (но не исключительны) автоматно-гранатометные группы, усиливаемые одной-двумя единицами более тяжёлого оружия (станковый пулемёт, автоматический гранатомёт, крупнокалиберная винтовка, миномёт и т.п.). Такие группы несколько менее подвижны и обладают несколько меньшей огневой эффективностью, чем группы объединённые по типовой дистанции, однако это компенсируется обычной пассивностью противников. Кроме того, хотя командование такой смешанной группы требует несколько большей квалификации (то есть в общем случае по крайней мере совершеннолетнего командира), она несколько меньше нуждается в поддержке других групп отряда — иногда способна самостоятельно защититься от отдельных единиц бронетехники или авиации. Также смешанная группа легче переходит от общевойсковых к беспокоящим и диверсионным действиям, более чем общевойсковой бой свойственным повстанческо-партизанским формированиям.

Описываемый здесь алгоритм действия группы в общевойсковом бою выглядит простым и понятным даже для роботов. Тем более, что он предполагает постоянные крайне утомительные передвижения по труднопроходимой местности с непрерывным сохранением кругового наблюдения, что более сподручно механизмам, а не людям. Однако в большинстве частей нашей планеты люди дешевле и доступнее роботов. Поэтому повстанцы используют людей, решая проблему утомления введением 2-4 часовой смены групп (в группах с тяжёлым вооружением меняются расчёты или даже только наводчики, без вывода вооружения группы из боя) и невооружённых носильщиков-подносчиков (от трети до половины состава группы).

Необходимо предупредить читателей, наделённых не в меру практической любознательностью. Упражнения описываются исключительно с познавательными целями. Некоторые из описываемых здесь упражнений опасны для жизни и непригодны для использования спортсменами и ролевиками. Вот почему. Непосредственно с момента, когда человек вступает в повстанческое движение, он подвергается опасности гибели во время налёта или, хуже того, похищения разведкой противника. Это может произойти в совершенно мирной обстановке, в том числе и в нейтральной стране. Поэтому для руководства повстанческой организации потери в ходе тренировок и тактических занятий, хотя и нежелательны, но приемлемы. Не факт, что повстанец доживёт до встречи с противником в бою. В случае гибели бойца на тренировке, его смерть оправдывается приобретением оставшимися в живых товарищами опыта действий в условиях реальной опасности. Такая потеря рассматривается как боевая и ответственность за неё (кроме случаев явной небрежности, неисполнения приказа или сведения счётов[1]) возлагается на противника, по вине которого повстанцам пришлось готовится к боевым действиям.

Алгоритм действия группы в общевойсковом бою:

Первый шаг. Поиск и обнаружение противника.

Второй шаг. Нанесение потерь обнаруженному противнику.

Третий шаг. Определение направления движения (места остановки), по возможности состава (численности, вооружения, организации) противника. Сообщение этой информации командиру отряда и командирам других групп.

Четвёртый шаг (в случае движения противника). Организация отхода и отрыва. Возврат к первому шагу цикла.

Четвёртый шаг (в случае остановки противника). Определение периметра его расположения («котла», «кармана», «мешка» и т.п.).

Пятый шаг. Указание (подсказка) командирам подходящих групп отряда наиболее перспективных направлений для атаки противника и порядка поддержки со своей стороны. Получение от командиров подходящих групп информации о их направлении движения и потребностях в поддержке.

Шестой шаг. Занятие как можно более протяжённого участка периметра. Пропуск подходящих сил противника внутрь периметра обороны остановленного противника.

Седьмой шаг. Организация взаимной поддержки с группами осуществляющими блокирование других «карманов» (в случае если другие группы отряда зафиксировали другие части боевого порядка противника в пределах огневого воздействия группы).

Восьмой шаг. В случае успешности атак (атаки) подходящих групп отряда (сокращение или расчленение периметра противника, проявления паники со стороны противника), атака периметра противника с целью его прорыва, просачивания сквозь него или обеспечения действия другой группы отряда по разрушению периметра (при наличии возможности выхода на удобную позицию для этого).

Девятый шаг. В случае неуспешности согласованных атак различных групп отряда с разных направлений — организация отхода и отрыва. Повторение цикла, начиная с первого шага.

Подводящие упражнения.

Основной опыт учебного применения алгоритма группы получают в ходе выполнения Третьего главного упражнения в составе части отряда из двух-трёх групп (редкая повстанческая организация имеет возможность привлечь к обучению большее число бойцов одновременно). У многих повстанческих организаций возможность выполнения упражнения таким большим составом редко может быть более одного-трёх раз. Для более качественного (в том числе безопасного) выполнения «с первого раза» используются различные подводящие упражнения (которые вполне эффективны при выполнении в группе численностью 2-6 бойцов). Упражнения ниже сгруппированы по основным развиваемым навыкам и перечисляются по мере возрастания опасности их исполнения.

Для облегчения восприятия читателем во всех описаниях мы единообразно именуем командой подгруппу из 2-6 обучаемых, и руководителем лицо проводящее занятие (штатный инструктор отряда, командир группы или его заместитель и т.п.). Часто в проведении занятий может участвовать помощник руководителя — лицо ответственное за поддержание дисциплины и контроль исполнения там, где не может присутствовать сам руководитель занятия. Во многих местах распространено премирование более успешно выполнившей упражнение команды. Обращаем внимание читателя на то, что далеко не во всех регионах мира принято личное участие руководителя занятия в исполнении опасных упражнений (в том числе в первом показе), что неизбежно сказывается на качестве обучения.

Упражнения на упреждение противника в принятии решения (обнаружение и оценка целей).

Простое, «как-бы топографическое», упражнение напоминающее любимое путешественниками всего мира «путь капли»[2]. На карте берутся две точки. По одной на команду. Задача: определить и обозначить поля невидимости при ведении наблюдения в сторону второй точки и один-два наиболее скрытных маршрута движения между ними. Упражнение может выполняться на карте, спутниковом снимке, схеме, макете (песочнице, одеяле) и на местности. При выполнении на схеме (макете), схема (макет) изготовляется при участии обучаемых. При выполнении на местности, упражнение выполняется в два приёма. Сначала обучаемые, находясь в произвольном месте, получают точки (ясно видимые из их положения) и чертят схему или словесно указывают поля невидимости и/или скрытные маршруты. Затем правильность решений проверяется непосредственным посещением указанных мест. Видимость-невидимость проверяется из положений стоя и лёжа. Расстояния между точками задаются исходя из типовых дистанций применения различных видов оружия. Огромный плюс данного упражнения в том что при внешней «безобидности» (на местности может выполнятся совершенно конспиративно – «гуляем»), обучаемые получают основы для дальнейшей наработки «шестого чувства». В результате в реальной ситуации, при сохранении определённой степени хладнокровия, бойцы достаточно быстро начинают почти безошибочно понимать где надо искать цели и предугадывать действия противника.

Кроме  того данное упражнение позволяет «между делом» ознакомить обучаемых с понятиями разграничительных линий и «цветных» рубежей.

Разграничительные линии редко употребляются в повстанческой практике. Даже в городских условиях, когда в тесном взаимодействии действуют несколько отрядов считается допустимым не проводить разграничительные линии, а только распределять дороги и пути выдвижения между отрядами (дорога используется только по согласованию с «хозяином» – позволяет избежать пробок, одновременно не ограничивая взаимодействие отрядов). «Цветные» рубежи представляют собой линии на карте (схеме) проведённые между ориентирами приблизительно перпендикулярно направлению боевых действий. При отсутствии цветных фломастеров такие линии подписываются условными именами (обычно по названиям не слишком отдалённых населённых пунктов), но не нумеруются! В сочетании с нумерацией небольшого количества основных ориентиров («первое село», «первая дорога», «первая высота», «первый водоём» и т.п.), это позволяет достаточно скрытно осуществлять управление в условиях высокой вероятности подслушивания противником (времени вычислить значения наименований во время боя нет). «Колонна во втором селе. Ударь вдоль оранжевой линии со стороны второй высоты, такой-то держит между фиолетовой и синей», «Рвём их на зелёном рубеже, мой н.п. 200 южнее первого моста».

Следующее упражнение несколько менее конспиративно. Оно направлено непосредственно на развитие навыка обнаружения целей. Чрезвычайно распространено не только среди повстанцев, но и в регулярных армиях.

Одна команда «занимает оборону», «готовит засаду», вторая двигаясь как в условиях возможной встречи с противником (один (одни) прикрывают другой (другие) перемещаются) должна обнаружить первую до сближения на дистанцию применения оружия.

Теперь «опасные»[3] упражнения. Все «опасные» упражнения в норме выполняются не более «одного успешного выполнения». Перед и после (!) «опасных» упражнений проверяется наличие у всех участвующих индивидуальных медицинских средств (внутривенное обезболивающее, дезинфекция, две-три женские прокладки «четыре капли», бинт, жгут) и оценивается психологическое состояние (должны отсутствовать «геройство», «неуязвимость», «подавленность» – в норме ровное, допустимо слегка весёлое настроение). Очевидно, что для выполнения любого из «опасных» упражнений обучаемые должны достаточно уверенно владеть применяемым оружием.

«Поиск укрытий». На ясно обозначенном маршруте («тропе») размещается мишень. Чтобы подчеркнуть значимость мишени на ней устанавливаются тёмные очки или крепится радиоантенна. Первая команда располагается приблизительно в пятидесяти метрах от мишени по направлению движения второй команды. По направлению движения второй команды после прохождения мишени в десяти метрах устанавливается или рисуется ясно видимый знак. Вторая команда движется по «тропе» как в условиях возможной встречи с противником. По мере того как бойцами второй команды проходится последовательно мишень и знак, они ищут укрытия и укрываются. Нахождение укрытия крайним (самым удалённым от первой команды) бойцом и расположение его в укрытии является сигналом для открытия огня первой командой по мишени. После одного-двух выстрелов (очередей) подаётся команда на перевод оружия в безопасное состояние и осмотр мишени. Затем команды меняются ролями. В результате выполнения и разбора упражнения бойцы получают основы для формирования навыка реального поиска укрытий и самостоятельного сосредоточения огня по важной цели. Общий эффект от выполнения этого и прочих «опасных» подводящих упражнений в минимизации или полном устранении формального или игрового отношения к тактическим занятиям («Третье главное упражнение») в дальнейшем.

«Огонь на шевеление». Первая команда располагается в прочном укрытии допускающем скрытное размещение мишени на длинном шесте (мишень может и быть в виде шеста) и подъём этой мишени над ним на метр-полтора. В поднятом положении мишень должна быть малозаметна за счёт плохо проницаемой маски или освещения. Таким укрытием может быть специально углублённая и укреплённая траншея, стационарный пункты огня с отверстием в крыше и т.п. Через оговоренные промежутки времени (обычно три-шесть секунд) первая команда медленно-неспешно выставляет мишени из укрытия и также неспешно убирает обратно. Вторая команда выдвигается в район расположения мишеней (например совершает марш в ожидании встречи с противником по тропе на расстоянии сто-стопятьдесят метров от мишений), обнаруживает и поражает их.

Не более чем через три минуты после выхода второй команды в район мишеней по радио (или другим однозначно понятным способом) руководителем подаётся сигнал на перевод оружия в безопасное состояние и смену команд.

В результате выполнения и разбора этого упражнения бойцы получают не только навык обнаружения появляющихся/исчезающих целей, но и эмоционально-окрашенный опыт наблюдения поражающих свойств пуль различных видов оружия и защитных свойств строительных материалов. Особенно полезно выполнение этого упражнения с тяжёлым оружием (крупнокалиберными пулемётами и снайперскими винтовками, инертными выстрелами РПГ) при размещении укрытий для показа мишеней в заброшенных зданиях. В этом случае производится некоторая профилактика труднопреодолимых, но легко подхватываемых болезней «цепляться» за здания с хорошим обстрелом/обзором или набиваться в здания группами более пяти-шести стволов. Человеку, прошедшему через данное упражнение, легче объяснить, что основным критерием удержания зданий или огневых сооружений (и соответственно возможностей по фиксации-блокированию противника) является не размер сектора обстрела и не количество набиваемых туда стволов, а возможности противника по обнаружению и разрушению. Скорее всего противник также не полезет на бдительный гарнизон из пяти человек (даже и двух если у них будет полный обзор подступов — видеокамеры и/или взаимодействие с товарищами), как и из пятнадцати. Зато чем меньше людей, тем легче строить укрытия и тем труднее их обнаруживать. Поэтому даже если в результате засады из пятнадцати стволов располагавшейся в одном здании (или на одном склоне) противник был остановлен, следует тут же рассредоточиться. Заодно усиливается психологическое давление на противника («эффект окружения» – четвёртый-шестой шаги вышеприведённого алгоритма действий повстанцев в общевойсковом бою).

Упражнения на упреждение противника в манёвре (сковывание и опережение в перемещениях).

Первое упражнение по развитию навыков сковывания и опережения противника в перемещениях, из рассматриваемых здесь, относится скорее к физической чем к тактической или психологической подготовке. Но так как большинство повстанцев времени на физическую подготовку не имеет и, как правило, ей не занимается (по крайней мере в коллективе, за вычетом «Второго главного упражнения»), а упражнение способствуют развитию тактических навыков, оно может выполняться в курсе тактической подготовки, как своебразная тактико-строевая разминка перед тактико-огневыми занятиями. В отличие от «Второго главного упражнения» это упражнение достаточно выполнить один раз. Одна команда в сопровождении руководителя, который контролирует непрерывность соблюдения правил безопасности (перемещение по частям, круговое наблюдение) должна как можно быстрее достичь ясно видимого ориентира, двигаясь по хорошо заметной «тропе» (руслу, ущелью, улице и т.п.). Другая команда должна, не выходя на «тропу» до встречи с первой перерезать «тропу» между ориентиром и первой командой. Невыход на «тропу» контролирует помощник руководителя. На разборе после данного упражнения считается важным побуждать вторую команду подробно рассказывать как и почему им приходилось нарушать правила передвижения в условиях высокой вероятности встречи с противником и наличия мин для того чтобы успеть. Кроме того важно обращать внимание обучаемых, что как правило «убегающие» раньше обнаруживают «преследующих», чем «преследующие» отходящих. На сложной местности очень вероятно, что первая команда не будет отрезана и второй команде придётся подробно излагать причины своего неуспеха. В этом случае, если местность похожа на ту на которой придётся вести действия, бойцы получают дополнительный фактор уверенности в безопасности своих действий.

Лучшим способом остановить противника является фугас, а серьёзно задержать (и даже уничтожить) — группа последовательно взрываемых фугасов. Однако в общевойсковом бою, особенно встречного или наступательного характера редко возникает возможность навести противника на заранее установленные фугасы. Поэтому на первый план выходит огневое поражение. Многие распространённые среди повстанцев виды стрелкового оружия, например автоматы АКМ (и похожие на них по траектории наиболее дешёвые выстрелы к РПГ), достаточно чувствительны к установкам прицела на дистанциях 300-400 м (дистанции безопасного удаления работы от своих войск соответственно управляемого оружия авиации и артиллерии = рабочие дистанции повстанцев).

Поэтому для повстанцев часто оказывается очень важным быстро, не дожидаясь подсказок от товарищей имеющих соответствующие приборы, глазомерно определять дистанцию до противника и правильно устанавливать прицел. Для приобретения твёрдых навыков глазомерного определения дистанции параллельно с начальным освоением навыков обращения с оружием и ведения огня в группе устраиваются стрельбища с заранее размеченными дистанциями. Для этого на дистанциях в сто, двести, триста и четыреста метров краской или характерными местными предметами (например пустыми канистрами, шинами и т.п.) проводятся ясно видимые линии. Мишени расставляются вдоль этих линий. Обычно устраиваются несколько мишенных полей: основное на приблизительно ровной площадке (где проводятся первоначальные занятия) и несколько дополнительных на склонах сходных по углам наклона со склонами характерными для местности где предполагается вести действия. Наклонные мишенные поля устраиваются с огневыми рубежами внизу и вверху склона. По одному огневому рубежу на поле — получается минимум пять мишенных полей, иногда на приличных расстояниях между собой. На наклонных мишенных полях дистанции размечаются не на основе простого промера шагами, а предварительно тригонометрически рассчитываются при помощи транспортира с отвесом. В

 ходе тренировки группа совершает марш с соблюдением тактических правил последовательно от одного мишенного поля к другому. На каждом поле на одной из размеченных дистанций расставляются мишени хорошо отмечающие выстрел (например, контрастно окрашенные камни из пород рассыпющихся от одного попадания, пакеты с водой и т.п.). Заняв огневой рубеж обучаемые производят один выстрел по мишени непосредственно перед ними, затем (по команде или без) последовательно сосредотачивают огонь по крайним мишеням на флангах, после чего по команде сосредотачивают огонь на непоражённых мишенях. В целях создания условий для тренировки невооружённых подносчиков в магазины (ленты) заряжается буквально по несколько патронов.

Побочным эффектом данного упражнения является осознание бойцами первостепенного значения веса вооружения и носимого комлекта боеприпасов. Несмотря на то, что группы вооружённые шестью и более пулемётами показали абсолютную эффективность практически во всех гражданских войнах двадцатого и двадцать первого веков, повстанцы массировано используют пулемёты преимущественно в условиях города или в обороне базовых районов. Да, пулемётная группа перемещаясь перекатами способна проломить практически любую импровизированную оборону. В случае если единый пулемёт твёрдо установлен на сошки он становится практически абсолютным оружием на дистанции до двухсот метров и крайне опасным до пятисот метров. Таким же точным как снайперская винтовка под тот же патрон (при заметно меньшем уровне стрелка). Однако для решения одной штурмовой задачи способом «пулемётной батареи» необходимо иметь в среднем порядка трёхсот патронов на пулемёт (на шесть это уже тысяча восемьсот). С учётом того, что такие задачи в общевойсковом бою могут возникать не раз за один день, далеко не все повстанцы могут себе это позволить даже по финансовым ресурсам. Но всё же основным фактором является необходимость переноски (или набивания) большого числа лент, которые к тому же желательно не пачкать при переползании, чтобы не получить неожиданную задержку. Фактически пулемётчика должен постоянно сопровождать невооружённый помощник с запасными стволами и лентами, так как средний (не отборный) боец таскать такие веса, сохраняя способность быстро перебегать под огнём в течении суток (даже с плановыми перерывами) не может. Причём если «штурмовой» задачи не возникнет, расход патронов составит приблизительно пятьдесят на перестрелку, а остальные будут перемещаться пулемётчиком и его помощником в качестве дополнительного отягощения.

Поэтому «пулемётная батарея» (пулемётная группа) – это скорее оружие противоповстанцев, отборных атлетов, которых периодически подвозят на технике вне зависимости от рельефа (вертолёты и прочее). Для повстанцев в большинстве случаев оказывается рациональнее избегать решительных «штурмовых» действий, даже при их кажущейся возможности. В такой ситуации предпочтительнее таскать РПГ, который в снаряженном виде обычно на два-пять килограмм легче пулемёта, а выстрелы к которому намного удобнее перетаскивать по грязи. Не давая такого решительного преимущества при «штурме» неукреплённых позиций как пулемёт, РПГ зато может защитить от бронетехники и долговременных огневых сооружений.

Теперь два «опасных» упражнения.

Для того чтобы на подсознательно-эмоциональном уровне внушить бойцам представление о необходимости избегать перекрещивающихся маршрутов (что особенно полезно будущим командирам) на поле боя, а также в целях минимизации негативных эффектов в ситуациях непреднамеренного перемешивания подразделений, практикуется следующее упражнение.

Две команды стреляют на одном огневом рубеже. Количество мишеней — в три раза меньше численности задействуемого личного состава. По команде обе подгруппы (могут упражняться и две группы полного состава) должны прекратить огонь и переместиться к ориентирам (каждой назначается отдельный ориентир) в пятидесяти-ста метрах сзади от огневого рубежа. При перемещении внутри каждой команды должны соблюдаться меры по взаимному прикрытию и круговому наблюдению. Ориентиры назначаются так, чтобы маршруты движения к ним перекрещивались не ближе десяти метров от огневого рубежа. Время движения до ориентиров контролируется по секундомеру, но назначается временной интервал физически посильный для обучаемого личного состава. Ставить оружие на предохранитель запрещается, безопасность обеспечивается соблюдением «Основного правила обращения с оружием» (никогда не наводить туда куда нельзя выстрелить). В случае невыхода кого-либо из обучаемых к ориентиру в назначенне время его команде объявляется «незачёт». Если имеются непоражённые мишени, «незачёт» объявляется обоим командам. Команда получающая «незачёт» тренируется с новыми партнёрами пока не будет достигнут приемлемый результат.

В целях закрепления на подсознательно-эмоциональном уровне привычки не оставаться на месте, где только что обозначился, практикуется следущее упражнение. На хорошо просматриваемой площадке друг против друга подготавливаются два прочных огневых рубежа (траншеи, дооборудованные мешочными брустверами повышенной толщины складки местности, бетонированные до «непробиваемости» деревенские дома и т.п.). Расстояние между рубежами — не менее пятидесяти, но не более ста метров (надёжное опознавание цели в сочетании с очевидностью необходимости использовать прицельные приспособления). На обоих рубежах выставляются мишени с таким расчётом, чтобы занявшие рубеж обучаемые находились не далее пяти метров от мишеней. Таким образом вид рубежа с фронта характеризуется чередованием мишеней и обучаемых с промежутками в три-пять метров. Каждый рубеж занимается отдельной командой. Каждой команде даются два чётко различимых сигнала (обычно звуковые или радио). Один на открытие огня, второй на уход на дно укрытия/отход вниз по перегибу местности. Сигнал на открытие огня одной командой является сигналом на укрытие для второй. Во избежание рискованной путаницы сигналы сообщаются командам раздельно. В ходе выполнения упражнения сигналы подаются поочерёдно в постепенно увеличивающемся медленном темпе (без фанатизма, так как при слишком большой скорости (менее одной секунды на выстрел) можно легко «сдвинуть крышу» обучаемым).

Упражнения на взаимодействие (взаимная поддержка и взаимная помощь).

Основное упражнение по взаимодействию – это розыгрыш боевых действий на картах (схемах и т.п.) с командирами групп. Важным моменты. Упражнение может совмещаться с тренировкой по связи. Обучаемые находятся на одной площади в пределах видимости друг друга (например, поляне) — все переговоры и руководство занятием осуществляются по радиостанциям, аналогичным используемым в реальном бою.

Задавая обстановку, руководитель не только отдаёт команды за командира отряда, но и побуждает обучаемых действовать совместно. Например: вместо «почему молчим, ваши действия?», говорится «что мы можете сделать, чтобы помочь такому-то выполнить задачу? А такому-то?». Желательно чтобы рядовые бойцы хотя бы раз попробывали выполнить задачу за командира группы — так значительно быстрее доходит, что от них требуется. Словесно моделируются различные сложные ситуации — глушение связи, подавляющее превосходство противника в инфракрасном видении[4] и/или акустических и радиолокационных средствах обнаружения.

Для выработки у рядовых бойцов психологической готовности к тесному взаимодействию в напряжённых условиях боя «в захвате за пояс» (менее трёхсот метров) известны три «опасных» упражнения. Упражнение на подготовку к двухсторонним охватам и другим действиям навстречу друг другу.

Две-три мишени (например, автопокрышки) расставляются в линию на участке открытом (не имеющем абсолютно никаких масок) в стороны флангов и в глубину не менее чем на сто – сто пятьдесят метров. Первая команда получает задачу находясь ниже по склону, поражать мишени одиночными выстрелами до их полного уничтожения с дистанции не более пятидесяти метров. Вторая команда находящаяся вне пределов видимости первой (за перегибом рельефа, растительностью, зданиями и т.п.) получает задачу, ориентируясь на звуки выстрелов, зайти в тыл мишеней и выйти на линию мишеней. Появление второй команды в пределах видимости первой является сигналом к прекращению огня.

Кроме эмоционально-окрашенного опыта обнаружения и опознавания целей, определения направления действий противника, обучаемые получают опыт переживания в относительно щадящих условиях одного из характерных для формирования боевого стресса противоречивых чувств — необходимости одновременно укрываться от пуль и быть заметными для товарищей, необходимости одновременно поражать цели и заботиться о безопасности товарищей.

Для снижения психологического давления до уровней посильных неопытному бойцу (но хорошему стрелку) считается целесообразным выполнять упражнение исключительно трассирующими боеприпасами. Однократное успешное выполнение данного упражнения в сочетании с прочими изложенными здесь и ранее элементами подготовки позволяет руководству повстанцев рассчитывать на то, что бойцы не растеряются когда разведка блокированного противника (или деблокирующей группы) вклинится в их боевой порядок. В условиях горно-лесистой местности визуальный контакт может отстутствовать не только между тройками-парами, но даже иногда утрачиваться внутри троек, но при этом любые попытки остановленных (блокированных) частей противника «оживать», возвращать себе подвижность, должны пресекаться на этапе предварительной разведки, не считаясь с опасностями.

Другое упражнение на подготовку к действиям навстречу друг другу.

На вершине, абсолютно лишённой масок, высоты устанавливается большая, объёмная мишень (бочка, толстое бревно и т.п.). Команды размещаются на растоянии пяти-шести перебежек от мишени с разных сторон вершины. По сигналу руководителя команды одновременно начинают наступление на высоту, передвигаясь перебежками с взаимным прикрытием бойцов и поражая мишень выстрелами из положения лёжа/укрывшись. На расстоянии одной-двух перебежек от мишени руководитель подаёт сигнал на перевод оружия в безопасное положение и осмотр мишени. Выигрывает та команда с чьей стороны будет больше входных отверстий в мишени.

Упражнение на профилактику ошибок при подходе на помощь к группе ведущей бой.

Первая команда располагается на импровизированном огневом рубеже (естественной выемке, русле и т.п) и ведёт огонь по мишеням расположенным на расстоянии двести-триста метров. Полностью имитируется блокирование противника остановившегося на противостоящей высоте или в обширном дефиле с понижением относительно стреляющих не более двацати-тридцати метров. Боевой поряок команды предельно возможно по условиями местности рассредоточен, в магазины/ленты заряжено по несколько патронов — невооружённные помощники осуществляют интенсивную перезарядку в готовности оказывать помощь раненым и осуществлять их эвакуацию.

Вторая команда находится сзади первой в дефиле, за гребнем, за лесом или в ином укрытии от огня и наблюдения на расстоянии порядка ста-ста пятидесяти метров.

По команде руководителя вторая команда начинает выдвигаться в сторону рубежа с которого ведёт огонь первая команда и далее в сторону мишеней. Выдвижение осуществляется с соблюдением тактических правил (как в условиях возможной встречи с противником). Как только вторая команда чётко определяет расположение мишеней, она также открывает по ним огонь и также как и первая обеспечивается невооружёнными помощниками. Руководитель подаёт сигнал на перевод оружия в безопасное положение и остановку упражнения после того как хотя бы один из бойцов первой команды окажется на любом расстоянии впереди огневого рубежа первой команды (совершается перебежка пересекающая рубеж).

В результате однократного успешного выполнения данного упражнения обучаемые практически уясняют необходимость ввода в бой подходящих групп из-за фланга (в промежутки) уже ведущих бой, а также наличия промежутков между парами-тройками. На случай если же, по каким-то причинам происходит ввод через боевые порядки уже ведущей бой группы и даже перемешивание порядков бойцы имеют опыт сохранения спокойствия и организации.

Сохранение организации проявляется в первую очередь в продолжении выполнения боевой задачи. В условиях огневого боя на дистанциях «захвата за пояс» реально командные функции (оценка обстановки — принятие решения) выполняют только командиры отрядов и старшие пар (троек), остальные промежуточные звенья успевают действовать в лучшем случае личным примером, в основном же они успевают только быть ретрансляторами распоряжений командира отряда и контролёрами их исполнения («отставить жечь патроны! – только по вспышкам», «не жаться! – увеличить дистанции», «не валяться на месте! – убьют!» и т.п.), некоторые командные функции к ним возвращаются при манёвре вне непосредственного огневого воздействия противника. Но даже в этом случае они полностью зависят от решения старшего пары (тройки) на исполнение приказанного командиром группы (подгруппы).

Если отдельные бойцы и пары-тройки из-за неготовности к моральному давлению боя будут делать не конкретно то что им приказано, а «абы-что, лишь-бы побыстрей», в условиях превосходства противника, даже без возникновения настоящей паники поражение повстанцев неизбежно. Для того чтобы подготовить старшего пары (тройки) к адекватному восприятию команд командира (а в некоторой степени и в случае ошибок командира) в условиях реального боя и делаются все эти «опасные» упражнения.

* * *

Таковы в общих чертах наиболее занимательные стороны мировых практик по подготовке повстанческих подразделений к общевойсковому бою, сгруппированные по основным групповым навыкам.

Следует также отметить, что практика использования описанных выше «опасных» упражнений порождает бродячие по миру сюжеты о проведении повстанцами зачётных общевойсковых боёв с применением боевых патронов между выпускниками учебных курсов.

Примечания

[1]   Случаи сведения счётов, кровной мести внутри повстанческого отряда в большинстве случаев рассматриваются как переход на сторону противника или как повод к расследованию возможности такого перехода.

[2]   «Путь капли» – топографическое упражнение на карте: надо отметить путь капли воды из произвольно выбранной точки до места вливания в реку/водоём или до низины, где капля должна «остановится».

[3]   Слово «опасные» в кавычках потому, что вообще-то любые упражнения с использованием оружия опасны. Отличие приводимых здесь упражнений из арсенала повстанцев в том, что угроза жизни создаётся преднамеренно.

[4]   Логика подсказывает, что подавляющее превосходство противоповстанческих сил в инфракрасном видении и других приборах обнаружения приведёт к переносу повстанцами всех действий исключительно на светлое время суток, как это фактически произошло в Ираке и Афганистане в начале второго десятилетия двадцать первого века.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 1191 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173