Педофилу «не повезло» с потерпевшим

Десять лет назад в Суксуне мужчина надругался над 11-летним ребенком. Злоумышленника приговорили к 2,5 годам колонии. В этом году педофил и его жертва вновь встретились. В итоге молодой парень, бывший потерпевший, до смерти забил своего обидчика.

Самосуд над педофилом учинил 21-летний житель Суксуна. Как рассказал помощник руководителя СКР по Пермскому краю Андрей Олин, это произошло 4 мая. «Ранее не судимый молодой житель поселка из мести избил 46-летнего местного жителя, «причинив несовместимые с жизнью травмы», – сообщил он. – Есть прямой очевидец, который своими глазами видел, как тот руками и ногами избивал мужчину. Он и сообщил об этом в полицию. Буквально на следующий день подозреваемому предъявили обвинение. Свою вину он признал в полном объеме».

Господин Олин подчеркнул, что преступление было совершено не в состоянии аффекта: «Это запланированная месть. Официально молодой человек нигде не работает, имеет сезонные подработки. Семьи у него нет», – отметил он.

В краевом следственном управлении СКР пояснили, что в 2001 году погибший мужчина был осужден на 2,5 года лишения свободы за изнасилование 11-летнего ребенка. Он отсидел свой срок полностью и вышел на свободу.

Встреча с молодым человеком оказалась случайной. Все это время они оба жили в одном поселке. «Тот факт, что он был жертвой педофила, не будет смягчающим обстоятельством, – отметили в Суксунском межрайонном следственном отделе. – В УК РФ четко прописано, что может им стать».

Сейчас в отношении молодого человека возбуждено уголовное дело по статье 111 УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего»). Его заключили под стражу. Расследование уголовного дела продолжается.

По словам директора Пермского центра социально-психологической адаптации и терапии «Доверие» Людмилы Кочкаевой, главной причиной этого преступления стало то, что в то время подросток испытал много негатива в связи со следственными действиями.

«Шло следствие, дознание, суд, следственные эксперименты. Все это время подросток терпел много негатива, – объясняет она. – Возникло состояние жертвы, которое затем переросло в желание мести. Правоохранители, производя свои действия, не учли психику ребенка. И их действия усугубили последствия страшного преступления против личности. Он продолжал жить под клеймом жертвы изнасилования, с ощущением ущербности, с которым нужно было справиться. В произошедшем во многом виновато и окружение молодого человека, которое способствовало накоплению агрессии».

Как отметил директор Пермского регионального правозащитного центра Сергей Исаев, молодому человеку вряд ли удастся избежать тюрьмы. «Даже сильное душевное волнение, которое могла вызвать эта встреча, эмоциональный всплеск (все это должно судом оцениваться и доказываться) от полноты ответственности не освобождают, – считает он. – Хотя могут в качестве смягчающего обстоятельства признать «насильственные действия против половой неприкосновенности».

Господин Исаев понимает человека, который совершил это преступление, с точки зрения морали: «Если говорить о нравственной стороне, то, разумеется, сексуальное насилие наносит огромную травму человеку. Нарушается самооценка личности. И человек вынужден с этим жить. Но я хочу отметить, что гражданин, проживающий в государстве, вправе рассчитывать на защиту государства. А здесь мы видим, что государство не очень-то защищает гражданина. А службы, которые работают с жертвами преступлений, к сожалению, до сих пор делают это «с большим скрипом». Сейчас получилось, что этот молодой мужчина сам вынес приговор и сам его реализовал. В конечном счете это убийство связано с тем, что человек полного удовлетворения не получил», – пояснил он.

Источник в правоохранительных органах рассказал в беседе с корреспондентом 59.ru, что по числу жертв педофилов Пермский край имеет удручающую статистику среди других регионов. «Почему этот парень забил своего обидчика, объяснить можно: 10 лет назад реабилитацией таких подростков не занимались. Реабилитационные центры, службы психологов развиваются только сейчас. Но есть проблемы – сеть до сих пор плохо развивается, – считает собеседник. – Такие дети в первую очередь замыкаются в себе после случившегося. Да и менталитет у наших людей странный. Даешь направление на консультацию к психологу, а люди расценивают это как направление на лечение к психиатру».

По словам собеседника, нельзя не задать и другой вопрос: какая семья была у этого ребенка? «Чаще жертвой насилия становятся дети из неблагополучных семей. Сам на своей практике сталкивался с такими случаями. Даже после такой трагедии асоциальные родители просто не занимаются ребенком, – негодует собеседник. – А сейчас педофилы переключились на социальные сети. Там они ищут детские странички, вступают с подростками в переписку, склоняют их к развратным действиям. Действуют аккуратно, используют десятки «ников». Таких виртуальных растлителей ловят «бригадиры». В Перми уже год обычные горожане самостоятельно объявили борьбу с педофилией. По сути, в городе появилось народное ополчение, которое ведет бой с совратителями малолетних».

 
Статья прочитана 1485 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173