Олег Бондаренко. Ловушка для Младича

Как только правительственный самолет Республики Сербия “Фалькон-50″ приземлился в аэропорту Роттердама, в 20 км от Гаагского трибунала, вся прогрессивная общественность Запада вздохнула с облегчением: наконец-то, главный балканский преступник, он же герой сербского народа доставлен в правильную тюрьму правильной страны.

Опаснейший 68-летний Ратко Младич с парализованной рукой и после нескольких инсультов, схваченный доблестной спецслужбой БИА, в окружении 8 специальных агентов в бронежилетах, пригибая голову, выходил из маленького французского самолетика маленькой балканской страны, мечтающей о статусе кандидата в члены благословенного Евросоюза. Власти Сербии можно понять – меньше, чем через год парламентские выборы, а обещанной и единственно возможной из всех предвыборных лозунгов евроинтеграции в стране со средней зарплатой в 200 евро как не было, так и нет.

Большинство западно-европейских и англо-саксонских изданий разразились материалами о “страшном мяснике из Боснии”, забыв упомянуть об ужасной войне в Боснии и Хорватии, зачинщиками которой были желавшие самоопределения местные экстремисты.

Синхронно с арестом Ратко Младича абсолютно случайно 26 мая Белград навестила главный европейский дипломат баронесса Кэтрин Эштон, выслушавшая с отчетом об аресте Президента Тадича, а главный прокурор международного трибунала по бывшей Югославии Серж Браммерц похвалил понятливую своевременность официального Белграда, успев внести изменения в свой доклад в ООН 6 июня о сотрудничестве этой страны с МТБЮ.

Борису Тадичу на излете второго президентского срока можно только посочувствовать – рейтинги правящей Демократической партии в полтора раза уступают рейтингам оппозиционной Прогрессивной партии Томислава Николича, а заветный статус кандидата в члены ЕС как морковка болтается перед глазами неукушенный. Опустим, что даже в случае решения Еврокомиссии о наделении Сербии статусом кандидата 14 октября этого года, она рискует во многом повторить путь своего вечного друга – Турции, безуспешно обладающей таковым статусом аж с 1999 года. Для сегодняшней белградской власти в условиях продолжающегося в стране экономического кризиса и неумолимо приближающихся выборов кандидатство в ЕС сродни манны небесной.

Сербы – гордый народ, любят почтение и похвальбу. Поводов для гордости стало на один больше – уже 93-й сербский заключенный отправляется в Гаагу (в сравнении с 33 хорватами, 8 косовскими албанцами и 7 боснийскими мусульманами, прошедшими через гаагское чистилище). Справедливости ради надо отметить, что, по последним социологическим опросам, 78 процентов сербов заявили о том, что не предали бы Младича даже за 10 миллионов евро. Можно догадаться – власти ближе оставшиеся 22 процента – неплохой рейтинг для действующего президента и его партии в нынешнем положении.

Министр правды 35-летняя Снежана Малович, оправдывая свою оруэлловскую должность, не замедлила подписать выдачу Младича Гааге через 10 минут после отказа суда второй инстанции в пересмотре приговора. Госпожа министр большой специалист в военных преступлениях боснийской войны – когда Младич стал начальником Главного штаба армии боснийских сербов, ей было уже 16 лет.

Сербия ждет свою “грин-карту” в ЕС еще с 2000 года – знаменитого переворота 5 октября, одной из первых цветных революций по Джину Шарпу. 10-летие оной, благоразумно незамеченное официальным Белградом прошлой осенью, стало хорошим поводом для раздумий, в правильном ли направлении движется стремительно теряющая суверенитет республика. Ведь процесс “самоопределения” южных провинций Санджак и Прешево прерван исключительно путем предоставления местным албанским предводителям статусов государственных министров в нынешнем правительстве.

Охрана и усиленное сопровождение Младича в аэропорт на 9 бронированных джипах, поддержанное многочасовыми перекрытиями основных магистралей, отключением Интернета, телевидения и электричества в некоторых районах Белграда тоже можно объяснить – акции Сербской Радикальной партии в центре столицы уже несколько раз за последние дни заканчивались локальными беспорядками и столкновениями с полицией.

Но в целом, такие меры предосторожности искушенному сербскими реалиями наблюдателю могут показаться чрезмерными – 10-тысячный митинг против ареста Младича собрался не в Белграде, а в Баня-Луке, столице Республики Сербской Боснии и Герцеговины. В том месте, которое исключительно благодаря активным действиям Ратко Младича, Радована Караджича и их соратников до сих пор не стало для сербов своей Стеной Плача.

Потому что новая сербская пассионарность уехала из Косово – она родом из Боснии, Республики Сербской, отцом которой был арестованный генерал.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 628 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173