Юрий Нерсесов. Интернационал минских бомбистов

Эта статья была опубликована сразу после предыдущего теракта в Минске 4 июля 2008 года. Прошло почти четыре года, некоторые упомянутые в ней лица скоропостижно скончались по причине повышенной болтливости, зато другие процветают и действуют. Как мы и предполагали, расследование с треском провалилось, а КГБ Белоруссии впарило президенту версию о неизвестных хулиганах. Теперь до Лукашенко, наконец, дошло, что, что прошлый взрыв и теракт 11 апреля 2011 года в минском метро – звенья одной цепи. Либо он сделает соответствующие оргвыводы, и попытается размотать цепочку, либо судьба Милошевича, Хусейна и Каддафи его ничему не научила.

Грабли белорусского КГБ

Трое суток спустя после взрыва бомбы на праздновании дня независимости Белоруссии в Минске Комитет Государственной Безопасности арестовал троих активистов оппозиции. Ровно столько же оппозиционеров госбезопасность отправила в кутузку три года назад после взрывов аналогичных бомб в Витебске, но вскоре их пришлось отпускать и дело развалилось. Скорее всего, и сейчас финал окажется столь же неутешительным для КГБ.

Несомненно, военизированные организации оппозиции типа «Белого Легиона» и «Белорусской Освободительной Армии» существуют. Периодически они даже устраивают игрища в родных лесах и у друзей-бандеровцев, но ни одной боеспособной группы боевиков хлопцам до сих пор слепить не удалось. За все годы правления Александра Лукашенко – несколько хилых бескровных взрывов газопровода и зданий судов, вот почти и всё.

Даже в уличных стычках с ментами ударной силой выступали главным образом хлопцы из УНА-УНСО присланные Дмитро Корчинским! (Более чем вероятно, что взрывы газопровода и судов – тоже их рук дело). Недаром классик белорусской литературы Владимир Короткевич, ругаясь с украинскими писателями на тему самобытности, с издёвкой заметил: «Ничего-то у нас своего нет! Даже полицаев в войну не хватало – пришлось ваших завозить!»

Есть и другая сторона проблемы. Найти и подготовить группу террористов коренной национальности в 10-миллионной Беларуси возможно, но не слишком-то и нужно. Зарубежным кругам, делающим ставку на берёзово-васильково-картофельную революцию желательно сохранить местную оппозицию в белых одеждах ненасилия. Кроме того – насилие насилию рознь. Одно дело, когда романтический юноша в кровавого Луку из снайперской винтовки шмаляет или газовую трубу клятых москалей взрывает, и совсем другое – бомбы, рвущиеся в толпе невинных людей!

Так подставляться – себе дороже, и потому официальным противникам Лукашенко можно хоть иголки под ногти совать, хоть паяльник в зад вставлять – всё равно ничего не скажут – ибо не знают. Люди, взорвавшие 4 июля бомбу в Минске, а 14 и 22 сентября 2005 года устроившие очень похожие взрывы в Витебске, посланы теми же, кто финансирует оппозицию, но организационно с ней никак не связаны. Для белорусского КГБ будет большой удачей, если оно сможет отправить за решётку, хоть парочку бывших активистов Народного Фронта или Социал-демократической Громады, но, судя по провалу расследования дела витебских бомбистов, такого удовольствия ему не доставят.

Сбегут ли они за рубеж с кругленькой суммой на счету или будут утоплены в болоте – не важно. Главное чтобы не поймали. Тем самым удар наносится по одному из самых сильных мест режима Лукашенко – низкому уровню преступности и безопасности граждан. Какая безопасность, если не министра или криминального авторитета, а меня, любимого, в любой момент взорвать могут?!

Любовь к чеченским бородАм

Подозреваю, сейчас немало народу думает именно так, что и требовалось организовать. Заодно под удар попал один из главных минских «ястребов» – секретарь Совета Безопасности Виктор Шейман, лишившийся должности после теракта. Поскольку в отличие от большинства белорусских, да и российских единомышленников Виктор Владимирович умело использовал не только аппаратно-административные методы, но и неплохих пиарщиков привечал, в долгосрочной перспективе его падение может повлечь за собой и вытеснение из пропрезидентского лагеря лучших мастеров пера и топора. А их в Минске, между прочим, и так по пальцам одной руки пересчитать можно.

В качестве исполнителей могли использоваться купленные, либо работающие на противников Шеймана сотрудники органов, но такой вариант слишком рискован. УНА-УНСО распалась на несколько осколков и дееспособных террористических групп сейчас не имеет. Куда вероятнее, что в Минске работали чеченские боевики, с которыми у оппозиции давно нежная любовь. Лозунги типа «Свободу Чечне!» на её шествиях – обычное дело, как и признания в любви к орлам Ичкерии со стороны демократического начальства. «Джахар Дудаеў для чачэнцаў ёсьць нацыянальны герой і вялікі чалавек, – писал в некрологе на смерть вождя Ичкерии председатель Народного Фронта Зенон Позняк. – Для нас, беларусаў, — гэта ўзор і мара аб народным лідэры».

Любовными вздохами дело не ограничивалось. Лидер гродненского отделения Объединённой Гражданской партии Валерий Левоневский лично договаривался о сотрудничестве с президентом Ичкерии Асланом Масхадовым, а некоторые горячие хлопцы даже воевали против российских войск. Почему бы и тем не оказать ответную любезность товарищам по оружию? Поэтому первоначальная ориентировка белорусского КГБ на поиск «смуглого мужчины» вполне обоснована, но истерика начальства требующего немедленного результата, вынудила хватать кого попало и сильно дезорганизовала следствие.

Фирменный стиль литовского киллера

Между тем, почерк преступления хорошо известен. Задолго до того, как в Витебске взорвалась первая бомба, была произнесена фамилия человека, работающего по Белоруссии и ранее организовывавшего подобный теракт. Озвучил её исполнительный директор Ассоциации операторов российского рынка мяса птицы, помощник первого вице-премьера от компартии Юрия Маслюкова, член Генерального совета Партии Социальной справедливости, хороший знакомый Шамиля Басаева и прочая, прочая, прочая – Антон Суриков.

Консультируя белорусских оппозиционеров, Суриков с гордостью отметил, что в ближайшее время их воспитанием займётся его близкий друг – бывший директор департамента охраны края Литвы и министр обороны этой маленькой гордой страны Аудрюс Буткявичюс. «Он обязательно приедет в Минск, как только ситуация там начнет развиваться более динамично», – уверял продавец куриных ножек, а чуть раньше рекламировал приятеля как едва ли не главного организатора прихода к власти Саакашвили.

Антон Викторович не врал. О роли Буткявичюса в свержении Шеварднадзе и последующем изгнании из Аджарии её правителя Аслана Абашидзе сообщала и газета «Версия». В отличие от немногословного Сурикова, издание покойного Артёма Боровика достаточно подробно описало, какие структуры представлял бывший министр обороны. По данным «Версии» Буткявичюс представлял в Грузии американскую частную охранную фирму «Kеllogg, Brown and Root», за которой стоит учреждённая вице-президентом США Ричардом Чейни компания «Halliburton».

Чему столь квалифицированный господин может научить противников Лукашенко? Официально он проводит в Литве семинары, на которых актив белорусской оппозиции обучается различным аспектам поведения в условиях диктатуры, и технике ненасильственного сопротивления тоталитаризму. Это сущая правда, но есть мнение, что наряду с ними для других активистов проводятся семинары, где изучаются несколько иные технологии сопротивления. Те самые, которые Буткявичюс и его американский партнёр бывший военный советник США во Вьетнаме и Афганистане капитан американских «зеленых беретов» Андрюс Эйтавичюс (Андрюс Эйва) использовали в окрестностях Вильнюсской телебашни 12-13 января 1991 года.

Тогда демократическая пресса пролила несколько цистерн крокодиловых слёз, оплакивая расстрелянных советской десантурой мирных вильнюсцев. Робкие вопросы типа обнаруженных на трупах пуль из малокалиберной винтовки объявлялись провокацией кровавой гэбни. Но борьба за самостийную Литовщину, сменилась грызнёй за её недвижимость и борцы начали с упоением вываливать на свет грязное бельё бывших соратников. Тут-то и выяснилось: гэбня была права. По вышедшим защищать свободу Литвы людям стреляли боевики Департамента охраны края.

«Штурм башни и оборона всего остального были подготовлены с обеих сторон: Горбачевым и Ландсбергисом, — вспоминал литовский писатель Витаустас Петкявичюс. — Буткявичюс носился по городу и кричал: «Не бойтесь, солдаты будут стрелять холостыми…» Все было инсценировкой… Буткявичюс привез из Лаздияй 18 пограничников и, переодев их в гражданскую одежду, разместил на телебашне. Они оттуда и стреляли… Скажу, что сценарий был так себе. 13 человек, как теперь пишут, погибли. Однако в морг привезли не 13, а 18 трупов. Пять врачи « забраковали» — у них не было никаких ран… «Нужно было разъярить толпу, — рассказал в одной лондонской газете исполнитель этой акции, стратег Аудрюс Буткявичюс. — Размещая в башне переодетых солдат, я очень рисковал».

Уничтожение мирных людей ради возбуждения у населения ненависти к свергаемому режиму – фирменный стиль Буткявичюса. После взрывов 2005 года, я уже обращал внимание на его персону, да и куда более серьёзные люди тоже, однако КГБ предпочёл отлавливать первых попавшихся под руку активистов легальной оппозиции. Делалось ли это по разгильдяйству, или причиной стал тихий саботаж «оборотней в штатском» не суть важно, но расследование с треском провалилось. Арестованные братья Виталий и Юрий Мурашко и примкнувший к ним Павел Красовский без труда доказали свою непричастность. А три года спустя – рвануло в Минске.

Бизнес на нестабильности

Вероятно, теперь белорусские гэбульники и прибывшие им на помощь коллеги с Лубянки изобразят куда большее рвение, но поймают ли они кого-либо из террористов – большой вопрос. Самому Лукашенко скорейшее разоблачение виновников необходимо: удар по его репутации нанесён мощнейший. Совсем иное дело – Москва. Нестабильность в Белоруссии изрядно снижает капитализацию белорусских предприятий, скупаемых российскими магнатами. Ради таких сделок можно пойти если не на закладку адских машинок, то уж точно на благожелательный нейтралитет к террористам.

Кроме того, и в Кремле, и на Лубянке есть люди кровно обиженные на пана Шеймана. Когда лукашенковские спецслужбы расследовали убийство оператора Общественного российского телевидения Дмитрия Завадского, выяснялось, что ликвидировали его не за интервью с минскими демократами, а за съёмки в Чечне. Завадский очень интересовался, каким образом воевавший на стороне Масхадова сотрудник белорусского спецназа Валерий Игнатович, одновременно числился в российских вооружённых силах и получал российские награды? Любопытство стоило Завадскому жизни. Игнатовичу дали пожизненный срок, но обнародовавший странности его боевой биографии тогдашний генеральный прокурор Белоруссии Виктор Шейман так и не дождался внятного ответа от Москвы.

Подозреваю, что и Александр Лукашенко не дождётся фамилий настоящих террористов, не говоря уже об их наказании. В лучшем случае ему обеспечат «признание» нескольких оппозиционеров, а после их посадки усугубление репутации фашистского диктатора. Зато прозападные лидеры останутся довольны. Озверение народа плюс несколько замечательных мучеников, за освобождение которых можно долго и смачно бороться, попутно осваивая забугорные гранты. Что может быть прекраснее!

Метки текущей записи:

, ,
 
Статья прочитана 633 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173