Игорь Бойков: Дагестан и системные либералы: борьба за будущее

Война в Дагестане продолжается. Стрельбой и взрывами проводили 2011 год – стрельбой и взрывами встречаем 2012. Скорбный список жертв необъявленной гражданской начал пополнятся буквально с первых же дней нового года.

Ситуация и в самой республике, и в стране в целом складывается сейчас таким образом, что в этом году мы вполне можем лицом к лицу оказаться перед трагической дилеммой: если России в ближайшем будущем удастся выстоять и не свалиться в полный хаос, как это произошло с ней в 90-е (хотя определённые силы, усиленно рядящиеся ныне в тогу поборников свободных выборов и борцов с авторитаризмом нас усиленно в этот хаос сталкивают), то к его концу мемориальный комплекс в честь правоохранителей, погибших при исполнении служебного долга, что расположен в Махачкале, прямо напротив главного здания МВД, “всего лишь” пополнится новыми мраморными табличками с выбитыми на них фамилиями. Если же нынешний политический кризис выльется в очередной погром страны, дирижировать которым рвутся оголтелые либеральные реваншисты-разрушители, то не то, что фамилий павших, самого комплекса в Махачкале, скорее всего, не останется – победившие фундаменталисты сравняют его с землёй. Дагестану навязывают выбор, смысл которого предельно чётко сформулировал один из героев “Белого солнца пустыни”: “Тебя сразу убить или желаешь помучится”?

Я не преувеличиваю и не стремлюсь кого-то запугать – в создавшихся условиях угроза захвата власти исламскими радикалами представляется вполне реальной. Деструкция общества, деструкция государственных институтов в самом южном регионе нашей страны идёт полным ходом уже несколько лет, и в последние год-два эти процессы заметно усилились. Пока они ещё кое-как тормозятся силой инерции, исходящей от федерального центра, но если только тот действительно впадёт в длительный управленческий паралич, то окончательное разрушение и без того рыхлой и уязвимой системы власти в Дагестане представляется делом практически неизбежным. Не нужно быть пророком, чтобы предсказать, что последует вслед за этим: на карте появится новый Афганистан напополам с Сомали.

Только не надо обывательско-пораженческих воплей про то, что надо-де “немедленно отделить Дагестан, пока не поздно”. Никакое отделение, никакое отторжение данной территории уже не избавит Россию от связанных с ней проблем – оно лишь многократно усугубит каждую из них. И поскольку ни один из призывающих ныне к сепарации горлопанов в реальности не собирается ни вывозить и обустраивать в русских регионах ещё остающееся в Дагестане русское население, ни лично идти охранять гипотетическую и, мягко говоря, крайне неспокойную границу, то не станем с ними всерьёз дискутировать на эту тему. Любому здравомыслящему человеку провокационная сущность подобных призывов и так более чем очевидна.

Да, решение современной кавказской (и дагестанской) проблемы вне России, конечно же, возможно, кто бы спорил. В нём были бы крайне заинтересованы наши геополитические противники, начиная от Турции и заканчивая США и НАТО (ниже мы рассмотрим подобный вариант). Но надо зарубить себе на носу, что это будет решение, проведённое в жизнь в полном соответствии с заветами американского геополитика З.Бжезинского. Оно будет принято против России, направлено в ущерб интересам России и реализовано за счёт России. Надо быть полным несмышлёнышем в политике, чтобы этого не понимать.

Итак, что же происходит сейчас в нашем самом южном регионе? С чем и, главное, против чего предстоит бороться новому национально ориентированному правительству, приди таковое к власти? Подобные отнюдь не праздные вопросы требуют вдумчивого и развёрнутого ответа.

Как я уже писал более года назад, война в Дагестане носит, главным образом, не этнический и даже не социальный, а, прежде всего, духовно-ценностный характер. Без осознания данного факта подлинное понимание происходящих в республике процессов не представляется возможным. Линия фронта пролегает не между бедными и богатыми, угнетёнными и угнетателями, как ошибочно полагают многие в России, а, в первую очередь, между сторонниками светского государства и светских ценностей и адептами шариата и порядков VII века. И российское общество, и российские политики должны знать, кто ему в действительности противостоит.

А противостоят тёмные, дремучие, реакционные по своей сути силы (в определённой части инспирируемые извне) – словом, те, кого известный политолог Сергей Кургинян метко обозначил термином “контрмодерн”. Этот самый контрмодерн, будучи занесённым на Кавказ из арабских стран ещё в 90-е годы, поначалу оказался на грани полного разгрома на рубеже “нулевых”, когда российская армия отразила первую масштабную атаку салафитов (ваххабитов) на государство. Однако он сумел довольно быстро оправиться и зализывать раны, чтобы затем на протяжении всего срока путинского правления крепнуть и набираться сил. И если первая начало “нулевых” ознаменовалась относительным затишьем на всём российском Кавказе, то начиная примерно с 2005 года фундаменталисты стали переходить ко всё более активным действиям, причём, не только диверсионно-террористического, но и общественно-политического характера.

И я, и публицист Сергей Исрапилов не раз писали о том, что современное государство в мире ислама переживает острый кризис. О причинах этого кризиса также говорилось не раз – нет желания повторяться. Скажу лишь, что кавказские республики, где с начала 90-х годов усиленными темпами насаждается исламская религия, переживают данный кризис немногим менее остро, чем Египет, Ливия или Сирия. Собственно, этим самым насаждением он во многом и был спровоцирован – и Дагестан, и Северный Кавказ оказался втянут в общий кризис мусульманского мира, который, правда, таковым мало ещё кто осознаёт.

Суть данного кризиса вкратце сводится к тому, что современные государственные институты и политические системы (равно как и светские идеологии), заимствованные исламскими странами в XX веке с Запада, неизбежно вступили в серьёзный конфликт с религиозной традицией, базирующейся на ценностях VII века, с мировоззрением “уммы”. В результате этого конфликта, который впервые перешёл в острую фазу в Иране в 1979 году, когда власть захватил аятолла Хомейни, в исламском мире начался процесс самоподрыва целых государств, ибо торжество фундаменталистов на самом деле есть не что иное, как пролог к дальнейшему самоуничтожению и государства, и общества. Нарастающий кризис в мусульманском мире, без сомнения, является одним из самых значимых и масштабных явлений современности, которое ещё только ожидает своего подлинного и всестороннего осмысления. На данный момент мы можем лишь в тезисном виде обозначить самую его суть.

Те либеральные мечтатели, которые 15-20 лет назад взахлёб радовались “бурному возрождению религии” в кавказских республиках, разумеется, и представить себе не могли, что данный процесс, набрав ход, в скором времени начисто сметёт с общественно-политической сцены их самих. Особенно показательны в этом плане откровения Аркадия Ганиева, одного из “отцов дагестанской демократии” времён перестройки, сделанные им два года назад в одной из известных республиканских газет. Не откажу себе в удовольствии процитировать часть из них:

“Вспоминаю, как в 1989 году мы с Деньгой Халидовым, Эдуардом Уразаевым и другими нашими друзьями по клубу «Перестройка» собирали подписи под обращением с требованием вернуть верующим мечети, закрытые ещё в первые десятилетия советской власти. … Помню также встречу со вторым секретарем Дагестанского обкома КПСС Коробейниковым, который пришёл «поговорить» с коллективом отдела экономики Дагестанского филиала АН СССР, где я тогда работал. По сути, негласный идеологический надзиратель Кремля, кем, как правило, являлись вторые секретари обкомов партии в национальных республиках, сказал на той встрече, что Дагестан, в котором в горах функционирует 500 школ, и Дагестан, в котором в горах функционирует 500 мечетей, – это два разных Дагестана, и поэтому надо очень осторожно подходить к открытию мечетей.

Я с таким подходом не был согласен, полагая, что и школы должны полноценно давать детям современное светское образование, и право молиться в мечети должно быть гарантировано”.

С тех пор прошло немало лет. Подписи под коллективными письмами с требованием вернуть верующим мечети больше никто не собирает. В одной Махачкале минареты возвышаются буквально над каждым кварталом. Наоборот, ныне вряд ли найдётся в Дагестане смельчак, рискнувший подписать смиреннейшую челобитную к имаму с мольбой хотя бы уменьшить звук льющегося через динамики ночного азана, который в некоторых районах дагестанской столицы обрекает немолящихся на натуральную пытку бессонницей. Протестовать против дальнейшего насаждения религии в республики становится всё опаснее и опаснее.

Вот уже и самому господину Ганиеву в Дагестане “с пятьюста мечетями в горах” сделалось крайне неуютно. Жить он перебрался в Москву, откуда теперь и сокрушается:

“Но что мы видим сегодня? Каково состояние школ и качество обучения в них, сколько в республике мечетей? И соблюдается ли светский принцип отделения религии от школы? …. Сегодня надо иметь мужество не для того, чтобы выступить за открытие мечети, а для того, чтобы выразить хоть какое-то сомнение в правоте того или иного религиозного агитатора и пропагандиста. Такие мужественные люди, как профессор Шамов, – это лучи света в тёмном царстве”.

Господи, неужели же требовались эти кошмарные двадцать лет, две кровавые чеченские войны, вторжение боевиков в Ботлих и Новолак и откровенный разгул мракобесия, чтобы сей представитель местной интеллигенции к концу 2009 года, наконец, осознал, сколь могущественного джинна выпускал в своё время из бутылки? Хотя, наверное, лучше всё-таки поздно, чем никогда.

Для людей, действительно знающих Дагестан, не секрет, что переход в решительное наступление сил радикального ислама (а повсеместное запугивание населения, водворение явочным путём во многих школах шариатских порядков, организация настоящей пропагандистской истерии против празднования “языческого” Нового года и т.д. следует отнести к явным успехам данного наступления) вызван не только усилением его позиций в обществе, но и фактически откровенным подигрыванием со стороны части республиканского руководства. Оно в настоящий момент не то, что проиграло борьбу “лесным” на идеологическом фронте – оно, по сути, самоустранилось от ведения подобной борьбы. После убийства летом 2011 года руководителя информационно-аналитического управления президента РД Гаруна Курбанова, едва ли не последнего убеждённого атеиста и принципиального сторонника светского общества в республиканских верхах, никто из местных власть предержащих даже и не пытается организовать хотя бы какое-то подобие контригры. Более того, откровенные рупоры легального салафитского крыла наподобие газеты “Черновик” и группирующихся возле неё так называемых правозащитников чувствуют себя в правление нынешнего президента РД более чем уверенно. Даже те уголовные дела по 282-й статье, что были возбуждены против них в 2008 году, впоследствии оказались благополучно развалены в суде. Зная реалии нашего государства, можно ли предположить, что процесс, начатый по “политической” статье уголовного кодекса, вдруг взял да и развалился сам по себе, исключительно благодаря топорным действиям прокуратуры и адвокатскому мастерству? Кто ж в такое поверит?

Вот и получается, что дагестанцам, не желающим оказаться под пятой местного филиала “Талибана” или “Аль-Кайеды”, остаётся теперь лишь пугливо глядеть на четырёхтысячные митинги салафитов, собирающиеся на главном проспекте Махачкалы, да втихаря закупаться “нехаляльными” продуктами накануне новогодних праздников, благо бородатые молодчики пока ещё не ходят по домам с инспекциями: не рискнул ли какой “неуверовавший” поставить-таки ёлку (тем паче, что украшать перед Новым годом витрины магазинов и учреждений здесь теперь отваживаются немногие).

Отслеживая происходящие в самом Дагестане и вокруг него политические процессы, поневоле приходишь к выводу, что салафиты имеют своё лобби не только в дагестанских, но и в российских верхах. И даже вполне конкретные имена у этого лобби имеются – как, например, Максим Шевченко, до недавних пор член Общественной палаты и телеведущий на ОРТ. Деятельность данного сторонника введения в республике шариатских норм (вы только вдумайтесь – член Общественной палаты РФ активно ратует во всех СМИ за фактический подрыв конституционных основ нашего государства, согласно основному закону являющегося сугубо светским!) зашла столь далеко, что летом 2011 года в Дагестане даже разразился подлинный скандал. Тогда, напомню, в результате спецоперации в Даг.Огнях полицией была ликвидирована группа оказавших вооружённое сопротивление боевиков, а комментировавший это событие в радиоэфире “общественник” Шевченко не постеснялся обвинить в провокации именно силовиков, целью которых-де является дестабилизация обстановки на Кавказе (!). Ни больше – ни меньше.

Ну и чем, спрашивается, подобное заявление отличается от того, что уже который год изрыгает какой-нибудь Кавказ-центр или его дагестанские аналоги? Всё то же, всё о том же: несчастные, “выдавленные в лес”, мухи не обидевшие в своей жизни подростки, которых с какой-то стати просто так взяли и бессудно расстреляли кровожадные преступники в погонах. Как всё это знакомо! Но ведь дело в том, что подобные слова принадлежат не откровенному врагу, а известному представителю российской общественности, без конца кочующему из студии “Эха Москвы” в телевизор.

Впрочем, ладно с этим Шевченко, он всего лишь наёмный пропагандист, не более. Тревогу вызывает другое: нет никаких сомнений, что ниточки от кавказских джихадистов, по всей видимости, тянутся не только за границу (в Саудовскую Аравию, Страсбург, Вашингтон), но и в российские элиты (как они в своё время тянулись от Басаева к Березовскому). Либеральная часть которой, собираясь свалить Путина в самое ближайшее время, будет очень не прочь под шумок борьбы с “тяжёлым наследием режима” избавиться и от Кавказа, причём, от Дагестана, как едва ли не самой проблемной его части, в первую очередь. Не стоит забывать, что все дезинтеграционные процессы в стране запускались под идейным руководством именно либералов. Это они жертвовали и, не задумываясь, пожертвуют интересами России вновь, которая для них – не Родина, а лишь непрофильный актив, мёрзлая, пришедшая в запустение земля, на которой всё неэффективно и нерыночно. Неужели кто-то всерьёз думает, что люди, публично скорбящие в центре Москвы о скончавшемся русофобе Вацлаве Гавеле, производя “перезагрузку отношений” с Кавказом будут руководствоваться русским, или хотя бы подлинно государственным интересом?

Тут не требуется искусство конспиролога, чтобы даже набросать вчерне план подобного отторжения. Если хотите, то вот он:

А) Новое правительство, возглавляемое системными либералами, немедленно в популистских целях отказывается от направления дотаций в данный регион. Одновременно, под громкий вой отечественных и зарубежных правозащитников, под аккомпанемент гневных резолюций Европарламента быстренько начинается кампания по “расследованию военных преступлений, совершённых в годы путинского правления на Кавказе”. На скамью подсудимых отправляются новые Ульманы и Аракчеевы. Деятельность силовых структур практически полностью парализовывается;

Б) После вступления в ВТО в стране происходит полный разгром ещё кое-как теплящейся промышленности и сельского хозяйства, и бывший некогда развитым аграрно-промышленной регионом Дагестан окончательно проваливается в экономическую пропасть. Никакого реального плана экономического развития взамен выдернутой дотационной иглы Москва не предлагает (и не только для Дагестана, но и для всей страны). Что неудивительно, ибо проповедуемый либералами оголтелый монетаризм не предполагает в принципе ничего иного, кроме примитивного “купи-продай” и “передать в частные руки”;

В) Кремль безмолвствует, экономический кризис усугубляется с каждым днём. Дотационных денег, хоть как-то поддерживающих республику на плаву, больше нет, а бороться с нарастающей разрухой и восстанавливать хозяйство либералы даже и не думают. Царство либерализма в России – это и есть всеобщий разгром и запустение;

Г) Никакой военной помощи для борьбы с начавшимся полномасштабным вооружённым мятежом фундаменталистов федеральный центр присылать не собирается. Да и некого, по сути, присылать. За годы путинского правления и сердюковских реформ армия окончательно деморализована и разложена, воевать некому и нечем. Немногочисленные расквартированные в Дагестане воинские части (Буйнакская мотострелковая бригада, Каспийская бригада морской пехоты, военные моряки и пограничники) в “лучших традициях 90-х” сначала получают приказ ни во что не вмешиваться и “не поддаваться на провокации”, а затем и вовсе быстренько выводятся из республики куда подальше. Ботлихскую горно-стрелковую бригаду, кстати сказать, летом 2011 году уже втихаря вывели. В самой России свирепствует пропагандистская кампания за полное отделение Северного Кавказа;

Д) Оказывающих сопротивление фундаменталистам сторонников светского Дагестана в составе РФ из числа местной политической элиты громят по одному. Максимум на что они способны – это удерживать благодаря имеющимся собственным вооружённым отрядам под контролем личные вотчины: некоторые города и районы. Но силы их разрозненны, единого лидера нет, сплачиваться не вокруг чего, созидательная контридея отсутствует напрочь. Среди фундаменталистов полного единства, впрочем, также не наблюдается, салафиты одновременно ведут борьбу и с тарикатистами, и с суфиями. У них, как и в Чечне конца 90-х, тон задают полевые командиры, при случае дерущиеся ещё и друг с другом. Дагестан окончательно распадается на десятки враждующих кланов, формирований и группировок, сформированных по религиозному, этническому и родственно-земляческому принципу, каждая из них контролирует часть его территории. Начинается новый передел собственности. Ожесточённая грызня идёт буквально за всё, что способно приносить хоть какой-то доход: за железную дорогу, морской порт, остатки предприятий, аэропорт и т.д. Федеральный центр разводит руками и по указке с Запада начинает переговоры с руководством салафитов об определении статуса самопровозглашённого “шариатского государства”. Де-факто речь идёт о юридическом признании факта отделения, то есть о сдаче куска страны;

Е) Из клокочущего, бурлящего свежей человечьей кровью котла, называвшегося некогда “Республика Дагестан”, изгоняются последние русские. Кизляр и казачьи земли на севере повторяют печальную судьбу Грозного и терских станиц в Чечне – в них происходит этническая чистка. Наряду с русскими из Дагестана с каждым днём нарастает поток собственных беженцев, сдержать которых нет никакой возможности. Бегут они в русские регионы России, ибо бежать более некуда. Желающих самолично охранять новую границу в стране днём с огнём не сыщешь, а системные либералы при этом ещё и разворачивают репрессии против патриотически настроенной части русской общественности, объявив её “приспешниками путинского режима”. По всему русскому югу закипают кровавые межнациональные столкновения между местными жителями и переселенцами. Одновременно в самой “стране гор”, где под руководством арабских и НАТОвских инструкторов усиленно создаётся “зелёная армия”, готовится план дальнейшей военной агрессии на север. Настропаляемые Западом салафиты готовы перенести боевые действия на территорию ненавистной “Русни”, джихад против “Дар-аль-Харб” только набирает обороты.

Увы, всё это не отвлечённые умствования футуролога. Это один из вполне реалистичных сценариев нашего ближайшего будущего, который вполне может в той или иной мере реализоваться, захвати в стране власть либеральные реваншисты. То, как они подходят к “решению” кавказского вопроса, мы вдосталь насмотрелись ещё десять-пятнадцать лет назад. Только ещё одной бойни наподобие чеченских войн 90-х нам не хватало!

Либерального реванша нельзя допускать любой ценой – иначе мы рискуем потерять не только Кавказ, но и всю страну, на сей раз уже окончательно. По моему мнению, лезущие на трибуны оппозиционных митингов либералы и их прихвостни сегодня даже опаснее, чем правящий режим, который, будучи окончательно дискредитированным и на глазах утрачивающий легитимность в глазах широких масс, и так обречён в исторической перспективе.

Сегодня разворачивается борьба не соблюдение демократических процедур и выборность губернаторов, а за русское будущее. Поэтому надо помнить, что в случае победы оппозиции с Кудриным, Немцовым, Касьяновым и Навальным во главе у нас его просто не будет.

Метки текущей записи:

 
Статья прочитана 579 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173