Союз братвы, банкиров и Ментов

Как укрывают похитителей 5,4 миллиарда рублей, или Кто те люди, по чьим обвинениям сейчас собираются судить посмертно Сергея Магнитского

Как стало известно, МВД намерено посмертно осудить Сергея Магнитского по обвинению в тех преступлениях, которые разоблачил именно он и за что поплатился жизнью в СИЗО. Об этом стало известно из письма следователя МВД Бориса Кибиса, адресованного родственникам юриста инвестиционного фонда Hermitage. Фактически это — циничный шантаж. И вот в чем его смысл.

Родственники и друзья Магнитского добивались всестороннего расследования обстоятельств как убийства Сергея, так и обстоятельств хищения из бюджета 5,4 млрд рублей. В чем им было неоднократно отказано.

А вот что сказано в письме следователя Кибиса: «Повторно разъясняю, что при отсутствии у родственников интереса, оправдывающего дальнейшее рассмотрение дела, в том числе желания защитить честь и достоинство умершего, производство по уголовному делу может быть прекращено следователем».

То есть выбирайте, мама умершего: или соглашайтесь с посмертным осуждением сына, или — с очернением его имени, отказавшись попутно от всяких попыток установить истину и наказать виновных.

Все это — скотство какое-то… 5,4 млрд никто не ищет; за виновных в хищении выдали номинальных директоров из числа наркоманов и уголовников; вместо убийц Магнитского перед судом возможно предстанут лишь те, кто не оказывал ему должным образом медицинскую помощь в другом СИЗО, а не в том, где он был убит; все фигуранты коррупционного дела пошли на повышение и неплохо себя чувствуют; а теперь еще гнусный шантаж мамы Сергея и перспектива отвратительного процесса — над человеком, который был убит теми, кто ныне пытается поглумиться над своей жертвой.

На основании чего Магнитскому будет посмертно предъявлено обвинение? На основании показаний осужденных номинальных директоров украденных у Hermitageкомпаний — уголовников Маркелова и Хлебникова, которые ссылаются на то, что якобы слышали о причастности юриста Магнитского от своего подельника — наркомана Курочкина, умершего при неясных обстоятельствах во время их совместной поездки на Украину. Умерший же Курочкин при этом якобы ссылался на слова другого умершего — некоего Гасанова, оставившего этот мир вообще за несколько месяцев до хищения денег. Вот такой будет у нас инфернальный процесс…

Кто такие эти Маркелов, Хлебников и Курочкин, в чьих интересах они действовали — читайте в материале Джемисона Файерстоуна, в юридической фирме которого работал Сергей Магнитский.

Отдел расследований

В конце 2007 года в провинциальном Аткарске, затерявшемся в саратовской глуши, объявился двухметровый гигант, уроженец села Ершовка Сергей Орлов по кличке Орел. Прибыл он туда не просто так, а по делу — чтобы отстроить храм в расположенном неподалеку селе Языковка.

Малая родина приняла Орла тепло, чуть ли не со слезами умиления. Вот как писала об этом событии четыре года спустя «Аткарская газета»: «И стали мы молиться, чтобы нашлись добрые люди и помогли нам в восстановлении храма… Сколько бы ни было вокруг нас добрых бескорыстных дел, каждое из них поистине — чудо. С 2007 года к доброму делу присоединился уроженец села Ершовка Сергей Орлов, сейчас житель Москвы».

«Добрый человек» имел к тому времени немало поводов подумать о душе. Жизнь он прожил бурную, в тюрьме побывал раза четыре — за кражи, вымогательство и похищение человека. Попадался с оружием и наркотиками. Побывал он и на северах — в Коми и Магадане. И в итоге собрал бригаду «единомышленников» из земляков и подельников, которая занималась всем, чем придется, — лесом, нефтью, золотом. Короче, был Сергей Орлов к тому времени авторитетным человеком в том странном смысле, которое придает этому слову современный русский язык.

Орлов был душой достаточно большой компании, объединившей друзей его детства и юности. Среди них были в основном уроженцы все той же маленькой деревни Ершовки, в которой расположено учебное хозяйство Тимирязевской академии: работник пилорамы Виктор Маркелов, по кличке Паленый, ранее судимый за убийство; Валерий Курочкин, беспробудный алкоголик; просто «хорошие ребята» — Юрий Тюкаев и Владимир Поповкин, а также сосед по комнате в общежитии Тимирязевки, где Орлов успел проучиться один год, пока не попался на краже, — Геннадий Плаксин. К этой компании примкнули со временем Заболоткин и Самедов, работавшие водителями-охранниками в близкой Орлову артели.

Но помимо простой человеческой дружбы всех этих людей объединяла странная любовь к небольшому московскому Универсальному банку сбережений, собственником которого с 2004 года был человек с не менее бурной, чем у Сергея Орлова, биографией — Дмитрий Клюев.

Дмитрий Клюев, осужденный в июле 2006 года на два года за попытку хищения акций Михайловского ГОКа у Алишера Усманова, в показаниях, данных следствию 4 августа 2005 года, рассказал: «Данный банк фактически принадлежал мне и был куплен мною у прежних владельцев путем переоформления долей учредителей на подконтрольные мне фирмы, номинальными директорами и учредителями которых являлись друзья Сергея Орлова, с которым я знаком уже на протяжении нескольких лет».

Допрошенный тогда же Сергей Орлов подтвердил, что «с Клюевым Дмитрием Владиславовичем я знаком примерно с 1990 года. Познакомился с ним в общей компании, по-моему, на каком-то празднике. У нас с Клюевым завязались дружеские отношения, мы с ним часто вместе проводили время… В течение последних двух-трех лет Клюев возглавлял аудиторскую фирму ООО «Челтер»… В то же время Клюев Д.В. рассказывал мне, что приобретает для своих экономических интересов банк ООО «Универсальный банк сбережений». Вскоре я узнал от Плаксина, что его номинально оформили в данный банк на должность председателя совета директоров, а те фирмы, которые были оформлены на моих друзей, выступили в качестве покупателей банка». Будучи допрошен годом позднее по другому делу — о вымогательстве — Орлов, оказался более откровенен, и на вопрос следователя о Клюеве рассказал, что тот, якобы является агентом ФСБ.

Так или иначе, учредителями «Универсального банка сбережений» стали: друзья Орлова по Ершовке — Юрий Тюкаев и Владимир Поповкин; охранники-водители старательской артели, в которой Орлов, по его словам, «работал учредителем», — Алексей Заболоткин и Юрий Самедов; друг Тюкаева — Чуверин и сосед Орлова по комнате в общаге Геннадий Плаксин. Последний стал еще и председателем совета директоров банка.

В те самые дни, когда Орлов взялся возрождать церковь, вокруг принадлежавшего Клюеву и оформленному на друзей Орлова банка происходили странные события.

В сентябре 2007 года на знакомца Сергея Орлова по той же Ершовке, ставшей каким-то неисчерпаемым ресурсом уголовных элементов, — Виктора Маркелова — были незаконно переоформлены три компании, принадлежащие британскому инвестиционному фонду Hermitage, заплатившие в 2006 году в бюджет несколько сот миллионов долларов в качестве налогов.

За несколько месяцев до этого, в марте 2007 года, Маркелов и Орлов вышли на свободу из СИЗО, куда угодили по обвинению в похищении предпринимателя Федора Михеева и его жены. Согласно заявлению потерпевших, заказчиком преступления выступал все тот же владелец Универсального банка сбережений Дмитрий Клюев, а силовое прикрытие якобы осуществляли тогда еще сотрудники ГУВД Москвы — небезызвестные теперь по «делу Магнитского» Артем Кузнецов и Павел Карпов. (Последний, кстати, вел то самое дело Михайловского ГОКа).

Виктор Маркелов и еще один житель Ершовки — Валерий Курочкин — тут же открыли для украденных у инвестфонда компаний счета в Универсальном банке сбережений. Одновременно они выписали доверенности на право представлять эти компании в судах партнеру Дмитрия Клюева по бизнесу с 2001 года — адвокату Андрею Павлову и его жене Юлии Майоровой, возглавлявшим юридическую фирму «Технология права», ранее известную широкой публике как адвокатское бюро «генерала Димы» — антигероя 90-х Дмитрия Якубовского.

Действуя по этим липовым доверенностям, адвокаты признали в судах Москвы, Петербурга и Казани такие же липовые иски, поданные к украденным их «доверителями» компаниям от имени подставных фирм на основании поддельных документов. В результате на компаниях, только что уплативших колоссальные налоги, повисли несуществующие в природе долги на десятки миллиардов рублей.

Владельцем компаний-истцов, от имени которых подавались фальшивые иски, был Геннадий Плаксин, исполнявший обязанности председателя совета директоров Универсального банка сбережений. В показаниях, данных по делу о хищении акций Михайловского ГОКа, этот непременный участник всех Клюевских финансовых дел рассказывал: «Примерно в 1983 году…, учась на пятом курсе, я познакомился с Сергеем Орловым. Я учился на пятом курсе, а Орлов на первом. Мы с ним жили в одной комнате в общежитии… В настоящее время я продолжаю поддерживать с ним дружеские отношения».

То есть Плаксин «по-соседски» одной рукой предъявлял к украденным компаниям иски на несколько миллиардов рублей, а другой открывал им новые счета в своем банке.

Через пару месяцев, в декабре 2007 года, эти счета пополнились поступившими из казначейства 5,4 миллиарда рублей, после того как Маркелов, Курочкин и примкнувший к ним уголовник Хлебников подали в налоговые органы поддельные декларации и заявления о возврате уплаченных британцами налогов. Деньги эти в течение трех месяцев были отмыты при непосредственном участии того же Маркелова и Курочкина, которые несколькими десятками платежных поручений перевели их на счета фирм-однодневок.

С этого момента восстановление храма в Языковке ускорилось, денег на храм у Орлова было теперь в избытке — очевидно, за все заплатила казна. Хотя надо отдать должное аткарским браткам — Клюев-то арендовал самолет, выправил лицензию пилота и улетел из России, а вот братки не забыли о малой родине и о Боге. Но удача все равно от них отвернулась.

Дело с самого начала не заладилось. Юрист HermitageСергей Магнитский, еще до того как Клюеву с Орловым и Павловым удалось «вытащить» деньги из казны, обнаружил, что компании инвестфонда украдены, и разоблачил эту преступную аферу.

Дальше — больше: Магнитский вычислил, что целью кражи компаний было хищение налогов, был обнаружен и банк, где эти похищенные деньги были отмыты. Hermitageстал забрасывать правоохранительные органы разоблачительными заявлениями, а Магнитский — давать обличительные показания. По заявлениям Hermitageбыло возбуждено уголовное дело. «Засветились» и Маркелов с Курочкиным, на которых переписали компании, и Плаксин с Павловым и Майоровой, которые помогали судам принимать правильные решения. И Орлову с Клюевым пришлось зачищать «площадку» и готовить себе алиби.

В полночь с 6 на 7 марта 2008 года колоритная мужская компания поджидала поезд Москва — Киев на железнодорожном перроне станции Брянск-Орловский. Купив билеты за несколько минут до отхода поезда прямо в вокзальной кассе, группа мужчин атлетического телосложения погрузилась в вагон. В двух купе разместились: сам Сергей Орлов, его односельчане Маркелов и Курочкин, рецидивист Хлебников (он тоже числился директором украденных компаний) и еще один участник мошеннической схемы, на которого было оформлено несколько компаний, от имени которых в судах предъявлялись фиктивные иски, — ранее обвинявшийся в убийстве Алексей Шешеня, по иронии судьбы числившийся в штате издательства «Юрист». С ними вместе ехал сопровождающий, который должен был их доставить до места назначения.

Таким образом, пассажирами вагона № 8 поезда № 55, следующего из столицы России в столицу Украины, оказались два матерых рецидивиста Орлов и Хлебников, два привлекавшихся к уголовной ответственности за убийство — Маркелов и Шешеня и их сосед, безнадежный алкоголик, завсегдатай наркодиспансера Курочкин. Через полтора месяца из Киева вернутся все, кроме Курочкина. По официальной версии, Курочкин умер 30 апреля 2008 года недалеко от Киева в Бориспольской больнице от алкогольного отравления.

Но именно этому несчастному Курочкину в самом скором времени будет отведена особая роль — по версии следствия, он окажется главным связующим звеном между Маркеловым и неким Гасановым, которого следствие объявит организатором этого преступления. Когда Hermitageразоблачит эту версию как несостоятельную, указав на то, что Гасанов умер еще в октябре 2007 года и мог быть организатором преступления только при условии, что был похоронен с мобильным телефоном, цепочку продлят — мифический Гасанов превратится в связующее звено между погибшим при странных обстоятельствах неким Коробейниковым, которому якобы продал свой банк УБС Клюев, и уже убитым к тому времени в СИЗО Магнитским.

Но и это не помогло. Орлову с Клюевым пришлось сдать Маркелова с Хлебниковым. На них повесили хищение 5,4 миллиарда рублей. В обмен на минимальный срок наказания (Маркелов вот-вот уже должен выйти из тюрьмы по УДО) они пошли на сделку со следствием, дав лжесвидетельские показания против того, кто их разоблачил — Сергея Магнитского, и обвинив его в совершении того самого преступления, которое он раскрыл.

Если для кого-то и было секретом, кому принадлежит Универсальный банк сбережений, в котором были отмыты похищенные у государства миллиарды, то только не для МВД РФ и Прокуратуры РФ. В многочисленных заявлениях, направленных фондом в правоохранительные органы по итогам проведенного Магнитским расследования, все было сказано и о владельцах банка, и о его учредителях, и о юристах.

Не более получаса требуется для того, чтобы проверить всю эту информацию по базам данных и убедиться в том, что все ниточки ведут к одному человеку — Дмитрию Клюеву, который вместе с Сергеем Орловым и Андреем Павловым при помощи коррумпированных сотрудников ФНС России и под прикрытием ФСБ и МВД провернул эту мошенническую операцию. Но Слона-то сотрудники правоохранительных органов и не приметили. Не видят они Дмитрия Клюева в качестве подозреваемого, хотя и смотрят на него практически в упор.

Вполне живого и прекрасно себя чувствующего Дмитрия Клюева решили «подменить» на труп погибшего при невыясненных обстоятельствах Семена Коробейникова, которого и объявили владельцем принадлежавшего Клюеву с «аткарскими братками» отмывочного банка, в котором сгинули 5,4 миллиарда рублей, похищенных из бюджета.

Красивая история, литературная. Наверное, навеяло — в свое время герой знаменитого романа Ильфа и Петрова Варфоломей Коробейников в схожих обстоятельствах подсунул отцу Федору вместо сведений о «стульях из дворца» досье на гарнитур «генеральши Поповой». Нечто подобное сегодня МВД пытается проделать с российским общественным мнением, подсунув ему фальшивого похитителя, а заодно прицепив к преступлению ненавистного им Магнитского, разворошившего этот воровской муравейник.

Только русское общество сегодня не похоже на отца Федора — оно хорошо осведомлено о том, в чьих стульях спрятаны бриллианты и кто на этих стульях сидит. В стуле «работника пилорамы» Виктора Маркелова лежат как минимум два миллиона долларов. В стуле следователя Карпова лежит почти полтора миллиона. В стуле оперативника Кузнецова — больше трех. В стульях семьи «налоговой принцессы» Степановой — почти сорок.

Подробности истории укрывательства Клюева можно прочесть в моем заявлении, поданном в СК России, где я требую привлечь виновных в этом сотрудников МВД и Генпрокуратуры России к уголовной ответственности. Я давно не испытываю иллюзий по поводу российского правосудия, но более полагаюсь на ту высшую справедливость, которая рано или поздно все равно торжествует.

 
Статья прочитана 1314 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173