Константин Черемных: От Кивалова до кидалова

Отечественная внешняя политика очень похожа на хрестоматийную советскую машинку для залезания в задний проход, которая жужжит, визжит, а в дырку не лезет никак. Разница в том, что негодную машинку обычно выкидывают, а негодные методы внешней политики используют снова и снова, как многоразовые чапаевские грабли.

Этих методов три: социологический метод «одна баба сказала», политический метод тыка и коммерческий метод газового клапана. Например, одна баба сказала, что на Украине есть очень популярный политик по фамилии М. После этого методом тыка выбирается политтехнолог, который должен из этого М., затыкая нос, сделать конфетку. А потом делаются манипуляции с помощью крана, которые, как почему-то считается, закрепляют всенародный условный рефлекс на М., а не наоборот.

Недавно украинский депутат Юрий Кармазин заявил, что некто Медведчук «может претендовать на должность премьер-министра или главы АП Украины в обмен на дешевый российский газ». Киевские эксперты такую фамилию помнят, а широкая общественность уже позабыла, что в 2001 году заместитель спикера Виктор Медведчук претендовал – ни много ни мало – на должность президента, поскольку великие перспективы ему внушил корифей эффективной политики Глеб Павловский.

О тогдашних подвигах корифея все бы также забыли, но он материализовался в Киеве еще дважды и повторно проваливался в стиле Остапа Бендера. Для пущего сходства Глеб Олегович жаловался, что «оранжевые» нечестно с ним играли: он думал, что играет в шахматы, а они его – клюшкой по лбу. На самом деле они тоже играли в шахматы. Но на е2-е4 ответили не е7-е5, а с7-с5. А когда Глеб Олегович пытался тихонечко двигать фигуру при помощи рукава, оппоненты достали из кармана группу хорошо обученных пешек, публично поставили на стол и в два хода провели в ферзи при полном одобрямсе просвещенной Европы.

На этом опыте, казалось бы, можно было поучиться. Тем более что был и другой опыт – в Латвии. Там наши шахматисты решили сыграть по европейским правилам на культурном поле. И стали продвигать партию под названием «За права человека в единой Латвии». Одна пешка даже продвинулась в Европарламент, где хорошо освоилась и стала грудью защищать Третий энергетический пакет, к полному изумлению вращателей газового крана. А остальных пешек давно уже съели.

Нельзя сказать, что на Украине с пресловутым языковым вопросом дело обстоит сложнее, чем в Латвии. Русским языком владеет абсолютное большинство, а доля граждан, считающих его родным, вдвое больше доли граждан, считающих себя русскими. Этот социологический результат поддавался улучшению, для чего от вращателей газового крана требовалось чуть меньше жадности, от движения в поддержку соотечественников – чуть больше изобретательности, а от внешней политики вообще – чуть-чуть, одна капля, чувства собственного достоинства.

Но вращатели крана просто сидели на нем верхом, а Россотрудничество открывало русские культурные центры не в Тернополе и Ровно, а в Люксембурге и Бостоне. И никто особенно не чесался, пока сверху не пришло ценное указание о том, что языковой вопрос на Украине пора давить. Но политкорректно, то есть так, чтобы ни в коем случае не обидеть Европу.

В своем послании Верховной раде 3 июля этого года украинский президент Янукович назвал три собственных внешнеполитических приоритета – Россию, США и Китай, а про Европу забыл. Это было событие, достойное внимания. Но об этом отечественная аудитория вовсе не узнала: телевизор ей взахлеб рассказывал о нашем великом успехе, а именно – о принятии во втором чтении судьбоносного Закона Украины об основах языковой политики, который-де вводит давно и справедливо востребованное двуязычие.

На самом деле двуязычие можно ввести только изменениями в конституции Украины, для чего требуется 300 голосов. Вполне возможно, что такой результат был бы получен в следующем парламенте, который будет избираться в октябре месяце. Чтобы состав этого парламента был более прорусским, чем действующий, требовались некие целенаправленные усилия – как соотечественников, так и прочих неравнодушных людей, которых много. И гибкое обращение с газовым краном, в качестве двадцать пятой из тридцати разных мер, этому бы не помешало.

Но вместо этого из худого кармана был извлечен заплесневелый дедушка на букву М., которому методом тыка подогнали новых политтехнологов. На что действующая власть из Донецка, по определению русскоязычная, отреагировала с понятною ревностью и решила сыграть, в своем понимании, на опережение. Ни о каком изменении конституции она и не заикалась, а вместо этого выкатила вышеназванный законопроект, исполненный депутатами Киваловым и Колесниченко строго в духе принципов той самой Европы, которую даже Янукович к моменту его рассмотрения считал пренебрежимой величиной.

Шедевральный законопроект вводит понятие «региональные языки», приумножая их число до 17 (семнадцати). Некие специалисты, не утруждая себя двойным слепым контролем, подсчитали, что на Украине есть регионы, где более 10% населения считают родным языком идиш, крымчакский язык и караимский язык, а также – венгерский и румынский. И даже известно, кто эти люди. Это почетный председатель Демократического союза венгров Украины Товт, ответственный секретарь объединения «Румынское сообщество Украины» Божеску и гендиректор благотворительной организации «Еврейский союз Украины» Монастырский.

Внешняя политика из трех методов держится на двух аксиомах. Первая: чтобы легче решить собственную задачу, нужно обязательно последовать чужим правилам, чтобы не обиделся кто. Вторая: надо обязательно привлечь к этому усилию импозантных лиц с шнобелями, как-то благотворитель Монастырский, вице-премьер Табачник или тот же Медведчук (в 1991-97 президент международной адвокатской компании Ben Israel — Medvedchuk). И тогда все будет тип-топ. Потому что мировая общественность из уважения к холокосту растает, излечится от двойных стандартов и признает скромные региональные права русского языка, который прицепят паровозиком к идишу, крымчакскому и прочим столь же великим и могучим наречиям. Эти региональные права русского языка могут быть признаны только в 13 областях Украины из 27, так как киваловские специалисты хотели мелко видеть (меньше 10%) русский язык в остальных регионах. А еще потому, что 13 из 27 – это меньше половины, что лишний раз подчеркивает русскую скромность, лояльность и отсутствие претензий выше караимского плинтуса.

Закон Кивалова-Колесниченко имел все шансы на беспрепятственное прохождение: нужно было всего-то растолковать западенцам, что это их собственная победа, тем более что так оно и было. А еще разбавить список американским и китайским, до полной и окончательной политкорректности. Но вместо этого Партия регионов решила протащить закон как есть, бочком-бочком, без мыла, поскорее, сразу после визита Сергея Борисовича Иванова и накануне заседания Межправительственной комиссии, в повестке дня которой стоял газовый вопрос.

Было бы неправильно сказать, что коса нашла на камень, поскольку ни сам закон, ни спикер Верховной Рады Владимир Михайлович Литвин не обладают свойствами твердых материалов. Одна каша-малаша была закупорена другой кашей-малашей. Потому что Владимир Михайлович на следующих выборах в Раду в октябре собирается выдвигаться от западенского Новоград-Волынского. Его начальница штаба позвонила вся в соплях, докладывая, что собирается на митинг супротив закона, ибо ее туда несет помимо воли. Понесло и Владимира Михайловича: он лег под капельницу, изобразив невменяемость, потом заканючил об отставке, и закон завис.

Можно было проявить чуть меньше жадности и подарить Литвину округ где-нибудь в Одесщине или в Крыму, и каша-малаша тут же приобрела бы соответствующую форму и консистенцию. Но поскольку этого сделано не было, нетвердое вещество под капельницей совсем осклизло и залепило горлышко законодательного процесса.

В Москве последовало напряженное шевеление извилин. Итогом стала блестящая в некоторых местах идея – делегировать в Донецк на праздник славянской письменности Иосифа Давыдовича Кобзона. В роли тройного вазелина – для судьбоносного закона, для русской ментальности в шахтерской массе и для последующего визита патриарха Кирилла. Нельзя сказать, что Иосиф Давыдович не устал от своей вазелиновой функции: еще в 60-летний юбилей он собирался на пенсию, но внешняя политика вновь вынимала его из синей шкатулки, мобилизовывала и призывала. Доселе ему не приходилось выступать паровозиком для крымских татар, румын и венгров – но чего не сделаешь ради хасидов, крымчаков с караимами и присовокупленных к ним русских.

У бывшего кандидата в президенты Арсения Яценюка тоже не вполне славянский шнобель. Однако на хасидов, крымчаков и тем более на присовокупленных русских Арсений Петрович чхал: сестра у него – американская гражданка. Об этом обстоятельстве не могли не знать его патриотические московские имиджмейкеры во главе с Тимофеем Сергейцевым. Но их контракт не запрещал Яценюку сменить мужественный спецназовский костюм, в котором он пиарился на прошлых выборах, на вышиванку. И оказалось, что вышиванка со шнобелем вполне даже сочетается.

А настоящих мужественных спецназовцев, охранявших Украинский дом, где Виктор Янукович должен был огласить свои новые внешнеполитические тезисы, оппозиция зафукала из газовых баллончиков. После чего десять зафуканных воинов попросились под капельницу, а мероприятие отменилось: Виктор Федорович пошел думать собственную думу.

Отступление даже с виртуального поля боя равняется побегу, и никакой Кобзон здесь уже не поможет. Наоборот его появление только сплотит партию «Свобода» – реального бенефициара всей хитроумной операции с языками. И она уже объявила, что как дорвется до власти, так «языков» брать не будет.

В Латвии такая партия уже вошла в правящую коалицию при полном одобрямсе со стороны посла США госпожи Джудит Гарбер. В эту возможность никак не хотел верить посол Вешняков, тихонечко заговаривавший ей зубы вместе с председателем блока «Центр согласия» Яном Урбановичем. Мадам Гарбер слушала про опасность фашизма, позевывала, устало кивала шнобелем. После чего лидеры блока «Центр согласия» закивали тоже, согласившись признать оккупацию Латвии русскими в обмен на участие во власти. А потом этой партии, победившей на выборах, было сказано выйти вон и утереться. И она прилежно утерлась. А чего еще могла ожидать посольство США от блока с заведомо соглашательским названием?

Процесс кивания и утирания давеча наблюдали мы не только в рижском сейме, но и в российской Госдуме, в ответ на список Магнитского прилежно одобрившей соглашение об облегчении визового режима с США – которое к 2020 году, может быть, вступит в силу, если Россия будет хорошо себя вести.

В мировой политике есть примета: после того, как непублично харкнутый утирается, второй харк отвешивается уже публично, а если и он прилежно утерт, то третий харк растирается уже ботинком харкующего. Что и предстоит российской внешней политике в Киеве в октябре этого года.

 
Статья прочитана 1368 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173