Дмитрий Родионов: Между Поклонкой и Болоткой

Последние несколько месяцев перед парламентскими, а теперь уже и перед президентскими выборами наше общество снова пытаются расколоть. Тут я сразу оговорюсь, что в данном контексте речь не идет об ивановских ткачихах и рабочих с Урала при всем уважении к ним. Они свой «выбор» уже сделали, точнее его сделали за них. Речь о т.н. зачатках гражданского общества (а именно в этом состоянии находится последнее уже не первый год), тех, кто свободно пользуется Интернетом и умеет высказать свое собственное мнение, кому не так просто промыть мозги телевидением или надавить админресурсом. Расколоть на тех, кто пытается раскачать лодку, и тех, кто считает, что, если лодка перевернется, ничего хорошего из этого не выйдет ни для власти, ни для оппозиции. При этом ни те, ни другие не демонстрируют очевидного стремления добиваться своего радикальными методами, во всяком случае пока. Все пока ограничивается эпическими войнами в интернетах с тоннами грязи и компромата, а так же, по старинке, митингами, хоть и гораздо более многолюдными, чем еще пару лет назад, но все так же, пользующимися платной массовкой и с той, и с другой стороны. Самыми активными выглядят скорее те, кто решил и не раскачивать лодку, и не удерживать ее, а выпрыгнуть за борт – то есть уехать из страны. Собственно говоря, рефрен «пора валить» я встречаю на просторах Интернета и в кухонно-офисных спорах уже не первый год. Однако у подавляющего большинства это не пойдет дальше разговоров о том, что «эта нация обречена» и «ср…ная рашка катится в ср…ное говно», и они сами это отлично понимают. Все, кто действительно хотел свалить – давно свалили, а вот оставшиеся пытаются всеми силами демонстрировать свою причастность к тому, что происходит в стране.

А что происходит? А происходит то, что в столице нашей родины в один день и в одно время, но в разных местах проходят почти равные по своей численности митинги (допустим тут определенную погрешность, ссылаясь на то, что приходится оперировать с доселе невиданными для политической жизни России цифрами), цели у которых прямо противоположны. И каждая из сторон пытается привлечь в свои ряды тех, кто пока еще лишь испуганно наблюдает за ними из своих окон или на экране телевизора. Так куда зовут нас все эти люди?

Меня постоянно спрашивают: а ты с кем, ты на какую площадь пойдешь, на Болотную или на Поклонную гору. И чем больше становится разрыв между двумя площадями, тем сложнее ответить на этот вопрос.

Начнем с Поклонной. Первое, что хочется заметить: в декабре на кургиняновский митинг на Ленинских горах пришло 500 человек, спустя чуть меньше двух месяцев сто… сколько-то там тысяч. И накануне митинга метро оказалось оклеенным антиоранжевыми стикерами, а почти у каждого выхода в центре стояли молодые люди в фирменных куртках «Сути времени» и раздавали из своих бездонных сумок недешевые полноцветные листовки. Откуда деньги, Зин? Кто-нибудь верит в то, что антиоранжевые силы в Москве за два месяца выросли с 500 человек до 138 тысяч?

Еще пять лет назад, когда ни о каком президенте Медведеве никто и предположить не мог, я писал о том, что постоянное появление Кургиняна на экране это не просто так. А потом вся эта борьба с фальсификациями истории, «десталинизация», и именно Кургинян вдруг становится олицетворением сопротивления последней. И тогда мне стало ясно, что вся эта «десталинизация» задумана с одной целью – прямо противоположной, с целью «сталинизации» общества. Почему? А потому, что народу нужно было вернуть ностальгию по «сильной руке». Народ у нас «сильную руку» и без того любит, но вот беда – нету у нас Сталина. Впрочем, не беда вовсе, зато у нас есть другой мудрый вождь, пардон, эффективный менеджер. Фигура, конечно, по масштабу со Сталиным несравнимая, зато не запачканная кровью (будем исходить из того, что не пойманный не вор, а все визги либералов о взорванных домах и убиенных детишках – не более, чем визги), вполне современная, модная. И женщины его любят. Чем не вождь? Именно по этой причине заклеймили у нас «проклятые 90-е», перегибы которых успешно исправила нынешняя власть, причем самыми демократическими методами – и овцы (народ) целы, и волки (олигархи) сыты.

А почему «десталинизаци»я? Да потому, что открытое навязывание «сильной руки» привело бы к обратному эффекту: народ у нас обычно власть, как женщину, слушает и делает наоборот. К тому же открытая «сталинизация» подразумевала бы раскрытие множества смыслов этой фигуры, что было бы на руку идеологическим наследникам Сталина – коммунистам, а на такое власть не пошла бы никогда. К тому же, народ у нас обиженных любит…

Смотрел я почти все выпуски «Суда времени» и поражался, нет, ну, ведь специально ставили вопросы так, чтоб Кургинян пользовался симпатиями большинства. И противник его был никакой вообще, идеологическая амеба. И все прекрасно понимали, что истинный оппонент у Кургиняна – судья, фигура одиозная и, мягко скажем, не очень почитаемая в народе. Как говорится, хочешь опошлить любую истину – вложи ее в уста дурака… ну, или неуважаемого в обществе человека. Такая вот «десталинизация» наоборот. В принципе уже тогда можно было догадаться, что Путин еще отрабатывал второй срок, а уже была запущена пропагандистская машина, призванная оправдать третий.

Итак, анархию и хаос 90-х заклеймили, а оппозиции навесили несдираемый ярлык «я хочу возврата в 90-е!». Стоп! Заклеймили-то заклеймили, да лишь на словах. Помните недавнюю статью Путина о демократии? Это просто цитатник! Особенно относительно того, каких «успехов» мы добились за последние 12 лет. Там и удовлетворение растущих потребностей в развитом гражданском обществе, и возвращение и гарантирование насущных прав, и победа над олигархами – просто мозг кипит. Про то, как именно тандем (а не Ельцин) при помощи господ Зурабова и Фурсенко обеспечивал гарантию первоочередных прав, завоеванных советской властью, мы все прекрасно знаем. Про олигархов это даже смешно немного. Справиться с олигархией, видимо, означает посадить одного неугодного (а двоим дать спокойно уехать) и вырастить взамен пару десятков новых. Пару десятков новых!!! Количество долларовых миллиардеров по сравнению с 90-ми увеличилось в разы! Причем, если при Ельцине миллиардером при наличии определенной хватки и мозгов мог теоретически стать любой, то олигархи нового времени – все сплошь друзья президента и его свиты. Ну, я уж молчу о том, что первым указом Путин обеспечил пожизненные гарантии Ельцину и его семье.

Вот так мы «преодолели» тяжелое наследие 90-х. И недавно Путин вновь подтвердил свою верность заветам Ельцина: приватизация была незаконной, мы готовы об этом кричать на каждом шагу, но отменять ее результатов не будем, тем более, если олигархи проявят гражданскую ответственность и подкинуть деньжат на всякие там околосоциальные нужды. Большинство олигархов после случая с Ходорковским в реальную политику не лезут, за это они получили индульгенцию, один, вон, даже в президенты баллотируется.

Нужно ли поднимать статистику о том, насколько больше стало при Путине тонуть кораблей, падать самолетов, гореть больниц, взрываться домов? Нужно ли напоминать о том, что во внешней политике мы потеряли практически всех союзников, которые у нас еще оставались в 90-е и даже в СНГ из старшего брата превратились в злого неадекватного соседа, от которого все мечтают сбежать подальше. Ну, кто-то скажет, что, мол, при Путине лишь окончательно сломалось то, что начал ломать Ельцин. Так ведь Путин ничего и не создал, продолжал пользоваться тем, что было, лишь многократно увеличил зависимость страны от сырьевого экспорта. Иными словами, мы видим самое что ни на есть прямое продолжение ельцинской политики, только в еще более извращенной форме: право-либеральная анархия сменилась право-либеральной диктатурой. И не потому нынешние либералы так не любят Путина, что тот якобы предал дело Ельцина, а потому, что перераспределил места у кормушки, а некоторым нынешним крикунам с Болотной и вовсе места не осталось.

Но вернемся к Кургиняну и к тому, о чем говорили на Поклонной. А говорили там многие правильные вещи, которые некоторые оппозиционеры с Болотной в своем антипутинском угаре, слышать не хотя. Собственно говоря, те, кто хотел раскола, своего добились. Две площади не желают слышать друг-друга, чуть ли не глотку готовы друг другу перегрызть. Для оппозиционеров с Болотной, если ты против раскачивания лодки – значит, ты за Путина, равно, как и для тех, кто поддерживает движение Кургиняна (а не Путина вовсе), те, кто был на Болотке – наймиты США. Сделаем глубокий вздох, успокоимся, снимем оранжевые, то есть розовые очки и попытаемся понять от чего предостерегает нас Кургинян.

Раскачивание лодки ведет к революции, надеюсь, с этим все согласны? К кровавой или к бескровной, к красной, к оранжевой, к серобурмалинойвой – не важно. К революции. Достал режим? Значит, нужно его убрать – все ведь логично. Но вот вопрос к тем, кто призывает сегодня к революции (о, нет, я не буду спрашивать, знают ли они, сколько денег Госдеп вложил в дестабилизацию России – это моветон): а вы к ней готовы? Нет, вот только не надо прикрываться лимоновским лозунгом из 90-х «Ленин смог, сможем и мы!». Ленин-то смог, хоть и не верил в возможность революции даже за год до нее. Смог не потому, что очень хотел и готовил ее (хотя и это тоже), а потому что готовился сам и готовил партию. И вышло так, что к осени 1917-го всего одна сила в стране оказалась в состоянии подобрать власть с земли, на которой она больше полугода попросту валялась. Так вот хочу спросить нынешних радикалов: а вы готовы? У вас есть партия, готовая взять на себя ответственность, у вас есть готовая структура на местах? Ведь истинная революция (не цветная) подразумевает полную люстрацию старого режима и стопроцентную смену элит. Есть у вас кем менять?

Что же касается нерадикально настроенных «революционеров», наслушавшихся либеральных сказок про то, как Саакашвили превратил Грузию в развитую европейскую страну, хочется поинтересоваться, понимают ли они, что революция в России это либо цветной переворот, при котором поменяются только лица у власти, либо полноценная гражданская война? Наши либералы очень любят ставить в заслугу Ельцину то, что он предотвратил гражданскую войну («малой кровью» в 93-м). Но мы должны понимать, что никакой гражданской войны (не считая этнических конфликтов на границах «империи») в России в начале 90-х быть не могло, ибо отсутствовали какие –либо к ней предпосылки. Социальная база отсутствовала. Не было тогда еще олигархов, катастрофической межклассовой пропасти, не было озлобленности друг против друга. Это вам не 17-й год, когда народ, почуяв свободу после тысячи лет унижений и издевательств, бросился на радостях крошить эксплуататоров в мелкий винегрет. Советские обыватели, ну, никак не могли одномоментно броситься убивать друг-друга (опять же межэтнические конфликты, многие из которых имели многовековую основу, не в счет).

Сегодня ситуация изменилась. Мы все ближе и ближе подходим к черте, когда классовая ненависть готова воспламенить огромную бочку с порохом, коей является Россия. Другая крайность – говорить о том, что пусть лучше все остается, как есть, чем будет взрыв. Так думает большинство. Ведь, по сути, большинство у нас поддерживает власть на выборах не потому, что думает, что у нас все хорошо, а потому, что боится, что будет хуже. Однако если оставить все, как есть – мы подойдем к тому же самому – к взрыву. И он может быть гораздо страшней и болезненней. Зато у нас будет время подготовиться (или свалить). Об этом и говорит Кургинян. Но Кургинян, говоря о «большой игре», является частью этой игры, играет по ее правилам. И когда он говорит «Не дадим развалить Россию» – мы слышим «Путин – наше единственное спасение!»

Сегодня многие предпочитают не играть по этим правилам и идти на Болотку, вовсе не обязательно поддерживая всех, кто там выступает со сцены – неугодных можно и освистать – это и весело, и креативно. И там можно смешаться с толпой, там много партийных знамен, знамен непримиримых противников, объединившихся на короткий миг под одним политическим лозунгом. Там всегда можно сказать: «Да я не с ними!» (не с Немцовым, не с Чириковой, не с Навальным, не с Удальцовым). На Поклонке так не скажешь, там нет партийных знамен. Если ты туда пришел – значит, ты за Путина. И идет на Болотку разношерстная толпа от обладательниц пи…тых шуб до маргиналов, считая, что они играют не по правилам. Но и они играют по правилам.

Это так, потому что правила едины для всех, и устанавливает их даже не Путин и не те, на кого он трудится, аки раб на галерах. И игра у нас одна, и выход из нее один – через Шереметьево. Тут, наверное, многие спросят меня: а вывод? Что ты вообще предложить – то хочешь, умник? Думать. И искать единомышленников, желающих предотвратить неизбежный конец России, к которому ее приведут и оранжевые, и антиоранжевые, лишь с разницей во времени. А нужно ли нам это время, сможем ли мы использовать его во благо, это пусть каждый решает для себя, исходя из того, чего он все-таки хочет добиться и чувствует ли он в себе силы для этого.

 
Статья прочитана 740 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Комментарии к записи "Дмитрий Родионов: Между Поклонкой и Болоткой"

Посмотреть последние комментарии
  1. На право пойдёшь – побьют, ограбят, налево пойдёшь – нае..т, обворуют. Чё то безнадёга какая то. Но решения всё же принимать надо, куда идти, с кем идти… Статичная позиция исключает самооценку и самоуважение (если только не лицемерить). А оно наверное (самоуважение) “нам надо”. Не хватает его сегодня. Как то между делом выродили многим эту “опцию” за ненадобностью (последствия мутации в современной соц-полит среде). Хотя может кому то крепче спится без всего этого, аппетит не портится и это главное. Давайте думать господа и делать что то, а то так гиморой насидим или пролежни належим. Эволюционируйте, бандерлоги.

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173