“Медведев мог бы и не улыбаться, когда премьер назначает его кем-то вроде Зубкова”

Тандем договорился: Дмитрий Медведев предложил Владимиру Путину баллотироваться в президенты. Нынешний глава государства объявил о готовности пойти в правительство. Наиль Губаев обсудил тему с политологом Глебом Павловским в прямом эфире “Коммерсантъ FM”.

— Вы ожидали такой рокировки? Почему именно к такому решению пришли в итоге, как вы считаете?

— Об этой рокировке говорилось весь последний год, с конца прошлого года, когда Путин стал давить, стал лоббистом самого себя на пост кандидата 2012 года. Это важный фактор. Но качество этого решения настолько плохо для российской политики и доверия к Российскому государству, что казалось, что это невозможно. Тем не менее, это произошло. Но я не думаю, что интрига разрешилась. Ведь смотрите, смысл происшедшего вообще политически не разъяснен. Члены тандема просто ничего не объяснили, где провал президентства Медведева, в силу которого он лишается права на выдвижение в президенты, когда он много раз об этом говорил. Естественно, возникает вопрос, что на президента было оказано какое-то давление. Но это, вообще-то говоря, уголовное преступление.

— То есть вы считаете, что в этом решении есть какие-то неполитические мотивы?

— Я убежден в этом. Мы, безусловно, имеем дело с решением лиц, которые в прошлом проявляли и политический здравый смысл, и лояльность к Конституции. И почему-то потеряли интерес к тому и к другому. Ведь эта стабильность — ценой доверия к институтам, доверия к государству. На весь мир объявляется, что пост президента можно разыграть в рамках частной сделки.

— А как вы считаете, почему так сильно, так надолго было затянуто принятие решения по вопросу, кто пойдет в президенты из этой пары Медведев-Путин?

— Потому что в этом деле было прямое противоречие, я бы даже сказал, противостояние. Медведев категорически не хотел отказываться от кандидатства, Путин не хотел тоже. В каком-то смысле это нормально. Они оба имеют право, но тогда почему бы не конкурировать в качестве последнего решения, если не найдено другого? Поэтому здесь, знаете, вообще картина выглядела как-то унизительно даже визуально. Медведев мог бы и не улыбаться, когда его собственный премьер назначает его кем-то вроде Виктора Зубкова.

— Вот огромное количество комментариев. На ленте информагентств также говорят, например, о том, что сегодняшнее решение на съезде “Единой России” свидетельствует, что тандем доказал: между ними нет разногласий. Как вы можете прокомментировать подобное заявление?

— Я думаю, что тандем доказал полную, так сказать, неспособность выработать политическое решение. Потому что это решение просто не политическое. Это — азартная сделка, ведущая к колоссальным политическим рискам. Я не знаю, ребенок только может этого не видеть.

— А вот еще одно заявление. Политолог Михаил Ремизов говорит о том, что возвращение Владимира Путина на пост президента, скорее всего, повысит устойчивость власти. Как вы полагаете, именно так будет?

— Я думаю, что это абсолютная чепуха. Потому что устойчивость власти создается комплексом факторов, включая, безусловно, ее легитимность, ее конституционную лояльность и массовую поддержку. Но помимо всего прочего, извините, наша власть имеет финансово-экономическую основу, по которой тоже наносится очень серьезный удар. Политические риски — это не шутка.

— Что касается того, каким премьером будет Дмитрий Медведев, как вы полагаете, у него будет сильная команда и как он сам в роли главы правительства?

— Я думаю, что это будет правительство, стартующее с крайне низкого морального уровня. То есть это как самолет, который разбегается с середины полосы: он может потерпеть катастрофу. Безусловно, Медведев будет пытаться компенсировать свою катастрофу как политика. Это нормально. Это, может быть, и неплохо. Но каким он будет капитаном в этом качестве? Вы знаете, мы только что слышали на съезде предложение считать речи лидера программой партии, вы знаете, этого не было со времени смерти Сталина. Этого не было даже в Советском Союзе. Речи Брежнева не объявлялись программой партии. Так вот, в последний раз это было в конце 40-х годов, если я не ошибаюсь. Это лакейский стиль. Он будет нарастать, безусловно. Это говорит о деградации системы.

И самое страшное, о чем мы не говорили, — это политик Медведев, который по всем измерениям имеет несколько десятков миллионов сторонников в стране, поворачивается спиной к своим сторонникам, не объяснив им ничего. Это в чем-то похоже на казус Прохорова с партией “Правого дела”. Только в гигантских масштабах. Это такой удар по доверию людей, который может оказаться меняющим всю атмосферу в стране. Я уверен, что очень многое изменится. Мы это увидим.

— Вы говорите, что политик Медведев повернулся спиной к тем людям, которые его поддерживают. Но он во главе списка “Единая Россия”. Он единственный человек, стоящий во главе этого списка. Как в таком случае выглядит теперь позиция партии?

— Она выглядит таким образом, что ее возглавил человек, которого публично унизили, так сказать, на глазах всех.

— Поддержат его или нет?

— А куда ей деваться-то? Но я смотрю на вещи, может быть, цинично, но, я думаю, что партия “Единая Россия” остается на данный момент единственной относительно лояльной к государству силой. И она должна вынести существующую ситуацию, вынести данное положение. Потому что это истеблишмент. У нас нет другого. И я думаю, что есть люди, которые могут спасти положение. Я думаю, что Кудрин — это человек, на котором сейчас сосредоточатся взгляды очень разных сил, потому что он один из немногих, кто выходит чистым из этой истории. Путин выходит страшно ослабленным человеком.

 
Статья прочитана 480 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173