Валерий Расторгуев: Толпа кажется нескончаемой, если находишься внутри ее…

Несистемную оппозицию коллективно хоронили на Арбате. Если бы организаторами ТАКОГО митинга были тайные агенты, в задачу которых входила компрометация «несистемщиков» – всех и скопом, то в этом случае акцию можно было бы признать удачной. Подозреваю, впрочем, что это не заслуга спецслужб (за исключением, конечно, явно провокационной, но остроумной идеи внедрить в число вождей Ксюшу), а творение коллективного разумка «врагов режима». Как выразился один из комментаторов-дождевиков, всем нутром сочувствовавший «бунтовщикам», пришедшие на сбор люди «явно пребывали в прострации». Определение одностороннее, но не лишенное смысла, в отличие от самого митинга, организаторы которого продемонстрировали полную неспособность не только самостоятельно мыслить и членораздельно предлагать хоть какие-то идеи, но и адекватно оценивать ситуацию. Воистину, организаторы, претендовавшие на роль вождей оппозиции, смотрелись как несистемная прострация. Если эта оформленная прострация и представляет оппозицию чему-то или кому-то, то только здравому смыслу.

Но судьба несистемной прострации не столь важна для общества (все-таки это меньшинство), как судьба «тандемократии» – того режима, который возвращается в нашу жизнь в старом качестве вместе с «партией власти». Если верить лозунгам и «кричалкам», именно против режима (или в его поддержку – поди разберись) выступали «болотные дети Арбата». Дело в том, что двоедушие оппозиции (одна душа – у толпы, требующей честных выборов, и совершенно другой душок – у организаторов) вполне соответствует двоедушию и двоемыслию, характерному для эпохи местоблюстительства. Последние откровения господина Юргенса – яркое тому свидетельство. К слову, сам этот господин вполне корректно смотрелся бы в одном ряду с Немцовым и Ксюшей на подмостках площадной политики, ибо говорят они, по сути, об одном и том же – о демонтаже российского государства и упразднении самой государственности. Но если один требует этого ради призрачной модернизации, а уж затем в интересах собственного продвижения, то остальная кампания борется с государственностью только ради собственного продвижения и «привлечения инвестиций», которые потекут в карманы лидеров любой оппозиции, если ей удастся так раскачать галеру власти, что собственники галеры вынуждены будут им хорошо заплатить.

Но вернемся от грустного к митингу, на котором было много интересного. К примеру, его кормчий Рыжков неоднократно начинал свою панихидку об оппозиции и кончал все свои «запевы» (причем кончал чаще, чем начинал) с лозунга: «Россия без Путина!» Причем от бесконечных повторов этой незамысловатой фразы (попробуйте ее воспроизвести скороговоркой – и сразу поймете, о чем речь) сама фраза существенно изменяла смысл. Явственно слышалось: «Россия беспутная», «Россия беспутная»… Так, видимо, и было задумано. В этих завываниях – отношение не только к народному и национальному большинству России, но и к тем последним несистемным могиканам, которые до этого момента шли на площади с надеждой, что кроме вороватых чиновников есть в РФ и нормальные люди, способные руководить хоть чем-то и способные вложить смысл в действия оппозиции…

Апофеоз митинга – многократно повторенные призывы одного серого персонажа в характерной кепке «защитить от произвола церкви и государства» тех мерзавок или «девушек», как он выразился, которые «не побоялись в Храме Христа Спасителя устроить акцию протеста». По словам картавившего под Ленина кепкеносца, «эти девушки лучше нас, они смелее нас»… Действительно, эти дряни лучше тех, кто не согнал с трибуны старательно картавящего оратора в ленинской кепке, не намял ему бока…

Впрочем, толпы-то к этому времени уже и не было на Арбате: она отхлынула сразу же, как от чумы, когда в микрофон вцепилась Ксюшка, которая была в проповеди своих незамысловатых «идей» плоской и прямой, как никогда и никем не струганная (в интеллектуальном, конечно, плане) доска. По ее словам, «наша цель, чтобы нас увидели и заметили». Увидеть в масштабе страны таких персонажей действительно было бы невозможно, если бы не массмедиа. Толпа вопила от ненависти и была готова разрушить трибуну и придушить ораторшу! Но ксюшина акция удалась на славу: во-первых, из «дождливых комментариев» с места событий телезрители узнали, что «впервые Ксюшу толпа встретила прекрасно, ее поддерживали», а во-вторых, после ее выступления стало свободнее дышать в прямом смысле слова – люди рванулись в метро.

Но самым ярким оратором на митинге, прошедшем 10 марта на Новом Арбате, как заявили комментаторы на ТВ «Дождь», был все-таки Максим Виторган. Он был лаконичен: для затравки рассказал о парне, который не желал подчиняться, и поэтому его тащили омоновцы за ноги и руки. При этом парень кричал, что на него напали инопланетяне… А в завершение острослов зачитал стишки, рассчитанные для камерного восприятия (камерного – в хорошем смысле слова), но никак не для толпы, пусть и вполне компактной. Но толпа стерпела. Его выступление комментаторы дополнили (до кучи) интервью со старым коммунистом, по словам которого «даже при царе не было таких фальсификаций»…

Запомнилось выступление Гарри Каспарова, который назвал результаты выборов «коронацией пахана». После этой оценки ведущая как всегда тонко и умно подметила, что именно с этим человеком имеет смысл договариваться Путину… В словесных упражнениях Гарри были признаки некоторого остроумия: он назвал кандидатов Трусом, Балбесом и Бывалым, а Прохорова – отцом русской демократии. Впрочем, на этом традиционном наборе шуток остроумие и иссякло. Украшением митинга были, разумеется, и странные существа, в том числе манерный молодой человек, избранный в какую-то управу и считающий, что «теперь у нас (меньшинств?) будет возможность сделать что-нибудь такое». Отличилась и девчушка-студентка: Мы ходим … на митинги и будем ходить, как на работу, даже если они кажутся нам такими безобразными… Разве вы вышли сюда за лидерами? Толпа есть – лидеры-то где?» В заключение она сказала именно то, ради чего ей и дали микрофон: «Я хочу оранжевой революции, которую не хочет только Путин. Может быть, в Грузии были трупы или там установилась диктатура?»

На этом риторическом вопросе можно было и закончить рассказ о похоронном митинге на Арбате. Но вспомнилась пара афоризмов. Один сорвался с уст комментаторши на «Дожде», разочарованной немногочисленностью толпы: «Толпа кажется нескончаемой, если находишься внутри ее». А второй принадлежит Удальцову, которого либералы прочат на место Зюганова (тогда коммунистам точно кранты). По его словам (а выражается он почти как Черномырдин – без мата нет логики), «История не знает других способов борьбы, как выходить на площади». И завершил он эту трудную для него мысль словами: «Я не хочу, чтобы меня имели еще раз», сделав при этом ряд движений, видимо, хорошо знакомых…

 
Статья прочитана 697 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Комментарии к записи "Валерий Расторгуев: Толпа кажется нескончаемой, если находишься внутри ее…"

Посмотреть последние комментарии
  1. Вся проблема в том, что лидеры оппозиции давно себя дискредитировали, и новые сторонники у них едва ли появятся. Немцов ничего не делал полезного за время своего премьерства, Рыжков вернулся из небытия, и его заслуг уже никто не помнит, Яшин известен тем, что все время обвиняет нашистов во всех своих бедах и в кино снимается ( http://yashin.livejournal.com/1098233.html#comments ), про Собчак вообще молчу.
    Привлекательны для избирателя только Навальный и Удальцов, эти хотя бы производят впечатление честных людей.

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173