Анна Резникова: Ответ «закону Магнитского»: Чиновникам запретят недвижимость за рубежом

Российские парламентарии придумали весьма своеобразный ответ на «дело Магнитского». Они предлагают чиновникам не ждать, пока их имущество за границей арестуют, а самим избавиться от недвижимости и счетов в банках. В противном случае госслужащим придется искать новую работу — в поправках к закону «О государственной гражданской службе», поступивших вчера в Гос­думу, тех, кто не принял мер по отчуждению собственности, предлагается увольнять. Эксперты признают, что половина покупок недвижимости за пределами России совершается чиновниками. Но отвечать таким законопроектом на инициативу США «нелепо и реакционно», говорят они.

Необходимость дополнить перечень ограничений, связанных с гражданской службой, наличием «зарегистрированного за пределами Российской Федерации права собственности на имущество» автор законопроекта депутат от «Единой России» Евгений Федоров объясняет «делом Магнитского». США формируют инструмент манипуляции чиновниками в других странах, в первую очередь в России, говорит он: «Чтобы этот инструмент не работал, необходимо менять наше законодательство». Таким изменением ему видится запрет на владение зарубежной собственностью, приобретенной или полученной по наследству — неважно.

Если документ будет принят Гос­думой, расстаться с имуществом придется многим крупным чиновникам. Согласно декларациям за прошлый год, министр по связям с «открытым правительством» Михаил Абызов (на момент подачи декларации советник президента) владеет квартирой и гаражом в Великобритании, у бывшего министра культуры Александра Авдеева есть квартира во Франции, а полпреду президента Александру Хлопонину принадлежат земельный участок под рекреационные цели и жилой дом в Италии.

Кстати, в будущем ограничение может коснуться и самих депутатов. «Возможно, мы примем какие-то поправки ко второму чтению», — делится г-н Федоров, однако поясняет, что сделать это будет сложно: статус народного избранника определен в Конституции, вторгаться в эту сферу законопроект не может.

Идея вызывает уважение, но вряд ли доживет даже до первого рассмотрения, считает зампред комитета Госдумы по безопасности Геннадий Гудков. «Законо­проект будет заблокирован, поскольку многие чиновники хранят активы за рубежом. Если бы он прошел, это было бы бомбой», — утверждает он.

«Это попытка спрятать активы чиновников, вместо того чтобы наказать убийц Сергея и тех, кто крадет у сограждан миллиарды рублей», — категоричен представитель Hermitage Capital. Законопроект «еще раз подтверждает, что в Думе преобладают депутаты, которым абсолютно безразличны избиратели и их нужды, и единственная цель, которую они преследуют, это защита коррумпированных чиновников», считает он.

Более половины покупок зарубежной недвижимости россиянами делается именно чиновниками, говорит гендиректор Penny Lane Realty Георгий Дзагуров. «Здравомыслящий коммерсант не может рассматривать экономическую целесообразность таких приобретений, ведь в России и ситуацию проще контролировать, и доходность куда выше, чем в развитых странах», — объясняет он.

Проверить исполнение закона будет достаточно сложно, поскольку мало кто владеет имуществом напрямую, комментирует управляющий партнер АБ «Леонтьев и партнеры» Вячеслав Леонтьев. Обычно регистрируются юридические лица, например, в форме траста. «Траст пользуется недвижимостью, может сдавать ее в аренду, управлять ею в интересах бенефициаров, которыми могут быть как малолетние дети, так и взрослые люди, в том числе сам чиновник», — говорит г-н Леонтьев. К тому же и сам запрет является ограничением его прав, «что в свою очередь противоречит ряду конвенций ООН и международным нормам о правах человека», добавляет он.

В феврале ограничение на владение имуществом за рубежом было введено в ФСБ. Военнослужащие и гражданский персонал должны были в течение месяца отчитаться о наличии такой собственности, а до 1 декабря 2012 года принять меры по ее отчуждению. Те сотрудники ФСБ, которые получают иностранную собственность в наследство, в течение недели должны доложить о ней и в течение года избавиться от нее. «Имущество за границей — это возможность давить на этого сотрудника со стороны ино­странных разведок, поэтому для служащих ввели такое ограничение», — объясняет необходимость запрета г-н Леонтьев, но «если кто-то захочет оспорить этот приказ, думаю, у него получится».

В мировой практике ограничения на владение зарубежным имуществом встречаются нечасто из-за сложности контроля, говорит профессор ВШЭ Павел Кудюкин. Отвечать таким законопроектом на инициативу США «нелепо и реакционно», считает он. «Вместо того чтобы устранять причину появления «списка Магнитского», а именно беззакония со стороны чиновников, пытаются ввести такие странные меры. Ответ не только асимметричный, но и совершенно бессмысленный», — говорит г-н Кудюкин.

 
Статья прочитана 552 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173