Александр Подрабинек: Кем являются перебежчики из власти?

Вопрос о том, кем являются перебежчики из власти – честными гражданами или продуктом спецопераций, – в большинстве случаев остается открытым, – анализирует публицист Александр Подрабинек ситуацию с приходом в оппозицию бывших властных игроков. – Каждый решает для себя подобные вопросы, сообразуясь с собственной интуицией. Надо заметить, однако, что это не очень надежный инструмент, особенно когда речь идет о таких серьезных вещах, как противостояние власти и оппозиции.

Вполне возможно, что этот вопрос не решили для себя окончательно и сами перебежчики. Они могут вести двойную игру, пытаясь сохранить прежние позиции во власти и стараясь застолбить себе новые места в оппозиции. Окончательный выбор они сделают в последний момент, когда станет ясно, в чью пользу склоняется чаша весов. Или когда этот выбор сделают за них. Однако надо быть очень наивным человеком, чтобы думать, будто в новых условиях они будут делать что-то новое, а не заниматься старым.

Именно такая ситуация сложилась в нашей стране на рубеже 90-х годов прошлого века. Когда под напором общественного недовольства, экономических неурядиц и международного давления коммунистическая власть в Советском Союзе зашаталась, часть политического истеблишмента была переориентирована на демократическую оппозицию. Михаил Горбачев еще пытался по старинке создавать подставные оппозиционные организации, но тогда события развивались слишком быстро и медлительный партийный аппарат за ними не поспевал. Единственное, что вполне удалось партийной номенклатуре, – возглавить протестное движение и в конечном счете, увести его с демократического пути. Среди “прорабов перестройки” и лидеров общественного мнения получили перевес партийные функционеры, представлявшиеся истинными демократами и жертвами горбачевского режима, но в то же время сохранявшие прежние места в номенклатуре. Власть же, используя все свои возможности, прежде всего информационно-пропагандистские, старательно выдвигала на оппозиционные роли людей из своего круга, создавая им имидж борцов с режимом.

Так, главным выразителем демократических идей стал высокономенклатурный коммунист Борис Ельцин, который публично критиковал Политбюро и представлялся жертвой режима, но в то же самое время оставался членом ЦК и советским министром. Другим “светочем демократии” стал Анатолий Собчак, который уже во время перестройки спешно вступил в партию, написав в заявлении: “Прошу принять меня в члены КПСС, потому что в решающее для партии и страны время хочу находиться в передовых рядах борцов за дело социализма и коммунизма”. Это не мешало ему числиться в рядах демократической оппозиции и наряду со многими другими коммунистами входить в Межрегиональную депутатскую группу. Еще один идеолог перестройки – секретарь ЦК и член Политбюро Александр Яковлев, один из организаторов судебного процесса по делу Синявского и Даниэля в 1965 году.

Таких публично оппонирующих режиму выходцев из власти или даже действующих функционеров в начале перестройки в оппозиции было много, а в конце – большинство. Осознав, что крушение коммунизма неизбежно, тысячи партаппаратчиков и политических ловкачей ринулись занимать ключевые позиции в протестном движении и добились в этом значительных успехов. Это привело к довольно быстрому сворачиванию демократических реформ и возрождению номенклатуры под новыми вывесками.

Комментарий: В данном случае старик Пинхусович, как ни странно, прав. Сегодня бывший единоросс, а ныне пламенный оппозиционер Геннадий Гудков уже нацелился на президентское кресло в 2018 году, видимо, воображая себя новым Борисом Ельциным. А дочь “светоча демократии” и крестного отца Путина в политике тоже вдруг стала оппозиционеркой и “светочем демократии”. Спасибо, проходили!

 
Статья прочитана 456 раз(a).
 

Еще из этой рубрики:

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Архивы

Наши партнеры

Читать нас

Связаться с нами

Наши контакты

Skype   rupolitika

ICQ       602434173